Смешанные браки — дело хорошее, но непростое

Откуда взялось негативное отношение многих россиян к межэтническим союзам

29 октября 2017 в 17:15, просмотров: 10909

Мэр Нью-Йорка Билл Де Блазио 8 ноября будет переизбран на очередной четырехлетний срок — несмотря на свою непопулярность среди многих жителей главного мегаполиса Америки. Непопулярность объясняется не только политическими взглядами — он ярый леволиберал, «прогрессист» с политкорректными закидонами, — но и тем, что он женат на негритянке. Это сильно огорчает некоторых людей, хотя они и не готовы в этом признаться.

Смешанные браки — дело хорошее, но непростое
фото: Алексей Меринов

...Много воды утекло с тех пор, как в 1958 году полиция арестовала жителей штата Вирджиния Ричарда Лавинга и Милдред Джитер. Их арестовали за то, что они сочетались браком — белый мужчина и черная женщина. В те годы Вирджиния была одним из 29 штатов США, где межрасовые браки были запрещены законом. Подобные браки в ту пору составляли, по статистике, 0,1% всех брачных союзов, заключавшихся в Америке.

Мэру Де Блазио и его чернокожей супруге Ширлейн Маккрэй арест, понятное дело, не грозит. Межрасовые браки были узаконены ровно полвека назад — в 1967 году, в эпоху предоставления цветным меньшинствам всей полноты гражданских прав. Но это не значит, что подобные браки в США стали распространенным явлением и что состоящие в них «разномастные» граждане идиллически в них сосуществуют.

Кое-кто может так подумать, постоянно видя в рекламных роликах на ТВ разнорасовых партнеров. Американские телеведущие — тоже все сплошь «разноцветные» пары. В кино постоянно присутствует межрасовое общение (и романтические отношения, и просто дружба). Но в жизни не так. Сегрегацию отменили давно, полстолетия назад, но она, исчезнув де-юре, живет и здравствует де-факто. Живут в основном белые среди белых, черные среди черных, индейцы среди индейцев и т.д. И браком сочетаются тоже чаще всего со своими.

Удельный вес «черно-белых» брачных союзов в США не дотягивает до 2% от общего числа заключаемых браков. Если посмотреть на статистику, включающую также другие расы и этнические группы, то под определение «смешанный брак» подпадает 15% всех бракосочетаний. Для сравнения: в 1980 году таковых было 6,7%. Прогресс налицо, но все же удельный вес этого явления в общем брачном котле невелик. Процент американцев, не видящих ничего плохого в межрасовой и межэтнической любви, в 80-е годы составлял примерно 50%, а сейчас превышает 80%. Но опять же: не возражать — еще не значит участвовать.

А как обстоит дело в России? Когда начинаешь искать статистику смешанных браков, видишь невероятный разнобой в данных — от 12% до 58%. Статистика межэтнических браков не ведется, отсутствие графы о национальности в паспорте и соответствующей графы при подаче заявления в загс делает сбор такой информации весьма трудным. Когда же все-таки пытаются собирать такую статистику, то делают это по-разному. Вот, например: считать ли межнациональным браком союз русского из России и русской женщины из Узбекистана? Или таковым можно считать только русско-узбекский брак, где одна из сторон принадлежит к русскому этносу, а другая — к узбекскому? А как быть с полукровками? Ну, и так далее.

Помню, я читал в 2012 году журналистское расследование «Росбалта», касавшееся Москвы и Санкт-Петербурга: коллеги попросили загсы двух столиц предоставить данные о межнациональных (международных) браках и разводах за последние 10 лет. «Главная неожиданность, — констатировал «Росбалт», — статистика показала, что, вопреки бытующим представлениям, количество межнациональных браков и в Москве, и в Санкт-Петербурге в течение последних лет снижается, а не растет».

Авторы проведенного исследования констатировали «абсолютное лидерство» российско-украинских браков (в Москве — 35,4%), а на втором и третьем местах оказались российско-молдавские (9,6%) и российско-армянские (8,5%) браки. Далее по убывающей шли браки с гражданами Узбекистана, Азербайджана, Беларуси, Таджикистана, Грузии — авторы отмечали, что «абсолютное большинство межнациональных браков заключается с гражданами бывших советских республик». Наиболее предпочитаемыми супругами из дальнего зарубежья были, в порядке убывания, турки, немцы, американцы, израильтяне, британцы, итальянцы.

Но более интересна другая статистика. По данным социологов, которые я видел в нескольких исследованиях, «за» и «против» межнациональных браков выступает примерно одинаковое число россиян — в диапазоне от 30% до 35%. Для сравнения: в Америке, как говорилось выше, сторонники имеют четырехкратный перевес над противниками.

