У москвичей отбирают квартиры в кредит

Чтобы лишиться жилья, достаточно просто прийти в банк

27 апреля 2008 в 17:10, просмотров: 3759

ДЕЛО МУХТАШЕВА: занял $30 тысяч — “задолжал” $150 тысяч

В феврале 2003 года Джавхар Мухташев обратился в Кредитсоюзкомбанк за получением кредита в 30 тысяч долларов сроком на полгода. Гражданин России, уроженец Таджикистана Мухташев имеет два высших образования, в том числе и диплом экономиста. В середине девяностых годов Мухташев был представителем премьер-министра Республики Таджикистан в России, потом занялся оптовой торговлей. Вот почему в один прекрасный день ему понадобились деньги. И он решил обратиться в банк и взять кредит под залог своей квартиры. А жил Мухташев, между прочим, в доме 26 по Рублевскому шоссе. Квартира хоть по нынешним временам и небольшая, а дом-то элитный, и просто так попасть туда было невозможно: забор, охрана и все такое. А так как московское жилье — товар ходовой, а элитное жилье — просто мечта, Мухташев не сомневался в том, что под залог такой квартиры кредит ему удастся получить без всяких затруднений.

О Кредитсоюзкомбанке Мухташев узнал из Интернета. Навел справки. Банк вроде солидный, работает давно. И вот Мухташев приходит в банк. Его не насторожило то, что попасть туда просто так невозможно. Сначала пришлось позвонить, записаться на прием, потом назвать охраннику, отвечающему из-за запертой двери, свою фамилию, после чего дверь открылась. Получается, человеку с улицы вход заказан, хотя вроде бы любой банк заинтересован в каждом клиенте. Чудно! Но Мухташеву позарез нужны были деньги, и он на эти мелочи внимания не обратил. Встретил его начальник отдела кредитования С.А.Калинин. Он объяснил, какие понадобятся документы. Через несколько дней оценщик банка побывал в квартире Мухташева. Затем Мухташеву позвонили и сообщили, что готовы выдать кредит.

И тут выясняется, что для совершения сделки требуются оригиналы документов на квартиру. А что? Правильно. Какой же банк выдаст деньги просто так? Но Мухташеву сказали, что документы останутся в банке до того дня, когда он вернет последний доллар. А зачем? Другие банки подобных требований не предъявляют: ведь собственником квартиры остается Мухташев, поэтому и документы должны храниться у него. Но Мухташева и это не насторожило. А позже выяснилось, что, кроме того, он должен подписать и доверенность на квартиру на имя сотрудника банка Калинина. Нотариус О.Ю.Виноградова успокоила Мухташева: мол, не волнуйтесь, это общепринятая практика. С квартирой ничего не случится, простая формальность.

Интересная деталь: Мухташев подписал необычную доверенность. В силу она вступала не сразу, а через определенное время. Батюшки, а это зачем? Скоро узнаете. А в тот день Мухташев этого не знал и считал, что так и должно быть. Банк-то солидный, тем более и расписку дали.

* * *

И вот Мухташев начинает выплачивать кредит. Тут самое время рассказать, что и кредит-то не простой. По условиям банка ежемесячно выплачиваются только проценты и лишь в самом конце — основная сумма кредита. Странно, да? Ведь банк заинтересован в том, чтобы кредит с процентами был возвращен. Именно поэтому банки, как правило, выдают кредиты на других условиях: человек ежемесячно выплачивает и часть основной суммы, и проценты. Таким образом к концу срока кредит полностью возвращается. А тут выходит, что способ погашения кредита как будто подталкивает к нарушению договора: ведь выплачивать ежемесячно небольшие деньги куда проще, чем в конце мучительного пути собрать сразу основную сумму. Для чего это банку? Мухташев и этому не придал значения. Каждый месяц он приезжал в банк и вносил 612 долларов. Так продолжалось полгода. В августе договор был продлен еще на полгода. Мухташев продолжает платить деньги, но однажды случается сбой: он задолжал за два месяца. А за просрочку — штраф. Ни много ни мало — 1% в день, что с учетом “набегания процента на процент” в результате составляет без малого 400% годовых. И вот в феврале 2004 года Мухташев решил погасить кредит. Одолжил у друзей 30 тысяч долларов и поехал в банк.

