Слабое место сильного пола

К проктологам россияне не спешат, хотя последствия при заболевании толстой кишки могут быть самые ужасные, вплоть до онкологии

13 марта 2014 в 17:44, просмотров: 11087

«Стыдно, когда видно», — говорят в народе. Но есть заболевания, которые внешне себя никак не проявляют, а люди стыдятся обращаться к врачам. «Очень многие пациенты живут с болезнями толстой кишки и к специалистам идти стесняются, проблема достаточно деликатная», — сказала при встрече главный проктолог Восточного округа Москвы, доктор медицинских наук, зав. отделением колопроктологии городской клинической больницы №15 им. О.М.Филатова Этери БОЛКВАДЗЕ. — Особенно это важно для тех, кому за 40, — им надо проходить колоноскопию хотя бы один раз в два года. И в первую очередь — мужчинам».

Слабое место сильного пола
фото: Александра Зиновьева

Действительно, к проктологам россияне не спешат. Приятного в такой встрече, конечно, мало. Тем более что к узкому специалисту сейчас сразу не попадешь: сначала надо все рассказать (а иногда и показать) терапевту, тот пошлет к хирургу, далее — к проктологу.

«Чаще болеют мужчины и рожавшие женщины»

— Этери Энверовна, насколько актуально сегодня это заболевание в нашей стране?

— В России колопроктологическая проблема давно назрела и перезрела, — заметила Этери Энверовна. — Заболеваемость в этой области довольно высокая. Во-первых, из-за ложного стыда многие пациенты с этим заболеванием обращаться к проктологам не спешат. К тому же на осмотр женщины хотят попасть к докторам-женщинам, мужчины — к докторам-мужчинам. Во-вторых, многие заболевшие занимаются самолечением, причем пользуются никем не подтвержденными советами, размещенными в Интернете. Сами себе назначают абсолютно неправильное лечение. И вообще об этом заболевании население имеет очень мало информации, хотя она необходима каждому. Особенно это важно для тех, кто старше 40 лет, — им надо проходить колоноскопию хотя бы раз в два года. Это и будет профилактикой рака прямой кишки. Согласно данным, представленным на последнем съезде колопроктологов (проходил он в октябре 2013 года в Санкт-Петербурге), рак толстой кишки стоит на первом месте. А все потому, что многие даже не знают, что необходимо делать такое исследование, как колоноскопия. И запускают болезнь. Вот и сегодня прием только еще начался, а уже всем пятерым пациентам, которых я обследовала, требуется оперативное вмешательство. Всем им назначила операции и выдала направления на дополнительные исследования.

— И с какими проблемами чаще всего обращаются москвичи?

— Многие обращаются уже с полипами в толстой кишке, которые требуют наблюдения врача (надо проводить гистологическое исследование). А еще — с трещинами и свищами прямой кишки. Если их не лечить, можно довести себя до серьезных последствий. Прямая кишка — входные ворота проникновения инфекций, это ведет к развитию заболеваний, причем очень серьезных. Таких, например, как парапроктит (воспалительный процесс, при котором инфекция проникает в ткани околопрямокишечной области из просвета прямой кишки). Возникает нагноение, которое зачастую самопроизвольно вскрывается наружу или в просвет прямой кишки. В других случаях (наиболее часто) такой абсцесс вскрывают хирурги.

— Что может быть сигналом о заболевании, должно насторожить человека? На что обращать внимание?

— На начальном этапе клинически эти заболевания не всегда четко выражены. В большинстве случаев протекают бессимптомно. Позже появляются незначительные признаки — в виде кишечного дискомфорта типа инородного тела в прямой кишке, болей внизу живота. У кого-то может задерживаться или, наоборот, учащаться стул; вздуваться живот. Все индивидуально. Заподозрить заболевание может только специалист. И если не принять меры, первичные редкие симптомы перерастут в постоянные и более интенсивные.

— Что должно сподвигнуть человека сделать колоноскопию?

— Первое — это боли в толстой кишке (в правой или в левой ее половине) и кровянистые выделения. Затруднения при опорожнении кишечника. Часто о проблеме сигнализируют резкие и нарастающие боли при ходьбе, кашле и т.д. А также высокая температура, что говорит об интоксикации организма, боли в глубине таза. Надо обращать внимание на выделение крови и слизи. Насторожить должны и запоры, которые чаще всего приводят к таким заболеваниям, они могут сменяться поносами. Состояние пациента может быть очень тяжелым. Важно не медлить, провести диагностическое обследование, чтобы выявить проблемную зону и выбрать правильную тактику лечения.

