Журналисты раскопали новые подробности противостояния Ольги Миримской и ее бывшего мужа Николая Смирнова

Российские СМИ узнали подробности истории, достойной стать основой сценария для триллера и детектива одновременно

22 марта 2016 в 20:39, просмотров: 9767

Как ранее сообщали СМИ, такой историей может стать противостояние одной из богатейших в России предпринимательниц Ольги Миримской и суррогатной матери ее дочери, крымчанки Светланы Безпятой, за которой вроде как скрывается бывший муж Миримской Николай Смирнов, он же председатель совета директоров платежной системы «Золотая корона». В этой ситуации получается, что Безпятая выступает в роли марионетки, на которую падают все «шишки» судебного противостояния, комично настаивающей на своем непорочном зачатии.

Журналисты раскопали новые подробности противостояния Ольги Миримской и ее бывшего мужа Николая Смирнова
фото: Наталия Губернаторова

История началась с того, что два года назад Миримская и ее тогдашний муж — бизнесмен Николай Смирнов, решили родить ребенка через суррогатное материнство. Они обратились в московскую клинику «ДельтаМедКлиник», которая и подобрала им жительницу Крыма Светлану Безпятую. Крымчанка уже четырежды была суррогатной матерью и имела положительную репутацию. По словам врачей, она являлась профессионалом и сотрудничала на протяжении многих лет и «всегда хорошо беременела». Она же вынашивала ребенка для врача «ДельтаМедКлиник». Был у нее один «недостаток», она всегда хотела познакомиться с родителями ребенка но ранее никто на ее провокации не поддавался и врачи с родителями ребенка ее не знакомили.

Во время беременности Безпятая жила, по ее словам, «как принцесса». У нее было все самое лучшее. Все это, разумеется, за счет Миримской, пытавшейся сделать жизнь Светланы максимально комфортной и приятной.

фото: РИА Новости

Благими намерениями выстлана дорога в ад. Своей прислуге Светлана заявляла, что больше всего боится окончания «сказки», что в Крым она уже не вернется, этот ребенок «богачей» —«последний шанс» устроить собственную жизнь. Для нее это была последняя суррогатная беременность и попытка «подзаработать». Как известно, после 40 лет женщин уже не привлекают для суррогатного материнства. Одного миллиона рублей сурмаме показалось мало. Когда ей не удалось уговорить Миримскую, что после родов она будет находиться на обеспечении последней, она свой «шанс» не упустила. После родов она, неожиданно для Ольги Миримской, отказалась отдавать ребенка матери, заявив, что его родителями являются она и ее муж Андрей. А затем якобы передала за вознаграждение маленькую девочку уже бывшему мужу бизнесвумен, который вроде как согласился стать «одиноким отцом» и фиктивно оформить своего ребенка на суррогатных «родителей».

Сама Миримская рук не сложила и принялась через суды доказывать свою правоту. Несмотря на попытки главврача клиники «ДельтаМедКлиник» дать показания, что договора на суррогатное материнство не было, апелляционная инстанция Московского городского суда установила, что соглашение не только было заключено между Миримской, клиникой и Безпятой, но и исполнялось ими в полном объеме Позднее, в рамках борьбы с бывшей супругой, Николай Смирнов даже умудрился перетянуть на свою сторону клинику «ДельтаМедКлиник», чтобы иметь возможность «повернуть ход дела в свою пользу», но и это не помогло.

Смешнее оказалось то, что генетическая экспертиза показала, что родителями маленькой Сони супруги Безпятые не являются. Каким образом крымчанка родила генетически чужого ей ребенка без вмешательства врачей наука не объяснит. Как острят журналисты, «речь идет о втором непорочном зачатии».

Потерпев поражение в российских судах, Светлана Безпятая ударилась в бега. В настоящее время Генпрокуратура РФ обратилась в Интерпол, который начал ее поиски. По разным данным, она скрывается на Кипре, где ее «сказку» обеспечивает бывший муж Миримской . Куда эта «мать» дела ребенка — никто не знает. Ее муж, Андрей, который громко кричал о том, что он «настоящий отец», сбежал с Кипра на Украину и живет в Киеве, недосягаемый в настоящее время для российского правосудия. Он уже не вспоминает, что называл себя генетическим отцом чужого ребенка, и даже не обратился в полицию с заявлением об «исчезновении» жены и не предпринял попытки ее найти, может быть, потому, что ему известно, где его жена?



Партнеры