Люди против собак

В том, что лучшие друзья превращаются в смертельных врагов, виноват человек

10 февраля 2014 в 18:03, просмотров: 9393

Противостояние между защитниками животных и теми, кому животные мешают жить, дошло до крайности. Догхантеры переходят на партизанскую войну, в их прицел попадают уже и домашние животные — на днях стало известно о задержании во Владивостоке догхантера, от рук которого погибли почти 1000 собак. С обеих сторон звучат человеконенавистнические призывы: убивать догхантеров их же оружием, сдавать зоофилов на принудительное лечение... Руку за лапу, зуб за клык. Наконец и в самых верхах заметили неладное. В Госдуму внесены несколько проектов, призванных решить проблему законодательно: ужесточить уголовную ответственность за жестокое обращение с животными, снизить возраст ответственности по этой статье до 14 лет, принять многострадальный закон об ответственном обращении с животными. Помогут ли эти меры прекратить разгорающуюся битву?

Люди против собак
фото: Роман Орлов

Какие законы защищают домашних собак?

Cегодня юридическая сторона вопроса прописана невнятно и вызывает много споров. Законы, которые сейчас действуют, в большинстве своем достались нам с советского времени. К сожалению, сейчас права собак защищаются в основном имущественным правом — живыми существами, подлежащими защите вне зависимости от своей принадлежности, животные, увы, до сих пор не признаны.

— От действий догхантеров погибают собаки, принадлежащие кому-то, — объясняет юрист и блогер Данила Снегирев. — C точки зрения права собака рассматривается как объект вещного права, как вещь. Собаки подпадают под действие положений Уголовного кодекса (жестокое обращение с животными), под нормы, регулирующие деликатные правоотношения в гражданском праве (если собака нанесла кому-то ущерб), и под небольшую часть норм регионального законодательства (например, ответственность за выгул собаки без намордника или за то, что хозяин не убирает за собакой экскременты). Вот и все!

Можно ли привлечь к ответственности человека, убившего собаку? Это очень сложно сделать. Для того чтоб взыскать вред, причиненный имуществу действиями другого лица, нужно доказать и право собственности на имущество, которому причинен вред, и наличие противоправных действий ответчика, и наличие прямой причинно-следственной связи между действиями ответчика и причинением вреда имуществу, и наличие вины ответчика.

Большинство хозяев собак сдаются уже на первом пункте. Во-первых, хозяину первым делом придется доказывать, что погибшая собака является ЕГО имуществом. В этом могут помочь только документы, закрепляющие право собственности: договор купли-продажи, дарения, получения по завещанию. А много ли таких договоров оформляется в России?

Во-вторых, хозяину надо доказать, что собака, о которой говорится в документе, и погибшая собака — одно лицо, точнее, морда. В этом может помочь только чипирование собаки. Но вряд ли старушка, подобравшая уличного пса, будет его чипировать. А ДНК у имущества не берется и не проверяется.

В случае с дворовыми собаками и собаками без надзора вообще ничего нельзя сделать. В Москве собаки входят в городскую экосистему, но у органов местного управления бездомные собаки — головная боль. Судиться из-за них никто не будет.

Если даже хозяину и удалось доказать, что собака — его имущество, то следующий пункт становится не менее сложным препятствием. Каким образом хозяин может доказать, что этот человек отравил собаку, а не покормил от доброты душевной? И что издохла она именно от его угощенья, а не от угощенья кого-нибудь другого?

Так что до последних пунктов доходят единицы. В итоге за причинение вреда имуществу с ответчика взыщется стоимость этого имущественного объекта, которая — в случаях дарения или получения по завещанию — нулевая.

Главная несуразность такого подхода в том, что большинство владельцев собак не относятся к своим питомцам как к имуществу.

— Моя Сангрия съела отраву в 15 метрах от дома рано утром, на очередной утренней прогулке, я не успел одернуть поводок, — рассказывает москвич Егор Федосеев. — Намордника на ней не было, так как годовалый воспитанный лабрадор не несет опасности людям. Через несколько часов собака умерла. Я растил ее с полутора месяцев: учил ходить в туалет, учил кушать и даже спал с ней в обнимку в коридоре первую неделю... Сангрия была для нас особенной собакой — она родилась в день нашей свадьбы, 1 сентября 2012 года. И за 9 дней до смерти ей исполнился год. Собака, как все лабрадоры, была очень дружелюбная! Скоро у нас были бы щенки... Но вместо этого — страшная смерть: пена изо рта, конвульсии, судороги, рвота. Собака выплевывала свои кишки, глотала язык, а я, лежа рядом с ней, вместе с двумя ветеринарами разжимал ей челюсть, пытался спасти... Она умерла у меня на руках, глядя мне в глаза. Кому и чем помешала моя собака? Эти нелюди считают, что можно убивать, потому что кого-то где-то покусали, испугали... Но такие инциденты нужно разбирать конкретно каждый. А не прятаться как крысы по углам, втихаря разбрасывая отраву!

