Люди долга

Аферист в России неподсуден: 50 млн, взятые в кредит, можно не отдавать

14 ноября 2013 в 18:01, просмотров: 12210

Попробуйте взять в кредит полмиллиона евро, а потом откажитесь возвращать. У вас начнется расстройство желудка, тахикардия, пневмония, булимия и т.д. Но есть герои, у которых ничего не начнется. Они точно знают, что брать можно сколько унесешь — это ведь не преступление, а просто ловкость рук…

Люди долга
Джакарта, аэропорт Халим, доставка объектов с места падения самолета в Индонезии в мае 2012 года. Фото из архива Андрея Ковалева.

9 декабря 2010 года был освобожден от должности директор Российского центра судебно-медицинской экспертизы Виктор Колкутин. Официальная причина: расторжение трудового договора по инициативе работодателя, то есть МЗ РФ. Снятию Колкутина предшествовал грандиозный скандал с многомесячной невыплатой зарплаты и нарушениями финансово-хозяйственной деятельности.

10 декабря исполняющим обязанности директора назначили Андрея Валентиновича Ковалева, который до этого занимал должность заместителя директора по организационно-методической работе.

10 мая 2012 года доктор медицинских наук Андрей Ковалев был назначен директором РЦСМЭ.

Спустя четыре месяца после увольнения Колкутина Ковалев получил повестку из Никулинского суда Москвы. Как следовало из приложенного к повестке искового заявления, Ковалев в июле 2010 года заключил договор займа на 850 тысяч рублей с родной сестрой Виктора Колкутина, Евгенией Тихоновой.

Евгения Тихонова.

■ ■ ■

Тут необходимо напомнить, кто такая Тихонова.

В учреждении, которое возглавлял ее любимый брат, Евгения Викторовна Тихонова работала ведущим юрисконсультом. В многочисленных публикациях «МК» о работе Колкутина немало места было посвящено и творческой деятельности Евгении Викторовны. В частности, мы писали о якобы полученном Тихоновой дипломе о высшем юридическом образовании. Однако в процессе длительного судебного слушания по иску Колкутина к «МК» и автору этих публикаций, выяснилось, что диплома ей никто не выдавал.

Так вот Евгения Викторовна предъявила Ковалеву иск о возврате денег, якобы одолженных у нее. К иску был приложен договор займа, где почему-то было указано, что Ковалев проживает в РЦСМЭ.

23 мая состоялось судебное заседание, в ходе которого на имущество Ковалева был наложен арест в размере 900 тысяч рублей. Повестку на это заседание он получил экспромтом, за два часа до его начала, и приехать не успел.

Иск Андрея Валентиновича изрядно удивил, поскольку, как он утверждает, денег у Тихоновой он не занимал и договора займа не подписывал. Представитель Ковалева обратился в экспертную организацию с запросом о проведении судебно-почерковедческого исследования. И 21 июня 2011 года в суд было представлено заключение специалиста, из которого следовало, что подпись выполнена не Ковалевым, а иным лицом.

По ходатайству Тихоновой была назначена судебно-почерковедческая экспертиза, проведение которой поручили Российскому федеральному центру судебных экспертиз при Минюсте России. Однако эксперты этого центра не смогли ответить на вопрос, выполнена подпись в договоре займа Ковалевым или иным лицом.

25 ноября 2011 года Никулинский суд удовлетворил исковые требования Тихоновой и взыскал с Ковалева 940 тысяч рублей.

Андрей Валентинович Ковалев (в центре) с индонезийскими экспертами. Фото из архива Андрея Ковалева.

■ ■ ■

Ковалев оспаривал это решение в городском и Верховном суде, однако оно было оставлено в силе. Вот почему в апреле 2012 года Ковалев обратился к прокурору Москвы с заявлением о преступлении, поскольку никакого договора он не подписывал и кем выполнена подпись, суд не установил.

По этому заявлению началась доследственная проверка, которая проводится в ОВД района Раменки. В ходе проверки была назначена почерковедческая экспертиза. Провели ее в Институте криминалистики Центра специальной техники ФСБ России.

5 августа 2013 года экспертиза была закончена. Вывод: «Отмеченная высокая степень сходства по общей конфигурации движений спорной подписи и отдельных образцов в сочетании с исходной формой отдельных движений не превосходит пределы, обычные при квалифицированной подделке подписи.

На основании вышеизложенного можно сделать категорический вывод о том, что подпись от имени Ковалева А.В. в договоре займа исполнена не Ковалевым А.В., а другим лицом с подражанием подлинной подписи Ковалева А.В.» (выделено автором — О.Б.)

6 августа это заключение поступило в ОВД Раменки.

Поскольку эксперты сделали категорический вывод о том, что подпись под договором подделана, по закону в течение 30 дней следовало принять решение о возбуждении уголовного дела.

Однако дело почему-то не возбудили, и Ковалев был вынужден повторно обратиться к прокурору Москвы и в Никулинский следственный отдел с заявлением о преступлении.

Из Никулинского СО заявление возвратилось в ОВД Раменки, а ответа от прокурора Москвы Ковалев до сих пор не получил.

И в конце сентября Андрей Валентинович обратился в Никулинский суд с заявлением о пересмотре судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

■ ■ ■

Однако в рассказе о подделанном договоре займа не хватает специй. Суды завалены заявлениями о подделках, поскольку технический прогресс вывел это старинное ремесло на новый уровень, дающий неслыханные возможности для всех разновидностей негодяев. Ну что такое какой-то там договор займа по сравнению с тем, что мастера жанра подделывают, к примеру, подписи Рембрандта, Ван Гога, Матисса, не говоря уж о Шишкине, Айвазовском и т.д.