Его направили к С.В.Эйхгорну. Тот, выслушав Мухташева, пригласил сотрудницу банка Аллу Лосеву, чтобы она произвела окончательный расчет. Лосева принесла клочок бумаги, на котором значилась лишь астрономическая сумма задолженности — 52 тысячи долларов. И больше ничего. Шокированный Мухташев попросил приостановить выплату процентов и продлить договор. 13 февраля 2004 года Мухташев снова приехал в банк, и Эйхгорн сказал, что для продления договора банку требуются дополнительные документы. У нотариуса Виноградовой оформили новую доверенность на квартиру — на имя Калинина. Виноградова и Эйхгорн в очередной раз успокоили Мухташева, сославшись на то, что это обычная практика банка. А кроме того, от Мухташева потребовали доверенность на право распоряжения расчетным счетом на имя некоего сотрудника Честнова. А это-то зачем? Что поделаешь: такие у банка условия, посетовал Эйхгорн.

Договор продлили. Мухташев продолжал выплачивать деньги. И снова случился сбой: два месяца просрочки. 8 октября 2004 года Мухташев приезжает в банк с просьбой не начислять проценты по кредиту, поскольку в конце месяца ему привезут деньги для погашения задолженности. Эйхгорн попросил написать заявление на имя управляющей банком Л.Ф.Петрожицкой. При этом Эйхгорн сообщил Мухташеву, что его задолженность выросла до 70 тысяч долларов. Услышав эту новость, Мухташев потерял дар речи, оставил заявление и уехал.

Хотелось бы мне знать, что было бы с вами, если бы, спустившись утром за газетой, вы обнаружили в почтовом ящике квитанцию, из которой следовало, что собственником вашей квартиры является другой человек. Остается только догадываться, что почувствовал Мухташев, обнаружив у себя в ящике такую квитанцию. Оказывается, хозяином его квартиры с некоторых пор является Станислав Эйхгорн. Мухташев бросился к телефону и позвонил в банк. Там ему сказали: приезжайте через неделю.

20 июля 2005 года Мухташев полетел в банк. Часа через два Мухташева пригласили в кабинет. Там его встретили Калинин и Эйхгорн, которые объяснили незадачливому заемщику, что теперь его задолженность составляет уже 150 тысяч долларов, и по этой причине квартира переоформлена на Эйхгорна. Все по-честному. Если он хочет вернуть свою квартиру, нужно принести эти деньги.

Вы ни за что не догадаетесь, почему Мухташев так долго маялся в банке. И он не догадывался, пока не подъехал к своему дому. Охрана не пустила его: оказалось, как только он уехал, появился некий Константинов, предъявивший документы, согласно которым собственником квартиры Мухташева значился Эйхгорн. Константинов вызвал сотрудников службы, которая взломала дверь и сменила замки. Вот зачем аферистам понадобилось разыграть сцену долгого ожидания. А что, пока взломаешь, пока вставишь новый замок — три часа пролетят незаметно.

Больше Мухташеву в свою квартиру попасть не довелось. Все его вещи, включая документы, ценные вещи, одежду и даже семейные фотографии, поступили в распоряжение новоявленного собственника.

* * *

Началось хождение по мукам. Мухташев бросился искать защиты в суде. Кунцевский суд наложил арест на квартиру и начал рассматривать дело о признании сделки недействительной. Так выяснилось, что на самом деле произошло. Согласно документам, еще 4 октября 2004 года квартира была продана Эйхгорну за 12 тысяч долларов. И это при рыночной стоимости более 200 тысяч долларов. Кто этот благородный продавец?

Знакомьтесь: Борис Юрьевич Константинов, судя по всему, добрейшей души человек. Кто он? Ближайший родственник Мухташева? Да, родственник. Но не Мухташева. Оказалось, что Константинов — двоюродный брат сотрудника банка Калинина. Вот для чего понадобилась доверенность на квартиру: с ее помощью Калинин передоверил свои права Константинову, а тот переоформил квартиру на Эйхгорна.

