Школьную математику разобьют на три уровня и сделают «честной»

Единой программе обучения математике в России пришел конец

18 декабря 2013 в 17:37, просмотров: 16569

Как стало известно «МК», 19 декабря Правительство России примет новую Концепцию развития математического образования в стране. Учебный процесс в школах и вузах ждут революционные перемены. Какие именно, «МК» рассказал координатор разработчиков Концепции, новый ректор Московского педагогического государственного университета (МПГУ) Алексей Семенов.
 

Школьную математику разобьют на три уровня и сделают «честной»
фото: Наталья Мущинкина

- Алексей Львович, зачем нам новая концепция матобразования? Что не так с нынешней?

- Начнем с того, что нынешней у нас нет, а внезапная насильственная революция нам не нужна. Концепция, в создании которой принимали участие сотни учителей, преподавателей вузов, профессиональных математиков,ясно формулирует вектор развития, отражающий реальную необходимость. У вектора, как хорошо понимают математики, и мы хотим, чтобы понимал каждый гражданин страны, есть несколько компонентов – измерений. Одним из таких измерений является честность.

Типичная школьная картина: половина учеников не усваивают объяснений на уроках математики, не выполняет простейших заданий. А учителя закрывают на это глаза и ставят им «липовые» «тройки». Оправдание для такой нечестности у всех простое: ребенок просто не способен к математике, но переводить его из класса в класс нужно, аттестат выдавать нужно. Между тем, детей, не способных к математике, нет! Бывают, конечно, тяжелые отклонения в умственном и психическом развитии. Но тогда об этом надо честно сказать и учить таких детей по специальным программам. Что же касается детей, которые смогут сосчитать сдачу в магазине, но слыхом не слыхивали о целых разделах математики, то здесь речь должна идти не о «неспособности», а об отсутствии части звеньев в цепочке их математических знаний, умений, навыков, компетенций, и как следствие – распада всей цепи. Приходит такой ученик в старшую школу, ему дают логарифмы и он, не понимая основ, начинает хитрить, списывать и т.д. А восстанови эту цепочку - и любой ребенок «вылезает» на надежную «тройку» или «четверку». Для этого могут понадобиться дополнительные занятия. Эти занятия могут вести тьюторы – учителя, выходящие на пенсию, на место которых будут приходить лучшие выпускники педагогических вузов (которые тоже во время учебы работали тьюторами). В итоге выиграют все. Для хороших учителей освободятся места. А с классом, лишившимся отстающих, будет проще работать.

Уверяю вас: базовая математическая грамотность доступна любому в той же степени, что умение рассуждать или говорить по-русски. Это представление и лежит в основе нашей концепции.

Другая нечестность, доставшаяся нам как историческое наследство – это «абсолютная», «объективная» отметка, которую ученик получает на уроке. Ясно же, что тройка в хорошей математической школе может оказаться выше, чем пятерка в обычной. Во многих образовательных сообществах разных стран от представления о единой отметке давно отказались. Ключевая идея - вести обучение математике в школе индивидуализированно. В текущих отметках надо открыто фиксировать соответствие результатов ребенка запланированным для него индивидуальным целям и отсутствие пробелов между звеньями его знаний.. Тогда измерения как раз и можно сделать объективными, автоматизировать их, дать учителю и ученику материал для индивидуализированному планированию. На уровень грамотности мы должны вывести - причем, обязательно честно - любого учащегося обычной школы. А дальше будем ставить отметки в зависимости от индивидуальной траектории и достигнутого уровня. Ребенок будет знать: у него «четверка», но второго уровня. А чтобы перейти на третий, надо много работать.

Перечисленные традиции, наряду с привычкой к школьному списыванию, наличием высококонкурсных направлений в вузах и службой в армии, необходимостью выдавать аттестат каждому, приводят к массовой нечестности в ЕГЭ. В ЕГЭ есть и менее откровенная нечестность – задачи, которые даются на экзамене, в существенной части берутся не произвольно из курса математики, а похожи не демонстрационные, тренировочные, известные с осени. Это подталкивает учителей к тому, чтобы «натаскивать» учеников именно на них.

Честности в итоговой аттестации нужно добиваться в первую очередь в государственной итоговой аттестации за 9-ый класс, это будет влиять и на честность в ЕГЭ. В девятом классе будут идти с опережением и другие изменения. Например, в прошлом году в ГИА-9 появились три раздела: традиционная алгебра и арифметика; геометрия; реальная математика. В каждом надо было набрать необходимый минимум.