Не только права, но и обязанности

Догхантеры объявляют войну беспризорным собачьим стаям. Их орудие — лекарство от туберкулеза, сдобренное анальгетиком. Так, по их утверждению, собака умрет спокойно, быстро и без мучений. Главное, чтобы яд попал к конкретной собаке, поэтому, уверяют они, собак кормят чуть ли не с руки.

Однако...

— Только за две посленовогодние недели у нас на столе от отравления умерли три собаки, — рассказывает Ольга, ветврач одной из московских клиник. — Из них одна была отравлена лекарством от туберкулеза. То, что собака умирает тихо и без мучений — неправда. Эта собака мучилась более суток. Собака хорошая, не беспризорная. Прививок — полный комплект. Гуляла всегда с поводком. Между прочим, даже намордник не спасает собаку от отравления. На днях выпал снег, отравители посыпают его отравой. Все знают, что свежий снег собаки любят хватать. Или собака вернулась с прогулки, лизнула лапу — и все, отравление обеспечено. Более того, вы можете сами принести отраву на своей обуви и отравить животное, которое вообще никогда не гуляет. Между прочим, догхантером может оказаться и любитель собак. У меня был случай. Жили два соседа. У одного — большой сторожевой пес, у другого, верней, у другой, — маленькая болонка. Сторожевой пес часто лаял, это нервировало и болонку, и ее хозяйку. Женщина пришла ко мне с вопросом, чем лучше отравить пса? Или другой случай, когда хозяин терьера специально натравил свою собаку на дворнягу. Хотелось ему посмотреть, что выйдет из потасовки. Хозяйка дворняжки бросилась разнимать, осталась покусанной. Так ей же хозяин терьера стал угрожать, что отравит собаку, если она напишет заявление... Нет в нашей стране культуры у большинства собаколюбов. Заведут себе игрушку, и им все равно, что вокруг живут люди. А крайними оказываются собаки. Так что это не война против собак, а использование собак в войне с их хозяевами.

Помимо элементарной воспитанности хозяевам не помешает и юридический ликбез:

— Обязанности у собаковладельцев (чаще всего ими игнорируемые) тоже имеются, — напоминает юрист Снегирев. — К примеру, владелец собаки должен убирать за ней. Хозяин также должен следить, чтобы собака не повредила чье-то имущество или не нанесла травм гражданину. Законы субъектов РФ возлагают на владельцев собак еще ряд дополнительных обязанностей. В Москве и Санкт-Петербурге это ответственность за выгул собак без поводка и намордника. В Питере также предусмотрена ответственность для хозяев, которые натравливали на кого-либо собаку, даже если это НЕ повлекло никаких последствий. Во многих субъектах РФ или муниципалитетах действуют аналогичные нормы. Федеральное законодательство по данному вопросу молчит.

Но очень сложно найти хоть одного оштрафованного за перечисленное выше. И если с первыми двумя пунктами еще можно как-то бороться, то 4-й пункт очень сложен в определении. Неожиданный прыжок собаки на ребенка можно ли расценивать как нападение? Хозяин говорит: собака так радуется, играет. Но у ребенка это вызвало последствия для здоровья!

— На моего сына напала собака. Хозяйка потом говорила, что собака играть хотела, — возмущена молодая мама Татьяна. — Но малыш стал заикаться, ему снились страшные сны, он даже с игрушками собачками не играл, при одном гавканье собаки прятался. Хорошо поиграли, нечего сказать! Там, где играют дети, бегают собаки в свободном выгуле: без поводка и намордника. А это значит, как только на площадке появляется собака, дети должны сидеть смирно, не махать руками, не бегать, не кричать — чтоб не спровоцировать собаку. Это же какой-то концлагерь! И главное, хозяевам не объяснить. У них один ответ: собака добрая, не кусачая. А если какая-то собака укусит ребенка, так и здесь готов ответ: ваш ребенок сам виноват. Громко кричал, махал руками, напугал собачку... А бывает, вообще доверяют прогулку с собакой ребенку, который меньше ее. Если что случится — спросить не с кого!