Специи?

Пожалуйста!

На сайте Федеральной службы судебных приставов имеется информация о том, что в отношении Тихоновой возбуждены исполнительные производства на головокружительную сумму: исполнительный лист от 24 октября 2012 года на без малого 10 миллионов рублей, исполнительный лист от 25 июля 2013 года на 10 миллионов 528 тысяч рублей. Предмет исполнения: кредитные платежи.

То есть Евгения Викторовна одолжила и забыла вернуть более полумиллиона евро.

У кого одолжила? Понятия не имею. Но интересно другое: как человек, который получал в РЦСМЭ зарплату юрисконсульта, не превышавшую 50 тысяч рублей, собирался вернуть эти деньги? Или не собирался? И как она сумела получить такие завидные суммы? Какие, прости господи, справки о доходах нужно было представить, чтобы убедить заемщика, что она платежеспособна?

На фоне этой сказочной истории 850 тысяч, якобы одолженные Андрею Ковалеву, представляются просто подвигом милосердия. Человек, по уши увязший в долгах, дает взаймы своему сослуживцу бешеные деньги. Не спорьте, подвиг.

Только не думайте, что служба судебных приставов сидела сложа руки. В начале сентября в РЦСМЭ пришло постановление судебного пристава-исполнителя Я.А.Котика о том, что РЦСМЭ имеет дебиторскую задолженность перед Евгенией Викторовной Тихоновой в размере более 331 тысячи долларов США.

И надо же: по счастливому стечению обстоятельств эта сумма совпадает с суммой долга Тихоновой одному из московских банков!

А еще на сайтах Тверского и Останкинского судов имеется информация о судебных процессах по искам к Тихоновой нескольких банков.

По недостатку фантазии я просто не могу себе представить: как юридическое лицо, то есть Российский центр судмедэкспертизы, могло задолжать своей бывшей сотруднице такую астрономическую сумму?

С этим вопросом директор РЦСМЭ А.Ковалев обратился к никулинскому межрайонному прокурору Яне Сергеевне Старовойтовой. На всякий случай с этим же бестолковым вопросом он обратился и в службу судебных приставов Москвы и опротестовал это решение в Никулинском районном суде.

Но Старовойтова не нашла причины для прокурорского реагирования. И ладно бы дрались соседи по коммунальной квартире — кто кому чуб выдерет, тот и прав, это и без прокурора понятно. А тут совершенно феноменальный сюжет: ведь ко всему Евгения Викторовна Тихонова — фигурант уголовного дела №28711, возбужденного в феврале 2012 года 6-м отделом СЧ ГСУ по Москве по части 4 статьи 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»).

То есть дама набрала кредитов на целое уголовное дело, предъявила суду расписку, которая исполнена не Ковалевым, а каким-то неустановленным лицом, — и нет причин для прокурорского реагирования?

Как ни странно, ответ на этот непростой вопрос содержится в ответе Я.С.Старовойтовой на обращение А.В.Ковалева. В письме, написанном 30 сентября 2013 года, после первой ритуальной строчки «ваше обращение о нарушении прав рассмотрено» в девяти абзацах перечислены все обстоятельства истории. Без каких-либо комментариев, замечаний, умозаключений — просто перечислены.

А потом следует вторая ритуальная фраза: «при таких обстоятельствах оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

Человек обращается к прокурору, подробно описывает все вопиющие подробности происходящего, а в ответ получает вату. То есть письмо-то в конверте было, и под письмом стоит подпись, но внутри ничего нет. Это и есть беспощадная болезнь, сожравшая наше правосудие, — молчаливое согласие на то, с чем невозможно согласиться. Мы обращаемся в пустоту. Мы остались наедине с неуправляемым чудовищем, которое по странному недоразумению продолжают называть правосудием.

■ ■ ■

Андрей Ковалев стал директором РЦСМЭ после невообразимого скандала с участием Виктора Колкутина. Не он был причиной скандала, не он назначил себя директором, но, судя по всему, Виктор Викторович такого поворота событий ему не простил. И история с займом — это, по моему мнению, изощренная месть. За что? За то, что был перекрыт денежный поток. Ведь при Колкутине скандалы с финансовыми махинациями и недобросовестными экспертными заключениями происходили непрерывно. А сколько было таких заключений и сколько людей невинно пострадало, никто не считал.

Как необъяснимо равнодушие, с которым люди, принимающие решения, продолжают взирать на деятельность Виктора Викторовича Колкутина и его сестры и верного помощника Евгении Викторовны Тихоновой. А ведь на сайте Федеральной службы судебных приставов есть и должник Виктор Викторович Колкутин: исполнительный лист от 11 июня 2013 года на 10 с половиной миллионов рублей, исполнительный лист от 8 июля 2013 года на 10 миллионов 663 тысячи рублей, исполнительный лист от 23 мая 2013 года на 706 тысяч рублей, предмет исполнения — кредитные платежи. Суммы, как и у сестры, астрономические. А работает Виктор Викторович врачом — судебно-медицинским экспертом в 111-м Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны.

Судебное разбирательство продолжается. И какая-то невидимая сила упорно противостоит малейшему движению по этому беспрецедентному делу.

И если уж директор главного судебно-медицинского центра страны не может добиться соблюдения закона, представьте себе, в какой фарш можно изрубить простого смертного, у которого нет не то что 20 миллионов рублей, а денег на самого обычного адвоката?



Партнеры