Худая и еще худее

Модель русской революции: тощие останутся без работы?

26 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 2334
  Российский модельный бизнес начинает лихорадить. Он разделился на два противоположных и даже враждебных лагеря. Еще бы, ведь на карту поставлен самый что ни на есть современный идеал красоты — женская худосочная фигура. С одной стороны баррикад — сторонники здорового образа жизни моделей, которые выступают против худобы, пытаясь спасти многих несчастных топ-моделей, истязающих себя диетами, от верной гибели. С другой — сами модели-худышки и их менеджеры, которые не хотят занижать планку. “МК” попытался разобраться в данном споре медико-эстетического характера, опросив дизайнера одежды, менеджера модельного агентства, а также самих моделей.
     
     “Я 10 лет на подиуме, вешу на 25 кг меньше нормы и не собираюсь поправляться”, — заявила “МК” действующая модель одного из самых известных столичных домов моды Екатерина. И ей вторит большинство коллег. “Тем, кто не хочет покорять Запад, конечно, волноваться незачем, но топ-моделям с далеко идущими планами подгонять себя под новые мерки красоты придется”, — отвечают своим подопечным отечественные дизайнеры. Ведь в высоком обществе надо вести себя прилично, не нарушая общепринятых законов!
     А из-за чего, собственно, разгорелся сыр-бор? Оказывается, кашу заварили правительства нескольких европейских государств, утвердив закон, который не позволяет теперь выходить на подиум слишком худым красоткам. Итак, модельному бизнесу, в том числе и российскому, просто встряхнули мозги и поставили их на место.
     Первыми шок от нововведения испытали манекенщицы, участвовавшие в шоу “Неделя моды” в Рио-де-Жанейро. Организаторы запретили выходить на подиум слишком худым моделям. “Идите, поешьте получше, наберите нужный вес, потом приходите”, — напутствовали их злорадные доктора. Кто бы мог еще совсем недавно подумать, что в модельном кастинге будут участвовать врачи? А куда деваться? Две смерти, одна за одной постигшие манекенщиц в результате анорексии, это уже не шутки. Как сообщалось, в августе 2006-го на Неделе моды в Монтевидео неожиданно скончалась одна из самых знаменитых моделей Уругвая — 22-летняя Луисель Рамос. У девушки остановилось сердце. Еще бы, ведь долгое время она питалась только салатом и диетической газировкой. Не намного калорийней была диета у другой жертвы моды — 21-летней гражданки Бразилии Аны Каролины Рестон. Красавица поддерживала в себе жизнь исключительно помидорами и яблоками и при довольно высоком росте весила всего 40 килограммов. После очередных съемок у девушки отказали почки, и в ноябре она скончалась.
     Правительства многих европейских стран серьезно отреагировали на эти случаи и издали соответствующие распоряжения о запрете на излишнюю худобу на подиумах. Америка пока только раздумывает. На днях член городского совета Нью-Йорка Гейл Брюэр выступила с предложением ввести запрет на участие в показах мод тех девушек, чей индекс массы тела ниже 18,5 пункта. У модели ростом 175 см индекс 18,5 пункта будет при массе тела не менее 56,5 кг, однако на практике вес девушек не превышает 52 килограммов. По мнению Брюэр, модели должны разбираться в здоровом питании, а дизайнеры — поощрять здоровый образ жизни. “Мы хотим, чтобы модельеры предлагали одежду, сообразуясь с реальными фигурами женщин. И, безусловно, мы против того, чтобы в модельном бизнесе работали люди моложе 16 лет”, — заявила Брюэр.
     Наших дизайнеров и менеджеров модельных агентств эта информация тоже не оставила равнодушными. Причем мнения представителей отечественного модельного бизнеса разделились. Вот что поведала нам глава столичного дома моды Наталья НАФТАЛИЕВА.
     — Я только приветствую сложившуюся в последнее время тенденцию. Квоты на вес должны быть введены обязательно. Изматывающий график работы моделей, строжайшие диеты одних доводят до анорексии, других — до злоупотребления наркотиками (7 февраля от них скончалась американская фотомодель Николь Смит. — Н.В.), третьих — до тяжелых онкологических заболеваний. Раком, кстати, больна одна из российских моделей. Ее имени я назвать не могу по этическим соображениям. Скажу лишь, что еще совсем недавно она пользовалась бешеным спросом у западных модельных агентств.
     — Что же, по-вашему, стало причиной появления моды на худобу?
     — Эта тенденция зародилась еще в начале века. Помните первые фотографии моделей? Со снимков смотрели этакие пышечки. На самом же деле это были нормальные стройные барышни, а лишние 7—9 кг им прибавляла фотокамера. Есть у этого коварного аппарата такая особенность. Соответственно, профессионалы от моды сделали вывод — чтобы на фото девушка смотрелась идеально, в жизни она должна быть худышкой.
     — Но ведь стройность стройности рознь. На показах мод 50—60-х годов все-таки еще царствовали женские формы. Сегодня же многих топ-моделей очень трудно отличить от юношей. Некоторые считают это последствием влияния гей-культуры.
     — И это подтверждают даже психологи.
     — И чем же они это объясняют?
     — Сначала расскажу о научной версии зарождения гей-культуры. Во многих современных мультфильмах десятилетиями культивировался недостижимый в обычной жизни идеал женщины. Взять хотя бы японскую анимацию. Все девушки там нереально хрупкие и воздушные, поди найди такую в жизни. Но сердцу ведь не объяснишь, что это всего лишь блеф мультипликаторов. Взрослея, некоторые особо мечтательные мальчишки продолжали искать подобных “суперкрасавиц” в жизни. Девушек с выделяющимися формами они начисто отметали, те подходили только на образ матери. В итоге, так и не найдя “бестелесный” идеал, они переключали внимание на... представителей своего пола. Но некоторые из подросших мальчиков-мечтателей стали великими дизайнерами и все-таки осуществили свою детскую мечту. Их Галатеей стала изможденная голодом топ-модель. Вот такая вот подоплека существует в моде на унисекс.
     Так что хочу посоветовать мамам маленьких мальчиков — более тщательно выбирайте репертуар мультиков для своих малышей, — призывает Наталья Нафталиева, — ограждайте их от нереальных красавиц. Кстати, во многих странах невероятно популярны именно российские классические мультфильмы, такие, как “Гуси-лебеди”, “Снежная королева”, “Чебурашка и крокодил Гена”, “Ежик в тумане”. Два последних в Японии вообще включены в государственную программу обучения подрастающего поколения.
     — Итак, на каком же стандарте красоты (в килограммах) мы на сегодня остановимся?
     — Вообще сценический стандарт высчитывается следующим образом. От величины роста отнимается индекс 120. То есть при росте 170 см модель должна весить 50 кг, при 175 см — 55 кг. Но в принципе ни один дизайнер строго не придерживается этого стандарта. Главное, по крайне мере для меня, чтобы модель была гармоничной, обладала определенной харизмой.
     А вот мнение менеджера модельного агентства Славы Зайцева Екатерины ПАНТЕЛЕЕВОЙ:
     — Выход на подиум по медицинской справке — это бессмыслица! Многие худые девушки являются таковыми в силу своей конституции, и для них будет неестественным как раз таки прибавлять в весе. Я бы предложила не отсеивать девушек с лишними килограммами, а просто требовать справку от врача, свидетельствующую о том, что у пациентки нет анорексии.
     
