Тень дурака: не превратить ли 1 апреля в день пранкера

Дипломатию будущего определяют фейк-новости

01.04.2018 в 14:57, просмотров: 3606

Пранкеры вошли в моду. Более того, они эту моду и определяют — и не только, к примеру, в шоу-бизнесе, но и зачастую в политике. А значит, это явление — пранк — заслуживает того, чтобы к нему приглядеться попристальнее. Современный пранк подразделяют на стили, очень похожие, если верить Википедии, на перечень жанров поп-музыки.

Тень дурака: не превратить ли 1 апреля в день пранкера
фото: Алексей Меринов

«Хард» (тяжелый) — цель: довести жертву до истерики. Характерно обилие нецензурных ругательств. Подвергается критике даже со стороны самих пранкеров.

«Лайт» (легкий) — цель: посмеяться вместе с жертвой, поговорить по душам. Пранкер обычно играет здесь более активную роль, чем в «хард»-пранке.

«Радиопранк» — звонок на радиостанцию, розыгрыш ведущих в прямом эфире (часто присутствует нецензурная лексика). Жертва радиопранка — «Эхо Москвы».

«Технопранк» — прокрутка записей фраз известных жертв другим жертвам. Грамотно выполненный технопранк дает впечатление речи живого человека. Известны случаи прокрутки нарезки тем же самым жертвам, чьи фразы и были записаны («зеркальный технопранк»). При успешном исполнении жертва даже не понимает, что ругается со своей собственной записью.

«Конференция» — соединение двух или более жертв в конференц-звонок. Предварительный дозвон одной из жертв позволяет сразу после соединения вызвать накал эмоций.

«Пранкмикс» — искусство, связанное с пранком. Наложение вырезанных фраз из пранков на какую-либо музыку — или чужую, или написанную самим бракёром.

Согласитесь, весьма похоже на какую-нибудь рок-энциклопедию. Не случайно, подобно самым знаменитым рокерам, некоторые популярные бракёры поднялись от банальных имитаторов голосов звезд в персоны самостоятельного и немалого значения. Шутка ли: даже лидеры государств втянуты в пранк-сюжеты. К примеру, в свое время первыми от лица канадского премьера поздравили Саркози с избранием в президенты Франции, пригласили в Канаду и получили согласие (!) канадские пранкеры.

Знаменитые Вован и Лексус от имени украинского президента Порошенко уговорили арестованную Савченко прекратить голодовку, «развели» Лукашенко, Коломойского. Их озорную беседу с Элтоном Джоном вынужден был продолжить президент Путин.

Их свежий пранк: дозвонились до представителя США при ООН Никки Хейли от лица польского премьера и наябедничали: Россия вмешалась на этот раз в дела страны Биномо, что где-то близ Вьетнама и южнее Китая. И записали ответ Никки Хейли: «Мы предупреждены об этом и очень пристально наблюдаем... И продолжим напоминать России ее место в мире».

Тут вспомнился Костик из бесподобного фильма «Покровские ворота», который посредством того же «орудия преступления» (телефона) выдавал своим подружкам: «Уезжаю. Найден скелет коня вещего Олега». И тоже слышал в ответ: «Да-да, я слыхала». Но Никки Хейли! Ведь подбирали же по всем Соединенным Штатам... Жгучая брюнетка, а впечатление такое, что пранкер ошибся номером и попал на победительницу «конкурса блондинок».

Постоянное совершенствование коллег Вована и столь же постоянная деградация коллег Псаки, похоже, приведет к ситуации, когда для защиты официальных лиц будут нанимать контрпранкеров (что-то вроде антиракет или программ антивирусов). Ситуация тягучей антиутопии почти по Оруэллу: 90% международных дипломатических разговоров — это пранкер «разводит», подлавливает, расставляет ловушки, а на том конце провода контрпранкер столь же внимательно разыгрывает свой гамбит. И к Оруэллу — нашего Николай Василича: «И тут сразу бракёры, бракёры, бракёры! 35 тысяч одних только пранкеров!»