А что стало с кредитом? Ведь до его погашения квартира находится в залоге у банка — ее нельзя ни продать, ни проиграть, ни подарить. В суде выяснилось, что Мухташев, оказывается, расплатился с банком еще 29 сентября 2004 года, и сумма задолженности составляла всего 33 500 долларов, а вовсе не 70 и уж тем более не 150 тысяч долларов. Кто же тот добрый человек, который выплатил кредит за Мухташева? Мир не без добрых людей: Александр Викторович Честнов. Кто это? В глаза его никто не видел, но фамилия как будто знакома. Да, точно. Это же на его имя Эйхгорн попросил оформить доверенность на право распоряжения счетом Мухташева.

Вспомнили? А кто же дал деньги? Угадали? В роли мецената выступил Станислав Вадимович Эйхгорн. И пока Мухташев ходил в банк, писал заявления, добрые люди выплатили за него кредит и освободили от квартиры.

А что же суд? 13.10.2006 г. Кунцевский суд отказал Мухташеву в удовлетворении иска. Судья Детишин выяснил, что доверенность была выдана Мухташевым добровольно. Ножом никто не угрожал и утюгом не пытал. А раз так, и говорить не о чем. Цену квартиры суд установил на основании свидетельских показаний продавца Константинова. Это, пожалуй, новое слово в юриспруденции. Выходит, никакие документальные доказательства отныне не требуются. Договоры, расписки — забудьте о них, достаточно показаний человека, который честно расскажет суду, за сколько он купил или продал квартиру. Правда, без внимания остался один пустяк: а почему Мухташев не получил деньги? Как следует из решения суда, Мухташев не доказал, что он их не получил.

Наверное, судья до последнего надеялся, что потерпевший принесет справку от аферистов о том, что они его облапошили. А на нет и суда нет. Ура! Сделка состоялась.

ДЕЛО ВОЛОКИТИНОЙ: заняла $13 тысяч — и стала бомжем

Поверить в то, что я рассказала, трудно. В первую очередь потому, что речь идет о банке, который работает уже 14 лет. Офис банка находится в центре Москвы и производит чрезвычайно респектабельное впечатление.

Но есть документы. Они — беспристрастные свидетели. Одним из них стал приговор по делу другой жертвы банковских мошенников, Анны Волокитиной.

История Волокитиной началась в том же 2003 году. У нее, матери ребенка-инвалида, была квартира в Южном округе. Эту квартиру она купила, заняв часть денег у знакомых. Чтобы не обременять их, вскоре Волокитина решила занять в банке 13 тысяч долларов и расплатиться с долгами. Объявление нашла в Интернете. В банке ее встретил Эйхгорн. При оформлении договора у нотариуса Эйхгорн как бы между прочим упомянул о том, что потребуется доверенность на квартиру. Это условие банка, обычная практика, успокаивали ее Эйхгорн, Калинин и Виноградова. Доверенность оформили на Калинина. Как и в случае с Мухташевым, доверенность вступала в силу не сразу.

В феврале 2006 года Волокитина полностью расплатилась за кредит. Но документы на квартиру ей не вернули. Из протокола допроса потерпевшей А.Волокитиной: “Я сразу же обратилась к Калинину с требованием о возврате выданной ему доверенности… Он сказал, что доверенность нужна для отмены залоговых обязательств по кредиту. Потом я несколько раз пыталась забрать доверенность, на что то Эйхгорн, то Калинин сообщали, что доверенность на регистрации, еще не пришли документы из БТИ и т.п.”. А через пять месяцев выяснилось, что в результате волшебных превращений квартира сначала перешла в собственность Эйхгорна, а спустя несколько недель он продал ее ничего не подозревавшим людям.

А Волокитина оказалась с ребенком-инвалидом на улице. В сентябре 2006 года по факту хищения квартиры Волокитиной в отношении Эйхгорна и Калинина было возбуждено уголовное дело. Поручили его следователю Лыкову (СУ при УВД ЮАО). Вот повезло! Нечасто удается поймать за руку таких мошенников. Калинина взяли под стражу. И тут еще одна удача: в Западном округе наконец возбудили дело по хищению квартиры Мухташева. Дела объединили. Лыков предъявил начальству длинный список следственных действий, которые предстояло провести по эпизоду Мухташева, и следствие продлили. Проходит два с половиной месяца. И вдруг Лыков прекращает следствие по эпизоду Мухташева, как говорится, с особым цинизмом — не выполнив намеченных следственных действий.