Внимание: бродячая собака!

Если за права «хозяйских» собак еще можно как-то побороться, так как у них есть своего рода «законные представители» в людском обществе, то за собак, которые остались без хозяина или родились на улице, вступиться некому. А главное — бездомные собаки являются золотой жилой для чиновников, считает президент Центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская:

— Беда в том, что не все заинтересованы в решении проблемы бездомных животных, есть паразитирующие на этой проблеме. «Гуманные способы регулирования численности бездомных животных» — великая афера последних десяти лет. Как с газонной травой, которую в Москве перестилают каждый год, хотя производители дают гарантию на несколько лет. В 2002 году общественность радостно встретила московскую программу стерилизации бездомных животных. Бюджетные деньги потекли в карманы чиновников. Проверить, была ли стерилизована хоть одна бездомная собака, было невозможно, так как все животные, прооперированные в рамках программы, выпускались обратно на улицу и не поддавались никакому учету. Ввели чипирование, но, как показала практика, подчас одну и ту же собаку чипировали по нескольку раз. В 2008 году на смену программе стерилизации пришла еще более популистская коррупционная схема — пожизненное содержание животных в приютах. Методика воровства, заложенная в приютской стратегии, немного сложнее, но итог один — миллиарды растрачены, а проблема как была, так и осталась.

Между тем проблема эта страшная. Два года назад в городе Холмске Сахалинской области произошла трагедия. В 12 часов дня пятилетний Дима пошел в соседний дом к бабушке. Но так и не дошел. Бабушка вышла его искать через 10–15 минут. То, что она увидела, до сих пор не может вспоминать без слез.

— С головы у него был снят скальп, щека вырвана. Уши практически отгрызены. Бок разорван, на ножке кусок мяса вырван, артерия перекушена — кровь фонтаном льется. Шея перекушена... Он еще был в сознании.

«Скорая» приехала быстро, но спасти мальчика не удалось. Виновники его смерти — свора одичавших собак. Когда приехала полиция, они спокойно лежали неподалеку. У некоторых из них морды были в крови.

Нападение на Диму было не первым их нападением на человека. Эти собаки давно уже смотрели на человека как на объект охоты. За месяц до этого от той же стаи пострадала восьмилетняя девочка. Она чудом осталась жива. А за неделю до смерти мальчика свора напала на восемнадцатилетнего парня, его едва удалось отбить.

И тем не менее опасные животные продолжали жить рядом с многоэтажками, так как на их защиту встали местные любители собак. Они подкармливали стаю и считали, что люди сами спровоцировали животных на агрессию. Лишь смерть ребенка ослабила человеческую оборону. Но даже в этом случае у зоозащитников есть своя правда.

— Мы задолго до первых случаев нападения, — вспоминает Элика Землина, одна из активистов защиты животных на Сахалине, — обеспокоились судьбой этих собак. Наш регион в этом плане зона риска. Люди с Сахалина бегут, бросают дома, целые города перестают существовать. А собакам куда деться? Они идут к своим прежним друзьям — людям. А здесь их ждет голод. Мы ходили по инстанциям, просили забрать их в приют. Ответ стандартный — мест нет, средств нет. Зато на уничтожение животных деньги сразу нашлись.

В какой же момент вчерашний друг превращается в опасного хищника? И возможно ли любовью и заботой перевоспитать подобное животное?

— Когда собаки сбиваются в стаю, даже если в прошлом у них есть положительный опыт общения с человеком, они начинают действовать по своим законам, — говорит кинолог-зоопсихолог Вадим Коршунов. — Они загоняют дичь, окружают и начинают рвать. Объектом охоты становится любое живое существо, которое бежит. Причем каждая успешная охота встраивается в их жизненный опыт. Безнаказанность нападения закрепляет у собаки образ человека как объекта охоты. Поэтому таких животных ни в коем случае нельзя оставлять на улице! Возможность перевоспитания животного, которое смотрит на человека как на дичь, очень маловероятна.

Что же делать законопослушному гражданину, если рядом с домом завелась бродячая стая?

— Каждый муниципалитет должен заключить контракт на отлов бродячих животных, — объясняет юрист Данила Снегирев. — Если такого контракта нет, значит, придется ждать, пока собаки не станут агрессивными и у ЖЭКа появится законный повод от них избавиться. Поэтому прежде всего надо узнать, с кем заключен (и заключен ли) контракт на отлов. Не надо этого бояться по гуманным соображениям: собаки будут помещены в приют, уничтожать их лицам, осуществляющим отлов, запрещено.