Это мне кажется странным — по той причине, что на территории России сосуществование разных этносов является гораздо более давним, чем в Новом Свете, который пришельцы из Европы начали заселять только в XVI–XVII веках. Межнациональное общение на территории нынешней России также всегда было менее антагонистическим, чем в Америке, где белые вначале истребляли индейцев, потом завозили из Африки черных рабов для каторжного труда на плантациях, потом воевали друг с другом за колонии (Англия — с Францией и США, США — с Испанией и Мексикой и т.д.).

В России тоже было и насильственное присоединение славянских земель к Золотой Орде, и завоевание исконных земель финно-угорских, тюркских и прочих народов, и присоединение к Российской империи Северного Кавказа в результате затяжной Кавказской войны (1817–1864) и много-много других событий такого рода. Но... «татаро-монгольское иго» многие историки вообще берут в кавычки — русские княжества просто платили дань хану, но жили славяне свободно и с татарами сосуществовали двести лет в основном мирно. Межнациональные русско-татарские браки тогда были повседневным делом; среди прочих роднились между собой русские князья и татарские мурзы.

Великое княжество Литовское тоже не было «тюрьмой народов» для славян и других этносов, говорят историки (в это государство входили некоторые русские, украинские, белорусские земли и вместе с ними — литовские, латышские, эстонские, молдавские): оно было общим балтийско-славянским государством. Славянам никто не запрещал говорить на своем языке, исповедовать свою веру. Смешанные браки были обыденным явлением.

В более поздней дореволюционной России распространение смешанных браков ограничивали скорее религиозные и сословные различия, чем этнические. Но все равно — разные народы смешивались друг с другом, это неизбежно в рамках многонационального государства.

Откуда же взялось негативное — или как минимум настороженное — отношение многих сегодняшних россиян к смешанным бракам? Наверное, одна из причин — обилие межнациональных конфликтов (в разных формах, от бытовой неприязни до полномасштабных боевых действий) в постсоветский период. Началось это еще до распада СССР: как только ослабела «рука Москвы», тут же на поверхность вышли старые национальные обиды, началось сведение счетов между соседними народами.

Не буду перечислять кровопролитные конфликты на постсоветском пространстве — они всем хорошо известны. Скажу лишь, что они явно не содействовали толерантному отношению экс-советских народов к другим этносам — в том числе и в рамках межнациональных браков.

Еще одним ударом по дружбе народов, которую восхваляла советская пропаганда (и которая в определенной мере реально существовала), стала отмена института прописки. Раньше люди были привязаны к своим местам проживания, а теперь могут (если могут) покупать жилье хоть в Москве, хоть в Питере; процент «понаехавших» в крупные города резко увеличился — тут не нужна никакая статистика, каждый видит это невооруженным глазом. «Инородные» элементы с национальных окраин РФ и из ближнего зарубежья у многих «аборигенов» вызывают раздражение, поскольку приезжие увеличивают нагрузку на инфраструктуру, создают перенаселенность, а помимо этого — часто ведут себя не так, как это принято там, куда они приехали. Стрельба в воздух на свадьбах вольнолюбивых детей гор, сочетающихся браком в Москве, — всего лишь один, но весьма говорящий пример.

Межэтнические союзы считают благом не только социологи и политологи, но и очень многие рядовые граждане — особенно западных стран. Гипертрофированная политкорректность, доходящая до отрицания различий между полами в плане физических способностей, эмансипация вплоть до истребления всякой женской сути (нежности, ласки, сострадания, изящества и красоты) превратили очень многих западных женщин в малопривлекательные для западных мужчин существа. Американцы и европейцы нередко едут в Азию и Восточную Европу (в том числе и не в последнюю очередь — в Россию) в поисках женственных женщин, которых почти не осталось на Западе.

Но тут «интернационалистов» подстерегает одна серьезная опасность: культуры восточных и западных стран очень неодинаковы, и не всегда «импортная половинка» может притереться к новой стране, принять и усвоить ее обычаи, традиции, язык. Интересна статистика браков с иностранцами в мире: самый маленький показатель имеет Япония — 5%, а лидирует Кипр — почти 75%. Но та же Япония является лидером по межнациональным разводам: в Стране восходящего солнца распадается около 70% интернациональных союзов.

Статистика (хотя и разрозненная) свидетельствует: в России браки и разводы между представителями разных национальностей примерно соответствуют общему соотношению браков и разводов без учета национальности — сохраняется каждая вторая семья. Если сравнивать с Японией, можно сделать вывод, что у России больше общего в культурном плане со странами, откуда «импортируются» супруги.

...Вспомнился старый анекдот. Что такое рай? Это — английский дом, китайский повар, американская зарплата, русская жена. А что такое ад? Это — китайский дом, английский повар, русская зарплата, американская жена.

Вечерняя рассылка лучшего в «МК»: подпишитесь на наш Telegram-канал



Партнеры