Техасцы Шатто, в семье которых погиб маленький россиянин, никак не перестанут быть родителями его брата

Псковский областной суд снова объявил перерыв, но теперь не на 3 с лишним месяца, а всего на 3 дня

20 декабря 2013 в 21:36, просмотров: 2177

В пятницу утром Псковский облсуд приступил к рассмотрению гражданского дела об отмене усыновления гражданами США супругами Шатто Кирилла Кузьмина - родного брата трагически погибшего 21 января этого года в той же семье Максима Кузьмина. До этого слушание переносилось почти на 4 месяца (с 4 октября на 20 декабря), потому что техасцы Шатто не явились по повестке в Псков. Сегодня они по-прежнему не явились, зато есть подтверждение, что повестка ими получена. Иск от главного управления соцзащиты, требующий также восстановить первоначальные сведения о ФИО, месте рождения и родителях мальчика в записи акта о рождении и передать решение судьбы Кирилла Кузьмина органам опеки, проводили в закрытом режиме. Вердикта с нетерпением ждали по обе стороны океана, но к вечеру стало известно, что суд прервался до 23 декабря. А пока юрмашина неуклюже поворачивается, маленький Кирилл живет у родственников его приемных родителей, которых подозревают в умышленном убийстве его брата.

Техасцы Шатто, в семье которых погиб маленький россиянин, никак не перестанут быть родителями его брата
фото: ntv.ru

В Псковском областном суде объясняют, что перерыв чисто технический. И если 4 октября суд принял решение отложить рассмотрение данного дела «с целью принятия мер по повторному извещению ответчиков о месте и времени судебного разбирательства» (а проще говоря, не было справки, что Шатто получили повестку), то теперь все в порядке - судом получены «дополнительные доказательства, подтверждающие факт получения ответчиками судебных извещений, что и послужило основанием для начала рассмотрения дела».

Суд проходит в закрытом режиме «на основании требований Гражданского процессуального законодательства в целях сохранения сведений, составляющих тайну усыновления, обеспечения права на неприкосновенность частной, личной и семейной жизни ответчиков».

Помимо сторон процесса к участию в судебном слушании судом привлечены представители Псковской областной прокуратуры и Печорского Дома ребенка, в котором мальчик воспитывался до усыновления американской семьей.

По словам сотрудников суда, 20 декабря в ходе рассмотрения дела судом заслушаны объяснения участвующих в деле лиц, свидетелей, специалистов, исследованы доказательства, имеющиеся в материалах дела.

Судья Марина Анашкина в ходе заседания отметила, что супруги Шатто «надлежащим образом извещены о необходимости явки в суд, но снова не явились и о причинах неявки не известили».

Напомним, братьев Кирилла и Максима Кузьминых в ноябре 2012 года из Печорского детдома усыновили американцы Шатто. 21 января 2013 года Максим Кузьмин трагически погиб, играя во дворе дома Шатто в штате Техас, но в России об этом стало известно лишь 18 февраля. По словам приемной матери, она обнаружила мальчика без сознания на площадке рядом с домом и сразу вызвала врачей. Однако СК РФ возбудил уголовное дело по факту убийства Максима Кузьмина. По версии следствия, мальчик был избит приемной матерью, которая долгое время кормила его сильными психотропными препаратами, ссылаясь на то, что он психически болен.

Позже главврач Печорского дома ребенка Наталья Вишневская сообщила, что у Максима был порок сердца, а полиция Техаса установила, что причиной смерти Максима Кузьмина могло стать падение с качелей.

А пока трогалась с места неповоротливая бюрократическая махина, брат погибшего Максима Кирилл обосновался у родни американских усыновителей, подозреваемых в убийстве его брата, где и находится по сей день.

В начале истории губернатор Псковской области Андрей Турчак направил обращение уполномоченному по защите прав ребенка РФ Павлу Астахову с просьбой оказать содействие в скорейшем возвращении Кирилла Кузьмина в Псковскую область, отметив, что ряд псковских семей готовы принять Кирилла на усыновление.

Затем биологическая мать мальчиков Юлия Кузьмина, много лет ведущая асоциальный образ жизни и лишенная родительских прав, вдруг протрезвела и тоже написала прошение Астахову — помогите, мол, вернуть ей хотя бы уцелевшего второго сына. Соответствующее заявление она написала и в прокуратуру Печорского района.

Уполномоченный по детям РФ было загорелся, прочитав письмо к нему Юлии Кузьминой, выразил надежду, что она вернулась на путь истинный — и благодаря омбудсменскому слову русская мать вмиг стала звездой. Ее тут же пригласили в Москву на телепередачу, заплатили гонорар, который она благополучно пропила на обратном пути вместе с сожителем и была снята с поезда Москва-Псков. Вопрос о возвращении ей сына как-то сам собой снялся, да и омбудсмен энтузиазм подрастерял. К тому же, как Павел Астахов заявил позже, по американским законам, Кирилла если и передадут в другую семью, это будут снова американские усыновители.

Однако исковое заявление об отмене усыновления Кирилла уже было направлено в областной суд и судебный процесс таким образом запущен. Параллельно возникли подозрения, что документы, позволившие американцам усыновить Максима Кузьмина, были поддельными. В Псковской области возбудили уголовное дело по факту халатности при усыновлении братьев Кузьминых.

28 марта Псковский областной суд рассмотрел исковые заявления прокуратуры Псковской области и главного управления социальной защиты населения Псковской области по иску к супругам Шатто об отмене усыновления в отношении Кирилла Кузьмина и вынес определение о возвращении исковых заявлений в связи с неисполнением истцами определения Псковского областного суда от 25 февраля 2013 года об устранении недостатков исковых заявлений. Однако прокуратура Псковской области это решение обжаловала.

26 июня исковое заявление к усыновившим детей гражданам США Алану Гарри и Ле Энн Шатто подало управление социальной защиты населения Псковской области.

4 октября Псковский областной суд принял решение перенести слушания дела на 20 декабря - до получения уведомления о том, что семья усыновителей как ответчик получила извещение о месте и времени судебного заседания.

Сегодня 21 декабря супруги Шатто в Псков так и не приехали, равно как и мальчик Кирилл, законными родителями которого они так и остаются. А русская мать Юлия Кузьмина тем временем снова сгинула в псковских просторах, словно ее никогда и не было — на мобильный она не отвечает, а знающие ее лично люди, включая детского омбудсмена по Псковской области Дмитрия Шахова, на вопросы о ней повторяют только одно: «Ничего об этой шалаве не знаем и знать не желаем!»



Партнеры