А может быть, это не такая уж антиутопия? Запомнилось в новостях: «Британский пранкер Уба Батлер с помощью фейковых фотографий и отзывов превратил свой сарай в лучший ресторан Лондона. Зарегистрировал вымышленный ресторан The Shed at Dulwich на популярном тревел-ресурсе Trip Advisor».

В программах новостей Уба, усмехаясь, подносит к телекамере свой разрывающийся от заявок клиентов мобильник. Очередные жертвы мирового отупения умоляют: забронируйте нам столик, мы не представляем ни Лондон, ни жизнь вообще без посещения вашего ресторана. Уба: «Нет, у нас все расписано на шесть недель вперед».

Поверх сарайного видеоряда идет справка: «Раньше Батлер работал автором подставных статей. Решил проверить, можно ли сделать несуществующий ресторан одним из самых популярных в британской столице. Понадобились лишь фотографии еды и отзывы». Вроде тех, что и сам Уба писал, будучи рядовым копирайтер-негром.

Информационное зудение включается, как только поднимешь крышку-экран ноутбука: монотонный гимн Вельзевулу, «повелителю мух», демону рекламы. Только шлепки вроде батлеровского и взрезают этот зуд. Помогают стряхнуть гипноз…

Впрочем, попробую отстоять под напором копирайтеров и литературных негров нужность и настоящих писателей. Знаменитый британец Ивлин Во предугадал пранк. В романе «Мерзкая плоть» (1930) его герой Адам Саймз получил работу — колонку хроники в «Дэйли эксцесс» газетного магната лорда Мономарка:

«Рассудив, что публике, в сущности, безразлично, о ком читать, лишь бы насытить свой неуемный интерес к чужой жизни, он начал выдумывать людей. Выдумал скульптора Провна, сына польского шляхтича, поселил его под крышей Гровнер-хаус. Произведения его находятся исключительно в частных руках, созданы из пробки, эбонита и стали. Метрополитен-музей мечтает приобрести хоть одну скульптуру, но не может перебить предложения частных коллекционеров...»

И вскоре «ранние работы Провна» действительно хлынули из Варшавы на Бонд-стрит. Ивлин Во живописует абсурд и раскрывает саму технологию пранка. Его Адам придумывает целый ряд «блестящих» людей, каждого сначала мельком упоминая среди других, реально существующих, а потом, дав привыкнуть читателю, ставит в центр сюжетов. Самым значительным его творением стала светская львица «миссис Квест»: смуглая, стройная, «с непринужденной грацией спортсменки». Кружок Квест, самый сплоченный и блестящий в Европе, «сделался олицетворением недоступности — конечной цели всех светских честолюбцев». В результате, зайдя в магазин, герой Ивлина Во видит на стульях, подзеркальниках множество шляпных картонок с карточками: «Для отправки миссис Квест».

Тут уместно процитировать другой роман Ивлина Во «Сенсация» (1938). Там опытный репортер поучает новичка: «Запомни: новости — это то, что хочет читать человек, которого на самом деле ничего не интересует».

Такие новости и создают в современном мире «гибридные бракёры». Признаюсь, это словосочетание — моя фантазия, пока неофициальный жанр пранка. Наблюдая информационные баталии последних лет, я вывел закон: смесь правды и вымысла действует сильнее, чем чистый вымысел или чистая правда.

Раньше был такой термин — «газетная утка». Теперь его начисто забили новые понятия: «фейк», «пранк». И это все не шутки. Евросоюз даже выделил глобальное направление своей политики — борьба с фейками. Старым добрым «уткам» такая честь и не снилась. Будут подбирать фейкам эмблему, символ — посоветовал бы им фото генерала Пауэлла на трибуне ООН и пробирку «с белым порошком», с которого в свое время началась война на Ближнем Востоке. А в качестве саундтрека — песню Гребенщикова: «Но в кокаине было десять грамм зубного порошка».

Со временем можно и профессиональный праздник основать — День пранкера. Может, они и сейчас свой профессиональный праздник отмечают? Например, 24 октября — в День подразделений специального назначения. Или 1 апреля — в День дурака. Если так, то с прошедшим праздником, ребята!



Партнеры