"Война идёт, а мы кушаем. И неплохо кушаем..."

Как воевать с русскими. Интервью с чеченцем Ямадаевым (17 апреля 2003 года)

24 сентября 2008 в 21:02, просмотров: 1439

17 апреля 2003 года, газета Известия.
"Война идёт, а мы кушаем. И неплохо кушаем..."
Как воевать с русскими. Интервью с чеченцем Ямадаевым.
Вадим Речкалов, Чечня.

Халид Ямадаев из бывших сепаратистов. При Дудаеве руководил разведуправлением, воевал с федералами. В 1999-м взгляды бригадного генерала резко изменились и он без боя сдал Гудермесский район, который тогда контролировал, войскам генерала Трошева. Сегодня Халид - глава исполкома чеченского отделения партии "Единая Россия". Корреспондент "Известий" встретился с Ямадаевым на его родине в Гудермесе.

"Война идет, а мы кушаем"

Халиду 42 года. Он старший из братьев Ямадаевых, одного из самых влиятельных кланов нынешней Чечни. Его брат Сулим - заместитель военного коменданта республики, Иса - директор фирмы "Ямад", генподрядчика по обустройству Северо- Кавказской железной дороги, Муса - боец разведвзвода комендантской роты, Джабраил - командовал ротой спецназа, погиб, посмертно удостоен звания Героя России. Сам Халид до 1991 года работал на стройках в Ярославской области, на Урале. С приходом к власти Дудаева Халид вернулся в Чечню. Имеет награды - высший орден Ичкерии "Герой нации" (1996 г.) и медаль от федеральных сил "За боевые заслуги" (2001 г.)

- Я с первого дня поддержал Дудаева. Повторись все снова, я бы ничего не изменил. Все, чего мы хотели, - построить демократическое государство, договориться с Москвой. Я хорошо знал Джохара, он не мыслил Чечни вне России. То, что он говорил мне один на один, сильно отличалось от тех номеров, что он выкидывал на митингах.

- А что он вам говорил?

- Говорил, например, какая мощная Советская армия. Сколько у нее танков, пушек, самолетов. А народу такое говорить нельзя, он испугается. Поэтому с толпой он говорил на ее языке. Мол, ничего особенного, армия как армия - справимся.

- То есть призывал к войне.

- Да нет. Никто тогда не верил, что война возможна. Ни Дудаев, ни Ельцин с Грачевым. А уж тем более что будет такая мясорубка.

- Лично вы воевали с оружием в руках против федеральных сил?

- Нет, конечно. У меня статус был другой. Генералы сами не стреляют. Многие из них вообще никогда не смотрели в сторону противника. Вон Радуев сколько в свое время кричал - а он ни разу в жизни не выстрелил. Воюют низшие слои. А мы сидели, вот как сейчас, в таких же условиях. Война идет, а мы кушаем. И неплохо кушаем.

- Ваши взгляды как-то изменились за время войны?

- Я понял, что свобода не добывается ни на митингах, ни тем более в бою. Когда мы начинаем кричать о свободе, то делаем первый шаг в сторону от нее. А почему мы хотели независимости? Наши отцы приехали в Чечню в конце 50-х годов. И меньше чем за сорок лет построили себе красивые дома. Мой отец трактористом в лесхозе работал, ни одного выходного у него не было. Я сам на шабашках по 16 часов в день работал. Вот мы и подумали, что с нашим-то трудолюбием сможем построить самостоятельно золотую республику. А потом началась смута и повылезали из щелей бездельники и неудачники, которые никак не могут утвердиться, кроме как убить кого-нибудь или ограбить. И наказывать их оказалось некому.

Партия - наше оружие

Конфликт с ичкерийскими властями у Ямадаевых разгорелся из-за мелкой стычки на базаре. 12 июля 1998 года в Гудермесском районе Чечни возникла стычка между местными жителями и шариатским патрулем. Драка произошла из-за бутылки пива, которую ваххабиты нашли у торговки. Патруль разгромил палатку. За женщину вступились прохожие. Один ваххабит погиб. Власти расценили инцидент как мятеж, на подавление которого из разных районов Чечни в Гудермес прибыло три автоколонны шариатской гвардии. Среди людей, на которых они охотились, оказались товарищи Ямадаевых еще с войны. Клан Ямадаевых не имел тогда формальной власти, но фактически контролировал крупную часть Гудермеса. Не вступиться за своих означало для Ямадаевых потерю авторитета. Одна из ваххабитских колонн была уничтожена. С тех пор Гудермесский район фактически отделился от Ичкерии. А бывшие друзья Халид Ямадаев и Шамиль Басаев стали смертельными врагами.

- Кого вы поддержите на выборах президента Чечни?

- Сначала я был против назначения Кадырова. Теперь я думаю, что президент был прав, назначив человека с противоборствующей стороны. И это правильно, потому что еще неизвестно, какая часть населения воевала. По военной науке если в боевых действиях принимает участие 25 человек, то еще человек 70 как минимум им помогает. Поэтому наша партия поддержит Ахмата Кадырова. Но не надо забывать, что у нас есть генеральный совет в Москве. Если нам дадут другую установку, например, выбрать Джохара Дудаева, предварительно его воскресив, то придется поддержать - мы партия.

- Почему из всех партий вы выбрали для себя "Единую Россию"?

- Я вообще не представлял себя ни в какой партии. Работал себе замкоменданта республики. Тогда им был Сергей Кизюн, генерал-лейтенант. Сидим как-то втроем у Кадырова в кабинете - я, Кадыров, Кизюн. И вдруг Сергей Николаевич мне говорит: Халид, ты должен возглавить партию! Халид, армия только на первых порах нужна, а потом все решают партии. Почему именно "Единая Россия"? Наверное, у Кизюна там знакомые были. И теперь я вам скажу, что партия - это самое сильное оружие. У нас в каждом селе - партиец.

- Как вы представляете себе свою будущую политическую карьеру?

- Да какая карьера! Первый шаг мы сделали, провели референдум. С Россией определились. Теперь надо выбрать в республике законную власть. А потом я свободен. Буду коммерцией заниматься. Восстанавливать республику.

- Ичкерийский орден "Герой нации" есть не только у вас, но и у Басаева, Гелаева, Масхадова. Вам не приходило в голову публично снять с себя этот орден, чтобы отмежеваться от них.

- Даже не думал об этом. Да и как это отмежеваться. Сначала от Басаева с Масхадовым, потом и от себя, и от истории.



Партнеры