Почему? Так ведь есть решение Кунцевского суда, который отказался признать “благотворительную” сделку с квартирой Мухташева недействительной. Чудны дела твои, Фемида. Ведь простому гражданину невдомек, что решение суда по гражданскому делу — не Библия для следствия. А вот приговор по уголовному делу обязателен для гражданского суда. Но смешнее всего даже не это: уголовное дело о хищении квартиры Мухташева возбудили спустя несколько месяцев после решения гражданского суда. И в Южном округе прекрасно об этом знали.

Но и это не все. Позже выяснилось, что добрый Лыков прекратил и уголовное преследование Эйхгорна. Вот просто взял и прекратил. Но узнали об этом гораздо позже — уже в Симоновском суде, куда спустя год наконец было направлено дело Волокитиной.

Судья И.Орешкина долго не могла взять в толк, что за благодать снизошла на Эйхгорна. Из приговора Симоновского суда от 27.02.2008 г. по обвинению Калинина в хищении квартиры Волокитиной: “В результате данной сделки Калинин и Эйхгорн получили денежные средства. Потерпевшая Волокитина намерений продавать квартиру не имела и денежных средств ни от Калинина, ни от Эйхгорна не получила…

Однако суд не может рассматривать Эйхгорна как соучастника преступления, поскольку в отношении его вынесено постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием достаточных доказательств” (выделено автором). Вдохновленный Эйхгорн выступил в суде в амплуа оскорбленной невинности. Он заявил, что вовсе не является сотрудником банка, а просто работает там с клиентами. Что правда, то правда. С клиентами он работал не покладая рук. Ему предъявили справку Пенсионного фонда о том, что банк вносил на его имя взносы, и значит, он был сотрудником этого банка. Эйхгорн невозмутимо ответил: “Я думаю, что банк просто списывал какие-то деньги…” Отмывал, что ли?

Калинина приговорили к 5 годам лишения свободы. Показания “свидетеля” Эйхгорна суд расценил “как желание снять с себя ответственность, переложив основной груз вины на Калинина”. Но стараниями следователя Лыкова привлечь Эйхгорна к ответственности оказалось невозможно.

Другие эпизоды

Истинный масштаб мошеннической деятельности доподлинно неизвестен. Супруги Лаптевы пришли в банк в 2002 году. Схема знакомая: заключили договор, получили 15 500 долларов, ясное дело, подписали доверенность на имя Калинина. Кредит выплатили 5 ноября 2003 года. За документами попросили приехать 10 ноября.

Лаптевы приехали в банк, их пригласили в кабинет Калинина и сказали, что их квартира переоформлена на другое лицо. Лаптевы воскликнули: на каком основании? Ответ был краток: на основании доверенности, которую вы подписали при заключении договора. И это была истинная правда. А кто же стал новым владельцем квартиры? Не угадали! Не Эйхгорн, а его жена Екатерина Шишкина. Спустя каких-нибудь 3 года ГСУ при ГУВД Москвы возбудило уголовное дело, которое плавно спикировало в районный отдел, где почему-то было приостановлено.

Как и Мухташев, Лаптевы предъявили Эйхгорну, Калинину и банку иск о признании сделки недействительной. Зюзинский суд трижды рассматривал это заколдованное дело. И наконец в марте 2008 года Мосгорсуд утвердил решение суда, признавшего сделку с квартирой Лаптевых недействительной.

Максим Валерьевич Барбашов обратился в АКБ “Кредитсоюзкомбанк” за кредитом под залог двух квартир в 2003 году. Как следует из его заявления в следственный комитет ЮЗАО, в обеспечение кредита квартиры были оформлены в собственность Калинина. Барбашова это не насторожило, поскольку по условиям договора он с семьей продолжал жить дома. 4 года он исправно вносил деньги на погашение кредита. А в октябре 2007 года к Барбашовым пришли неизвестные люди и сообщили, что Эйхгорн продал им квартиры Барбашовых за 500 тысяч долларов. Если Барбашов с тремя детьми хочет остаться здесь, это можно устроить — давайте 600 тысяч долларов, и дело в шляпе. При чем же здесь Эйхгорн? Ну как же! Калинин переоформил собственность Барбашовых на жену Эйхгорна, а муж и жена — одна сатана. Постарайтесь представить себе этот сюрреалистический сюжет: люди 4 года выплачивали кредит, а теперь в Гагаринском суде слушается дело об их выселении. Ну правильно. По документам-то это чужая собственность…

* * *

Не сомневаюсь в том, что первая мысль, которая придет в голову читателю, — какие чудаки живут рядом с нами. Действительно, взрослые люди приходят в банк, не задумываясь подписывают документы и в результате теряют все. Кто виноват?

