Жительницы Германии в ужасе от мигрантов: «Мы перестали носить мини-юбки»

Некогда спокойные немецкие провинции захлебываются от беженцев

12 января 2016 в 16:41, просмотров: 31612

Новогодние беспорядки в немецком Кельне всколыхнули всю Германию. Из самых разных концов страны стали появляться сообщения о разнузданном поведении приезжих.

«МК» поговорил с бывшими соотечественниками, живущими в Германии, и выяснил, как им живется теперь в некогда спокойных немецких городках.

Жительницы Германии в ужасе от мигрантов: «Мы перестали носить мини-юбки»
фото: flickr.com

Согласно официальным данным, в 2015 году в Германии зарегистрировано порядка 1,1 млн беженцев. И это далеко не окончательные цифры.

— Я со своей семьей живу в пригороде Гамбурга, в маленьком тихом поселке, — рассказывает 45-летний Сергей. — В нашем районе примерно 9500 человек, и здесь разместили уже 4 лагеря на 1100 беженцев. Еще один (на 4000 человек) будет построен в 2016-м. Итого получается на 9500 жителей больше 5000 беженцев. Но и это далеко не все. В радиусе 10 километров от моего дома расположены еще 13 лагерей на 4200 человек. И власти заявляют, что будет построено еще как минимум 3. Нам всем страшно!

Сергей рассказывает, что жизнь простых немцев с приходом беженцев очень сильно изменилась.

— У нас в городке всегда проходили различные традиционные праздники. История некоторых исчисляется столетиями. Теперь этих праздников просто нет! На том месте, где проходили мероприятия, стоит теперь лагерь! Но праздники — это еще, как говорится, полбеды. Около этого самого лагеря находится футбольное поле, на котором раньше наши дети целый день могли играть без наблюдения взрослых. Теперь это просто невозможно. Мы боимся за своих детей. Я не знаю ни одного человека, который радуется, что все эти люди появились в Германии. Многие устанавливают сигнализацию в домах. Мой отец поставил 2 камеры наблюдения (цена более €1000). Большая часть моих друзей купили газовые баллончики или газовые пистолеты. Любые разговоры кончаются в конце концов темой беженцев. Страх людей растет.

Похожая ситуация сейчас во многих небольших и некогда спокойных городках.

— Мы живем в 40 км от Карлсруэ в небольшой деревушке на 3000 человек. Мой муж немец, и мы женаты уже 20 лет. Есть 16-летняя дочь, — рассказала Эльвира Голикова, некогда жительница Омска. — Как и во всей Германии, у нас осенью состоялось городское собрание. Обсуждался вопрос, как мы будем селить беженцев и как помогать им. И сколько вообще мы можем их принять. Вопрос о том, принимать их или не принимать, вообще не стоял. В Германии очень жесткие законы относительно нетолерантности к лицам других национальностей. Так вот, на этом собрании единицы — в основном бывшие русские — посмели очень аккуратно высказаться против. Мол, не жирно ли этим беженцам по 40 евро в день (столько им платят в нашем округе), мы сами столько не зарабатываем, а если и зарабатываем, то отдаем с этих денег немаленькие налоги. Но такие высказывания были подняты на смех. Все немцы говорили о том, что беженцам из Сирии надо помогать, что у них на родине война и они несчастные и обездоленные.

фото: ru.wikipedia.org
Мэр Кёльна Генриетта Рекер порекомендовала не гулять в одиночку и держаться от незнакомцев «на расстоянии вытянутой руки», как это принято в восточных странах. После таких заявлений фрау Рекер подверглась жесткой критике.

Посовещавшись, люди решили, что могут принять в своем городке 500 человек. Под временный лагерь отдали огромный супермаркет строительных материалов. В огромном ангаре и оборудовали им вполне комфортное жилье — отдельные комнаты.

Эльвира рассказывает, что люди стали замечать, что многие товары в магазине испорчены — пачки печенья открыты, фрукты надкусаны, бутылки отпиты и т.д.