     Интересный факт!
     По данным Всемирной организации здравоохранения, вес тела с индексом ниже 18 (рост минус 118) считается опасным для здоровья.
     
     Интересный факт!
     Оригинальный способ борьбы с чрезмерной худобой изобрели власти Бразилии. Там штрафуют владельцев магазинов, если в ассортименте нет одежды больших размеров.
     
     Формулы сценической красоты (стандарты веса)
     Новый европейский стандарт рост минус 118
     Американский (готовится к утверждению) рост минус 118,5
     Российский (старый) рост минус 120
     медицинская норма — от 18 до 20 лет: рост минус 115
     от 20 лет и старше: рост минус 105

СОГЛАСНЫ ЛИ ВЫ С ВВЕДЕНИЕМ ЗАПРЕТА НА ИЗЛИШНЮЮ ХУДОБУ МОДЕЛЕЙ?
Этот вопрос мы задали трем российским моделям.

     Елена ЛАДОНКИНА — исполнительница роли грации в ролике, рекламирующем мягкое масло (рост 176 см, вес 56 кг):
     — Я согласна с введенными ограничениями. Поскольку я сама доктор по образованию, я выступаю за здоровый образ жизни и считаю, что пропагандировать анорексию ни к чему. Хотя во всем должна быть мера. На мой взгляд, последние ролики марки мыла “Дав”, для которых специально подобрали немного обрюзгших женщин, это уже перебор.
     
     Анна ГОЛОВАНОВА — модель дома моды Натальи Нафталиевой (рост 178 см, вес 52 кг):
     — Мой вес не дотягивает до новых европейских норм 7 кг. Да, я худая, но при этом чувствую себя великолепно, завтракаю, обедаю и ужинаю, как все нормальные люди. К тому же у меня есть ребенок, которому сейчас 3,5 года. То есть, как видите, с репродуктивной функцией у меня тоже все в порядке. Ну и как я могу при всем этом поддерживать какие-то введенные нормы? Я против. Нельзя всех стричь под одну гребенку.
     
     Алма ЕРЖАНОВА — лицо немецкой косметической фирмы Glissolide, исполнительница роли телохранительницы в сериале “Дорогая Маша Березина” (рост 179 см, вес 53—54 кг):
     — Я против запрета на худобу. При своих параметрах я тоже считаюсь худой, но ничуть не страдаю от этого. Я не сижу ни на какой диете, кроме соблюдения мусульманского поста. И если новый европейский закон не будет проводить грань между красивой худобой и настоящей анорексией (когда выделяются очертания черепа — это, конечно уже слишком), то это будет несправедливо по отношению ко мне и таким, как я.
     
     Комментарий специалиста ЦНИИ швейной промышленности Светланы ЛОПАНДИНОЙ:
     — В нашем институте есть лаборатория, которая разрабатывает типовую классификацию женских фигур. Так вот, средними показателями у россиянок являются: рост 164 см при обхвате груди 92—96 см. Естественно, длинноногие худые модели сюда никак не вписываются. Их очень мало, и мы просто не разрабатываем на них отдельных лекал. Это значит, что в магазине, где продается российская фабричная одежда, они вряд ли смогут подобрать для себя наряд.


    Партнеры