- Чем алгебра отличается от геометрии, я понимаю. Но чем она отличается от «реальной математики»?

- Реальная математика это умение применять свои знания на практике. То самое понятие «компетентности», которое так не нравится многим преподавателям математики, для которых очень важны «знания». Эту компетентность и выявляет международное тестирование PISA. И тут у нас серьезные проблемы: решить несложную задачку, но непривычного вида – например, найти неизвестную величину из физической формулы – даже не пытаются 40% российских школьников! Да что там дети! Против таких задач возражают и учителя, уверяя, что на экзамене по математике нельзя давать задачи «по физике»! Между тем, при решении заданий PISA требуется лишь немножко подумать и распознать, какой кусочек математики нужен, притом более простой, чем у нас проходят в 9-м классе. Конечно, «подгонять» систему образования «под Пизу» столь же бессмысленно, как и «учить математику под ЕГЭ». Но мы ожидаем, что изменения, которые мы в прошлом году внесли в аттестацию для 9-го класса приведут не только к улучшению способности наших школьников применять математические знания, но и к улучшению позиции страны в исследовании PISA.

Есть и еще одна нечестность в содержании школьного математического образования. Мы живем в цифровом мире. Для применения математики и в повседневной жизни и в профессиональной деятельности человек использует компьютер, телефон и другие средства информационных технологий. А наша школа, особенно средняя, да и высшая во многом тоже, этого как будто «не замечает», и иногда и активно отрицает. Цифровые инструменты математической деятельности школьники должны осваивать во время учебы в школе. Возможность использовать такие инструменты при выполнении части традиционных заданий, позволит нам высвободить больше времени для понимания математического материала, самостоятельных рассуждений, доказательств и математических экспериментов учащихся, соотнесения математических моделей с реальным миром. Это может дать нашим школьникам преимущество перед ребятами из стран, где также по инерции этого не делают и продолжают учить по старой модели. Конечно, надо знать теоретическую математику и ее инструментарий. Но надо уметь реализовывать этот инструментарий в современной технологической среде!

- Я поняла, что школа будет стараться честно выучить ученика к концу девятого класса всей базовой математике без пробелов. Но что делать, все-таки, с теми, кто математику не освоил, ни из-за неспособности, а из-за социальных причин. Получат ли они свои «тройки», проходной балл ГИА?

- Это принципиальный вопрос. С одной стороны, мы ожидаем, что таких будет становиться все меньше, в том числе – и за счет помощи тьюторов, о которых я говорил выше. С другой стороны, для того, чтобы это происходило, нужно показать «серьезность наших намерений» - действительно, «ставить двойки». Сейчас число детей с «липовыми» «тройками» составляет не менее 10%, а то и 15-20%, а мы хотим, чтобы таких случаев стало меньше!

Мы считаем, что ученик, не сдавший государственную итоговую аттестацию за 9-ый класс, может поступить в 10-ый и там заниматься по особой программе, повторно сдавать экзамен после 10-го и 11-го классов. Сдача этого экзамена не позволит ему поступать в вуз, где требуется ЕГЭ по математике, но будет означать, что он обладает базовой математической грамотностью, необходимой каждому.

- Математическое образование в школе перестанет быть единым? Так это же революция!

- И здесь никакой революции нет. Еще в середине 1960-ых годов в стране появились «школы с углубленным изучением отдельных предметов». В массовом масштабе были школы с углубленным изучением иностранных языков – для социальной элиты и математические школы – для элиты интеллектуальной. В дальнейшем «профилизация» расширялась. Появились «гуманитарные гимназии», где было сокращено преподавание математики и естественно-научных дисциплин и т. д. И до ЕГЭ варианты выпускных экзаменов (не говоря уже о вступительных) были различными для различных категорий выпускников. Так что мы, как и в некоторых других изменениях, которые проводили в ЕГЭ, возвращаемся к «еще не хорошо забытому» старому. Нынешний Федеральный государственный образовательных стандарт средней школы явно предполагает разные варианты изучения математики в 10-11 классах. Естественно иметь и аттестацию на трех уровнях. Первый – уровень математической грамотности; второй будет готовить к профессиональному применению математики, а третий уровень - творческий. С отметкой только по ГИА-9 нельзя будет поступать в технический вуз, но в гуманитарный – пожалуйста.