Кто дает право на жизнь?

В этой войне у каждого есть своя правда. Однако догхантеры, на мой взгляд, однозначно являются преступниками, ибо расправляются с собаками, тогда как во всех, даже самых страшных, случаях виноваты не животные, а люди. И все же — чем догхантеры оправдывают свои действия?

— Когда меня ставят перед выбором — жизнь и здоровье моей семьи или жизнь стаи одичавших собак, — как вы думаете, что я выберу? — говорит Алексей, который считает себя догхантером, хоть и не входит ни в одну одноименную организацию. — Моя мама пожилой человек, и, когда на нее напала стая собак, просто повезло, что рядом оказался грузчик из магазина — отбил ее. Мы тут же пошли в ЖЭК, нам обещали, что со стаей разберутся. Но так ничего и не было сделано. Потом собаки напали на мою трехлетнюю дочь, которая не бегала, к собакам не подходила, а шла, держа маму за руку. Я повторно пошел в ЖЭК. Там мне сказали, что места в муниципальном приюте для собак нет. Я понял, что придется, как в старые времена, защищать семью самому... Хотите избавиться от догхантеров — примите нормальные, работающие законы и, главное, следите, чтобы они исполнялись.

Именно бесконтрольное разведение животных является основной причиной пополнения рядов одичавших собак, считают те, кто реально встает на защиту животных. И справиться с ситуацией можно только лишь на высшем уровне.

— Чтобы решить вопрос с бездомными животными, — считает президент благотворительного фонда Дарья Тараскина, — надо ограничить разведение животных в домашних условиях. Современное «перепроизводство» вызвано тем, что люди или решили зарабатывать на породистых, или просто позволили погулять нестерилизованной самке. Для «дельцов» это возможность получить прибыль, для «добряков» — бездумная жалость, которая оборачивается выбросом детенышей на улицу. Ведь обычно надежда раздать их в хорошие руки не оправдывается, спрос в сотни раз меньше предложения. Юридически домашние животные являются движимым имуществом, как, например, транспортное средство. Но в отличие от автомобиля животные испытывают страх, боль, любовь, преданность. Нам просто необходим нормальный закон, который будет учитывать особенности такого «имущества», как домашние животные.

■ ■ ■

Так на каком уровне находится сейчас работа над законопроектами, посвященными животным?

— Закон «Об ответственном обращении с животными», — объяснил «МК» член рабочей группы Александр Краснов, — сейчас в стадии активной разработки. Этот закон давно ждут в России. Он призван урегулировать все сферы обращения с животными. Но и он не всемогущ. До сих пор одной из главных проблем является то, что домашние животные законодательно отнесены к имуществу. Но те действия, которые допустимы к неодушевленным вещам, не всегда применимы к живым существам. Такое «имущество» требует определенных правил обращения. Так что работы по законодательству о животных еще очень много. Честно скажу, очень мешают работе радикально настроенные зоозащитники. Призывы «око за око, зуб за зуб» ни к чему хорошему не приведут. Одним из главных наших достижений мы считаем принятие Закона о запрещении пропаганды жестокого обращения с животными. Правда, он пока носит характер регионального, надеемся, что удастся его провести на федеральном уровне. Этот закон призван защитить психику малолетних от догхантеров и других зооэкстремистских групп.

Когда война доходит до детей, это признак болезни общества. Примирение или хотя бы выход на нейтральные позиции сторон возможно только после принятия адекватного закона. А до тех пор будут совершаться партизанские вылазки с целью устранить ставших опасными животных с одной стороны и самосуд в отношении самих «партизан» — с другой.

СПРАВКА "МК"

По Кодексу Москвы по административным нарушениям хозяин собаки должен заплатить штраф:

■ за загрязнение животным общественных мест — от 1000 до 2000 рублей;

■ за выгул собаки без поводка и намордника — в магазинах, на пляжах, на детских площадках и пр. — от 1000 до 2000 рубле;

■ за выгул на природных и озелененных территориях без поводка — от 1000 до 2000 рублей;

■ за допущение нападения животного на человека с причинением тому вреда здоровью — от 4000 до 5000 рублей;

■ за натравливание животного на человека — от 4000 до 5000 рублей.



Партнеры