Каждый третий диагноз эпилепсии в России – ложный

А симптомы настоящей болезни могут не заметить даже родные

28 марта 2016 в 15:39, просмотров: 9645

Москвич Борис Г. в 38 лет вынужден был начать жизнь заново. В прошлом остались крепкая семья, престижная высокооплачиваемая работа. В настоящем — борьба за жизнь и надежда на лучшее.

Каждый третий диагноз эпилепсии в России – ложный
фото: morguefile.com

Все изменилось после того, как врачи поставили ему диагноз «эпилепсия». Через несколько месяцев пришло осознание того, что ему нельзя больше водить машину (во время приступа он попал в аварию и чуть не умер); что его больше не жаждут видеть в крупной компании (кому нужны припадочные?); что он уже не особо интересует красавицу-жену.

Таких как Борис в Москве — около ста тысяч человек. В мире пациентов с эпилепсией — 65 миллионов. И проблемы у них примерно одинаковые.

Древние греки считали эпилепсию вмешательством богов в жизнь человека и даже называли эту болезнь «божественной» или «геркулесовой». Христиане полагали, что ее природа — совсем не божественная, а бесовская. Эпилепсией страдали Юлий Цезарь, Сократ, Мольер, Нобель, Ленин, Наполеон, Флобер, Байрон, Стендаль, Достоевский... Сегодня такой диагноз стоит у 65 миллионов человек в мире, в том числе — более 350 тысяч в России. Ежегодно в мире количество больных увеличивается на 2,5 миллиона. Много это или мало? Как говорят эксперты, людей с эпилепсией сегодня более больше людей, чем с болезнями Паркинсона, Альцгеймера и ДЦП, вместе взятые.

Современная медицина многое знает о природе этого заболевания, однако людские предрассудки науке побороть до сих пор не удалось. Пациентов с таким диагнозом часто опасаются и считают ненормальными. Чтобы побороть этот стереотип, в конце марта в мире отмечают Фиолетовый день — день повышения осведомленности общества об эпилепсии.

Идея проведения «Фиолетового дня» (именно этот цвет благоприятно влияет на нервную систему и снижает уровень тревоги) принадлежит девятилетней девочке с диагнозом «эпилепсия» из Шотландии. Сначала ее поддержали в родной стране, а потом и по всему миру. И сегодня 26 марта в 120 странах, включая Россию, проводят различные мероприятия, цель которых — показать, что пациенты с эпилепсией ничем не отличаются от остальных и имеют право на нормальную жизнь.

К несчастью, от это болезни не застрахован никто — она может проявиться и у молодого, и у пожилого; и у мужчины, и у женщины; и у богатых, и у бедных. Спровоцировать болезнь может родовая травма, сотрясение мозга, эмоциональное потрясение, опухоль мозга, инсульт, некоторые генетические синдромы, даже токсические выбросы. Например, несколько лет назад ученые зафиксировали всплеск заболеваемости эпилепсией в Братске — в районе вредного производства. «И все же главенствующим фактором является генетическая предрасположенность. Далеко не у всех младенцев с родовой травмой развивается эпилепсия», - уверен основоположник отечественной эпилептологии, профессор кафедры нервных болезней МГМСУ им. А.И. Евдокимова, чл.-корр. РАН Владимир Карлов.

Увы, в нашей стране не так много квалифицированных врачей-эпилептологов. Да что там — такой специальности официально у нас вообще нет. Долгое время такие пациенты должны были лечиться у психиатров, что было своеобразным ярлыком. Сегодня заболевание официально признано неврологическим, однако в России прием пациента у невролога должен длиться не дольше 15 минут. Разве за это время можно понять, что происходит с человеком?

Может быть, поэтому примерно в каждом третьем случае диагноз «эпилепсия» ставится неверно. «Симптомы болезни схожи со многими неврологическими заболеваниями. В молодом возрасте нередко бывают приступы, которые могут неверно диагностировать, как эпилептические. Но самое ужасное, когда неверно диагностированным пациентам начинают назначать серьезное лечение», - говорит Председатель Российской Противоэпилептической Лиги Гагик Авакян. В то же время, продолжает профессор Авакян, многие люди годами живут с эпилепсией и даже о ней не подозревают. Ведь приступы могут происходить во сне, без судорог — так, что даже супруг не заметит. У некоторых больных судорог не бывает вообще — лишь отключение сознания.

Хорошая новость в том, что сегодня эпилепсия считается потенциально излечимой болезнью. Главное — правильно подобрать терапию. Если еще лет двадцать назад у врачей не было по сути ничего, кроме фенобарбитала, то сегодня в стране зарегистрировано более 420 препаратов в этой области (только за последний год появилось 4 новых). «Такой большой выбор с одной стороны — благо. С другой — врачу непросто выбрать подходящий пациенту препарат. А важно подобрать не только лекарство, но и его правильную дозу. Слишком маленькая доза может вызвать привыкание, слишком большая – отторжение. Однако когда терапия подобрана, многое зависит от пациента — если он прекращает лечение, риск внезапной смерти, который у пациентов с эпилепсией итак в 24 раза выше, чем у здоровых людей, резко возрастает. К счастью, сегодня выполнять назначенное лечение проще — большинство лекарств нужно принимать лишь раз в день, а не четыре, как было раньше», - рассказывает Владимир Карлов.

Однако бывают пациенты с устойчивостью ко всем лекарствам (таких, по экспертным оценкам, 25-30%). Таким помогает лишь операция на головном мозге. Зато врачи отмечают, что уже в течение пяти лет ждут появления генетического теста, который поможет достоверно определять, какие препараты и в какой дозе помогут конкретному больному с эпилепсией. Еще одна перспектива будущего — стереотоксическая имплантация электродов в определенные структуры мозга и носимый стимулятор, который «гасит» эпилептические приступы, в головной мозг (говорят, метод уже начали применять в США).

Врачи отмечают, что каждый человек должен знать, как себя вести, если вы окажетесь свидетелем эпилептического приступа. Необходимо уложить человека на бок, подложить что-то под голову, чтобы не было травмы. Можно уколоть пациента чем-то острым в кончик носа — такая нехитрая мера помогает быстро остановить приступ. Когда больной напряжен, ему ни в коем случае не стоит пытаться открыть рот — это чревато поломкой зубов. Когда он находится в состоянии конвульсии — рот стоит попытаться открыть. Однако не следует пытаться напоить человека водой или сунуть ему таблетку. Дождитесь, когда приступ кончится — после него пациент должен отдохнуть.



Партнеры