Второй уровень аттестации - для детей, которые неплохо знают математику, и смогут использовать свои знания при продолжении обучения в техническом, экономическом и т. д. вузе. В нынешней концепции старшей школы, сделанной по модели международного бакалавриата, можно ввести курс, развивающий важные вещи – умение решать нестандартные (хотя и простые) задачки, расширять свой математический кругозор, получить представление об истории математических открытий, о современных применениях математики и т.д. После него будет несложно сдать нормальный ЕГЭ, а полученных баллов, возможно, хватит для поступления в технический вуз. Но в сильный технический вуз конкуренция будет расти, для поступления в него понадобиться усиленная математика в школе.

Наконец, третий уровень аттестации предназначен для отбора школьников, способных продолжать заниматься творческой математикой в университетах. Большинство из них будет учиться в специализированных школах, развивающих современную сеть таких школ. Все знают о Колмогоровском интернате при МГУ, Второй, Пятьдесят седьмой и т. д. школах в Москве, 239-ой в Петербурге. При этом будут широко использоваться и дистанционные образовательные технологии. Но и здесь не будет радикальной революции – прообразом такой системы является Заочная математическая школа советского времени.

- Трехуровневое матобразование будет только в 10-м и 11-м классах?

- Индивидуализация образования должна быть всюду – в дошколке, в младшей школе, в основной. Но сейчас базисные учебные планы в начальной и основной школе сделаны достаточно жестко, а потому индивидуализация там идет главным образом в виде работы с отстающими. Но не исключено, что и в основной школе удастся продолжить традицию углубленного изучения математике. Особо важным для нас будет дошкольное образование. Там сейчас новый Федеральный стандарт запускает тихую революцию, но это – предмет особого разговора.

- Что концепция меняет в подготовке учителей математики?

- Первое. Сейчас на математическом факультете будущим учителям преподают высшую математику. Те ее не особенно усваивают, но кое-как сдают: списывают или, в лучшем случае, что-то выучивают, но сразу после экзамена все забывают. А вот решать задачи их не учат, хотя именно этого ждут от них в школе. Но можно ли выучить детей тому, чего не умеешь сам?! Значит, надо менять программу. Студентов на 80% надо учить тому, что позже они будут требовать от детей в школе. Таким образом, с 1-го курса они должны решать те самые задачи, которые потом будут решать их ученики. При этом каждый студент должен выйти на собственный уровень сложности. Выходит на «двойку» - надо отчислять. Если у него школьная «тройка», граничащая с «двойкой», пусть доучится, но учителем ему быть не надо – слишком важна эта профессия, а он пусть работает где-нибудь еще. Студенты-хорошисты могут работать в районных общеобразовательных школах. А отличников с удовольствием возьмут лучшие школы, стонущие сейчас из-за отсутствия кадров.

Второе. Принципиально иным станет объем практики: с 1-го курса студенты должны много времени проводить в школе и в детском саду. При этом психолого-педагогическая составляющая будет строиться на базе практического опыта – с проработкой того, что, по словам будущего учителя, у него пока не получается.

Третье. Все, что студент наработал в ходе педпрактики в школе, будет фиксироваться в информационной среде и войдет в цифровой портфолио, с которым он потом будет устраиваться на работу. Согласитесь: достаточно посмотреть 2-3 минуты видео его взаимодействия с классом или увидеть, как он оценивает чью-то контрольную работу, чтобы понять, брать его в школу или нет. Тем самым мы, с одной стороны, поставим на выходе из вуза мощный профессиональный фильтр, а, с другой, приучим будущего учителя к школе и дадим ему нужные практические навыки для хорошо оплачиваемой работы, да еще поблизости от дома.

Четвертое. Учить будущих математиков должны люди соответствующего уровня математической деятельности. Специалистов высшего уровня – математиков-теоретиков должны растить профессора мехматов, время от времени что-то сами доказывающие и публикующие статьи. Будущих инженеров и программистов, профессионально применяющих математику, но ничего принципиально нового в ней не изобретающих – преподаватели инженерных вузов, занимающиеся приложением математики к свой области - например, работающие на какую-то фирму. А преподаватели педвузов должны время от времени учить детей в школе, или, скажем, придумывать новые задания для открытого банка ЕГЭ. Другими словами, заниматься тем самым делом, которому учат.



Партнеры