— Это очень возмущает всех. Ведь беженцам государство выплачивает неплохие деньги — около 1200 евро в месяц. Этого более чем достаточно на еду. Зачем же портить товары? Конечно, многие перестали приезжать в этот супермаркет. Мы с мужем теперь ездим в магазин за 70 километров от дома. Там нет приезжих и все спокойно. В нашем же городе по улицам теперь слоняются толпы мужчин-беженцев. Видно, что им абсолютно нечем заняться. Мы же, местные жители, теперь все больше сидим по домам и передвигаемся перебежками.

■ ■ ■

Судя по тому, что произошло в новогоднюю ночь в Кельне, не зря немцев напугал тот факт, что большинство беженцев — молодые мужчины.

— У меня лично вопрос один волнует: как они могли бросить детей, женщин, стариков там, где война? — возмущается 50-летняя Эмма, этническая немка, которая переехала в Германию с Поволжья. — Я живу в некогда благополучном Баден-Вюртемберге. Дочь знакомых моей кузины была жестоко изнасилована средь бела дня, врачам, чтобы спасти ей жизнь, пришлось удалить все женские внутренние органы, в полиции сказали родителям: огласке не предавать, спустить все на тормозах, ибо все равно сделать они ничего не могут, а волну среди народа поднимать не надо! Другой случай: у племянницы в школе, в 3-м классе, одна из учениц заявила, что святые воины тут и их прибудет еще больше, а вы все умрете, потому что не молитесь Аллаху.

Мне самой уже страшно днем по улице пройти, потому что беженцы ходят толпами, цепляются за руки, шастают по магазинам — многие берут что хотят и не платят, заявляя на кассе: «Меркель заплатит». А полиция абсолютно бездействует. Сколько у нас в городе беженцев, я не знаю. Они все прибывают и прибывают. Сначала под их лагерь отдали школьный спортзал, но теперь он переполнен, и их расселяют по домам и квартирам, перестраивают многие дома под общежития.

— Я живу в Кёльне, и то, что произошло в Новый год, возмутило, без преувеличения, весь город, — говорит 25-летняя Анжела Герхер. — А газеты и ТВ ничего не рассказывают про это, как будто ничего не было. Но правда выплыла наружу. Оказывается, многих женщин окружали (беженцы всегда держатся толпой) и лапали, плюс обворовывали. Страшно представить, что будет на карнавале, который традиционно длится больше недели (один из самых известных и популярных в Европе, да и во всем мире праздников. — «МК»). Знаю, что власти не намерены его отменять. Недавно я ехала в метро, и в наш вагон зашла толпа мигрантов. Они очень громко на своем языке говорили и прыгали с места на место, ходили прямо по сиденьям ногами. Парень, что сидел рядом, внаглую начал снимать меня на мобильник. Несмотря на то что они жутко шумели и вели себя непристойно, водитель поезда даже не вызвал полицию.

Женщины Германии стали одеваться более сдержанно. Теперь не увидишь никого в коротких юбках и декольте. Мало того, негласное распоряжение о дресс-коде появилось во многих образовательных учреждениях, где вместе с немецкими детьми теперь учатся и дети беженцев.

— Я работаю в детском садике, — рассказывает 35-летняя Александра Блосс. — Нас собрала директор и сказала, что теперь надо одеваться в глухую одежду, а шею закрывать платком. И это правильно, я считаю, так как дети беженцев — их у нас в заведении уже сейчас около 10 человек — становятся агрессивными при виде голых рук и декольте. По моим наблюдениям, молодые турчанки — а их много живет в нашем городке — с появлением беженцев стали одеваться более закрыто и даже носить платки на голове. А раньше они щеголяли в мини. Я, как и многие, никогда не была против беженцев. Но то, как они себя ведут, — это ужас. Как будто не они к нам в гости приехали, а мы к ним.



Партнеры