Да, легкомыслие наших героев изумляет. Но это не преступление. Кроме того, легко быть умным, сидя в кресле. А в банке с нашими героями работали знатоки своего дела. И тут пора вспомнить о диковинной схеме мошенничества.

Мозаика из фамилий, от которой рябит в глазах. Все квартиры похищены при схожих обстоятельствах: при помощи доверенностей они передавались по цепочке, звеньями которой были Эйхгорн, Калинин, Константинов, Честнов, нотариус Виноградова и др.

Повторяю, легкомыслие — да. Но за это не наказывают. Зато в Уголовном кодексе РФ  есть ст. 159 (мошенничество), которая предусматривает лишение свободы на срок до 10 лет и ст. 210 (преступное сообщество)  — по ней можно схлопотать 20 лет.

И, наконец, жгучий вопрос: почему же все это время так странно вели себя органы правосудия? Дела вроде возбуждали, но участь их была предрешена — попасть под сукно и там сгинуть. Лаптевым понадобилось пять лет, чтобы достучаться до суда. Им пришлось переехать в Калужскую область. Волокитина оказалась в Петербурге, Мухташев три года скитается по друзьям, а Барбашовы готовятся к выселению…

Почему странные манипуляции с квартирами клиентов одного и того же банка, осуществленные по одной и той же схеме, с участием одних и тех же фигурантов, не стали предметом пристального внимания? Тем более, что приговором Симоновского суда установлено, что квартиры Лаптевой, Мухташева и Барбашева были похищены по той же схеме, что и квартира Волокитиной. Почему все эти дела не соединены? Неужели следователи разучились работать? Верится с трудом. Не объединялись дела, надо думать, потому, что по отдельности их проще заволокитить и в конце концов похоронить. И кроме того, известно, один преступник — это случайность, а преступное сообщество — это система. И “стоит” это куда дороже, чем сольное выступление.

Может, не хватает доказательств? Очень даже хватает. В одном Западном округе их набралось на несколько томов. И что же? Почему же дело не передается в суд? Возможно, ответ убедительнее всего прозвучит из уст главного фигуранта грандиозной аферы Эйхгорна. 1 апреля адвокат Мухташева А.Демин подал заявление в УВД ЗАО. Из него следует, что в этот день ему позвонил Эйхгорн и предложил отличную сделку: вернуть квартиру Мухташева за половину рыночной цены. При этом он искренне пожаловался Демину, что ему надоело кормить дармоедов, которые решают его вопросы в правоохранительных органах. Так и было сказано: дешевле с вами договориться, чем на них тратиться. Адвокат ответил отказом. Эйхгорн предложил хорошо подумать, чтобы, не дай бог, не начались проблемы со здоровьем...

Понятно? Надоело кормить дармоедов. А если так, все становится на свои места. Работать следователи не разучились, но решения принимают в других кабинетах. И если Эйхгорн до сих пор числится в свидетелях, значит, так надо. Только не Мухташеву и не Волокитиной с Лаптевыми, не Барбашовым и тем бедолагам, о которых мы пока не знаем. Ведь об истинном масштабе мошеннической деятельности можно только догадываться. Так кому надо?

Ответ на этот вопрос нужен не только потерпевшим, но и нам всем. Ведь банк продолжает работать, в Интернете висят объявления о предоставлении кредитов под залог недвижимости. И, может быть, в тот момент, когда я пишу эти заметки, новая жертва пишет доверенность, а Эйхгорн оформляет очередную квартиру… Прошу Генеральную прокуратуру считать эту публикацию официальным обращением.

ВСЕХ ПОСТРАДАВШИХ ОТ ДЕЙСТВИЙ АФЕРИСТОВ ИЗ АКБ"КРЕДИТСОЮЗКОМБАНК" ПРОСИМ ЗВОНИТЬ ПО ТЕЛЕФОНУ: 644-53-00



Партнеры