Легенда №75

Андрей Сельцовский, хирург, доктор медицинских наук, профессор, экс-руководитель Департамента здравоохранения города Москвы: «К сожалению, спустя много лет нашу профессию, профессию медика, накрыло дензнаками»

1 октября 2013 в 19:25, просмотров: 7421

Андрея Петровича Сельцовского, без преувеличения, знает вся Москва: долгие годы он поддерживал нормальное самочувствие многомиллионного города — возглавлял столичный Департамент здравоохранения. За эти годы многое в медицинской    помощи москвичам изменилось в лучшую сторону. Но мало кто знает, что до высокой должности Андрей Петрович три десятка лет проработал хирургом-травматологом, а еще раньше многие годы, будучи военным врачом, оперировал раненых в «горячих точках»...

Легенда №75
Андрей Сельцовский за работой. Фото из личного архива

— Андрей Петрович, вы — человек-легенда. У вас за плечами войны в Афганистане и Эфиопии; «Норд-Ост» и «Трансвааль-парк». В фильме «Легенда №17» о Валерии Харламове вы являетесь прототипом для актрисы Нины Усатовой — она работает хирургом, оперирующим знаменитого хоккеиста. Что бы вы выделили как самое главное в своей жизни?

— Главное? Мне, считаю, в жизни везло: не то, что со мной произошло, а то, с чем и с кем я сталкивался по своей работе. В течение 15 лет я работал в знаменитом учреждении — в Главном военном клиническом госпитале им. Н.Н.Бурденко. Естественно, было немало и тяжелых, непредвиденных ситуаций, которые случаются во время хирургической деятельности. А что касается «горячих точек», то не я один там был, мои коллеги тоже несли это нелегкое бремя...

В принципе у каждого человека всегда есть возможность отойти в сторону, не рисковать жизнью. В этом смысле я очень признателен своим учителям. И не только прямым наставникам, но и людям, с кем я бывал в командировках, с кем работал в госпитале Бурденко, где начальником был генерал Николай Леонидович Крылов. Но особенно благодарен Виктору Васильевичу Черкашину — главному травматологу госпиталя, человеку очень грамотному, фантастически образованному.

— Как к вам на хирургический стол попал Харламов?

— У него после автокатастрофы была тяжелая травма голеностопного сустава, перелом ребер, проблемы с грудиной. И я его оперировал. После этого он, слава богу, восстановился и даже продолжал играть несколько лет. Но я ведь не одного Валеру Харламова оперировал, оперировал Бабинова, Капустина, Немчинова, Макарова, Фетисова и многих других ребят. В советское время это были люди-небожители, а в народе гуляла шутка, что в Советском Союзе есть три выездные модели: это балет Большого театра, космические ракеты и хоккейная команда ЦСКА…

— Вы были много лет министром здравоохранения столицы. Это круто — осознавать, что ты управляешь всей системой городского здравоохранения? Вообще быть министром — в кайф?

— Важно, что меня заметили и выбрали на эту должность. Но то, что было за кадром, далеко не кайф. Надо было очень сильно вкалывать, и не одному, — в одиночку ничего не сделаешь, нужны команда, профессиональные люди. Врачам надо верить, помогать им, продвигать по службе молодых.

С Валерием Харламовым. Фото из личного архива

К сожалению, спустя много лет нашу профессию, профессию медика, накрыло дензнаками. Но даже при этом положении вещей должны быть нормальными правила игры: пациенты должны быть абсолютно убеждены, что в случае болезни им помогут. Что бывает, увы, не всегда. Особенно в этом внимании нуждаются люди моего, «зрелого возраста». Цель на все времена одна — медицинскую помощь нужно сделать максимально доступной и максимально квалифицированной. Чем мы, собственно, и занимались.

Когда мы приступили к работе, в городе были огромные проблемы со Скорой помощью. Тогда и появились известные сегодня диспетчерские, огромные центры, которые мы развивали. Были выделены детские врачебные бригады «скорой» (до этого их не было), и этим самым мы убрали огромное количество жалоб в наш департамент.

При службах «03» ввели запись переговоров пациентов с работниками Скорой помощи. Сейчас кто-то пытается говорить, что в то время было мало жалоб. Ерунда все это, жалоб всегда было много, но мы могли определить, кто виноват: звонивший, дежуривший фельдшер или врач экипажа. Кстати, в то время мы по выездным магистралям расставили службы Скорой помощи — и время доезда до места аварии, до больных снизилось вдвое. В городе были проблемы с эндоскопической и вообще с хирургической службой. И смертность была высокой в этой области. Но нам удалось ее снизить. В этот период с помощью города очень многое построили: поликлинику в Бутове, корпуса в 1-й Градской, в Боткинской, в Склифе, в 9-й городской больнице; прекрасное здание НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. Все это было возведено, сдано и, слава богу, функционирует до сих пор.

За то время немало сделано и для развития акушерства и гинекологии. Надо сказать, что вовремя приняли решение утвердить на эту должность Марка Аркадьевича Курцера, который очень много сделал.

— В народе принято считать: мужчину в профессиональном плане «выводит в люди» жена. Но есть второй постулат: «У хорошего мужа и жена хороша»… Какой посыл вам больше нравится?

— Второй постулат мне, конечно, больше нравится. И за это я благодарен своей жене — Наташе. И убежден: у каждого человека есть две судьбы — характер и семья. Это важнейшие вещи для человека. У меня много внуков, много невесток, я — отец четырех сыновей. И я их всех люблю. Поэтому мне в этой жизни ничего не страшно. У меня есть даже правнуки! В семье три доктора: я, сын и внучка, которая пошла в кардиологию. Мне все же 75 лет.

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Стараюсь осмыслить прошлое, хотелось бы изложить все это в книге, но пока не очень получается. Я очень многое в свое время недочитал, поэтому стараюсь наверстывать. Сейчас перечитываю Пикуля, в данный момент — роман о юнгах. Книга о флоте, об истории. Хотел бы произнести в этой связи одну фразу из книги: прошло время любви, осталось время для молитвы.

…Многолетнему другу нашей газеты Андрею Петровичу Сельцовскому исполнилось 75 лет. Коллектив «МК» от души поздравляет вас, Андрей Петрович, с замечательной датой. Будьте здоровы и счастливы.



Партнеры