Удавка для инноватора

Уникальные медицинские разработки не могут пробиться к больным

09.02.2014 в 19:40, просмотров: 4027

Отечественную науку, в том числе вузовскую, принято ругать за излишнее теоретизирование и неумение превращать идеи в реальные средства улучшения жизни. На самом деле проблема глубже. Пример тому — злоключения cтуденческой разработки – прибора, на треть снижающего смертность от столь распространенных у нас сердечно-сосудистых заболеваний, но отсеченного от массового внедрения бюрократическими препонами.

Удавка для инноватора
фото: Александр Астафьев

Тем, кто утверждает, будто вузовской науки в России не существует, возражу: в Российском новом университете разработали и испытали уникальный прибор, «позволяющий увидеть инфаркт за три месяца до того, как он может произойти, — рассказал «МК» ректор университета Владимир Зернов. — А за неделю с его помощью приближающийся инфаркт увидит и слепой.

Принципиально нов не только сам чудо-прибор, но и идеология, на основе которой он был создан, разъяснил «МК» основатель нового научного направления в кардиологии Михаил Руденко:

— Прибор, разработанный студентами, предназначен для диагностики сердечно-сосудистой системы. Он измеряет фазовые объемы крови и позволяет сделать анализ функций различных частей сердечно-сосудистой системы и исследовать кислотно-щелочной баланс мышц сердца. Все это читается по одному каналу электрокардиограммы: делать укол, чтобы взять у пациента анализ крови, не надо. Этот метод на порядок выше любого отечественного или зарубежного! Мы обогнали весь мир лет на 50: это прорыв в кардиологии.

Впрочем, использовать изобретение можно и во многих других областях, уточнил Владимир Зернов. Так, уже сейчас в университете работают над тем, чтобы на основе новой разработки получить прибор типа «детектора лжи», а выражаясь по-научному — полиграфа, и использовать его для психоанализа.

Другая идея — отталкиваясь от определения кислотно-щелочного баланса, узнавать содержание сахара в крови неинвазивным путем. То есть без традиционного забора крови с проколом кожи. Это, казалось бы, должно заинтересовать не только отечественную, но и зарубежную медицину. Особенно страны ЕС, где, в отличие от России, делать уколы может только дипломированный врач. Но увы! Довести разработку до массового внедрения оказалось неимоверно сложно как в России, так и за ее пределами.

Что касается мирового рынка кардиографов, то он давно сложился и поделен: только в Европе, по оценке Михаила Руденко, его объем превышает более $ 110 млн в год, и нас, понятно, там никто не ждет. Не лучше, как оказалось, обстоят дела и в России. Только здесь на пути новейших разработок стоят не выжиги-конкуренты, а бюрократы. И год от года ситуация только ухудшается, констатировал он «МК»:

— В 2011 и 2012 годах в Минздраве были зарегистрированы и сертифицированы 2,4 тыс. медицинских изделий. А в 2013-м — всего 63. Чиновники отговариваются тем, что Россия якобы «перешла на европейские стандарты». На деле же подготовка необходимых документов дошла до такого абсурда, что в этом году, боюсь, будет зарегистрировано не более 10–15 медизделий. Из-за всех этих бюрократических препон на пути внедрения новой медицинской техники мы и не можем использовать в нашей стране последние медицинские достижения, а у отечественного приборостроения не стало будущего.

Доходит до смешного, жалуются разработчики:

— Прибор долго апробировали в Венском институте кардиологии (Австрия). Мы получили массу положительных откликов. А вот положительного заключения не получили: наш прибор оказался на порядок эффективнее и дешевле их аппаратуры, и подписание такого заключения поставило бы крест на местном бизнесе. Дальше — больше. Провели апробацию в пилотных регионах России – всюду добились сокращения смертности от сердечно-сосудистых заболеваний на треть. Но визировать положительное заключение наш Минздрав отказался: говорят, «это не наша компетенция».

С зарубежными рынками все понятно. Но хотелось бы знать: к чьей компетенции в нашей стране относится здравоохранение в буквальном смысле этого слова, а именно — сохранение здоровья населения? А сокращение смертности, особенно если учесть, что чаще всего россияне мрут от сердечно-сосудистых заболеваний? Наконец, как быть с официально провозглашенным курсом на инновационное развитие страны? То, что государство ничем не помогает каким-то чудом сохранившимся у нас инноваторам, не удивляет — на это никто и не рассчитывал. Но пусть оно им хотя бы не мешает!