— Известны ли причины хронического парапроктита? Лечится ли он? И можно ли его предупредить?

— Хронический парапроктит часто возникает при самопроизвольном или неправильном вскрытии острого парапроктита. Внутренне отверстие абсцесса в анальном канале не заживает, и остается свищ. Либо заживление произошло непрочным рубцом, и при незначительном травмировании (даже при езде на велосипеде) вновь возникает воспаление на том же месте, а локализация абсцесса может быть в другом месте промежности.

«При поликлиниках создаются дневные стационары, где можно оперировать больных с помощью малоинвазивных методик»

— Как сейчас проводится исследование в этой области? Многие тоже боятся его делать. Насколько оно безболезненно?

— Исследование прямой кишки сейчас достаточно комфортное. Если раньше перед процедурой исследования человек должен был делать изнурительные клизмы, которые не все переносят (особенно если человек в пожилом возрасте), то сейчас для этого есть специальные препараты. Выпил послабляющей жидкости, и кишечник очистится сам собой. Особенно это благоприятно для людей, имеющих сопутствующие заболевания, например сердечно-сосудистые. Если мы видим, что колоноскопию пациенту пройти трудно (есть спаечные болезни в брюшной полости или после операций на брюшной полости), делаем внутривенное обезболивание. Такой легкий наркоз: больной на 5–10 минут полностью отключается и спокойно переносит процедуру.

Раньше так делали только в частных клиниках, теперь внутривенное обезболивание мы выполняем в своей муниципальной клинике. В арсенале проктологов сегодня немало диагностических методик: ректороманоскопия (визуальный осмотр внутренней поверхности прямой кишки), ректоскопия, аноскопия, биопсия, бактериологическое исследование, анализ на кишечные инфекции. Все в комплексе и позволяет врачу установить истинные причины колопроктологических заболеваний. Тактика диагностики и лечения острого и хронического парапроктита по сути одинаковая.

— А что касается лечения... Насколько оно обнадеживает?

— Оно разное — от амбулаторного лечения до хирургических операций. От консервативных методов до радикальных малоинвазивных операций. Все зависит от стадии развития проктологических заболеваний, от их локализации, индивидуальных показаний. Оперативное лечение парапроктитов тоже проводится с применением обезболивания, поэтому пациент не испытывает неприятных ощущений. Но если затянуть с ликвидацией проблемы, это приведет к осложнениям — незарастающим гнойным свищам и воспалениям. И если свищ вовремя не убрать, за ним потянется шлейф сопутствующих заболеваний. Операции бояться не нужно, так как сегодня у хирургов на вооружении есть малоинвазивные методы лечения, но они не для IV стадии заболевания.

— Этери Энверовна, вы практик с большим опытом работы, ученый, хирург. Какие меры профилактики может человек использовать, чтобы не довести себя до такого «стыдного» заболевания?

— Во-первых, всем без исключения нужно строго следить за работой своего кишечника. Не допускать запоров и жидкого стула. А для этого в первую очередь обратить внимание на то, что вы едите. Пища в основном должна быть растительной: в меню побольше грубой клетчатки (овощи, фрукты). Если человек уже в возрасте, то мы ему рекомендуем всего два раза в неделю есть мясо. Пища должна быть щадящей: меньше жирной, жареной, копченостей и хлебобулочных изделий. Важно следить за временем приема пищи. И не глотать по любому поводу антибиотики. Например, колиты (воспаление слизистой толстой кишки) могут вызвать не только неправильное питание, но и лекарства. Кстати, колитов мы фиксируем очень много, в том числе из-за того, что люди стали часто принимать антибиотики. Прием антибиотиков вызывает псевдомембранозный колит. Это очень тяжелое заболевание.

— Слышала о какой-то специальной гимнастике при таких проблемах. Что это за гимнастика и можно ли ее использовать в качестве профилактики?

— Гимнастику мы рекомендуем только женщинам — для укрепления мышц тазового дна. Причем в основном женщинам рожавшим, преимущественно после 40 лет, у кого часто встречается опущение стенок влагалища и матки. Но и в этом случае не каждой женщине можно делать такую гимнастику, так как нужно смотреть на стадию такого опущения. Есть и общего плана гимнастика — для укрепления мышц тазового дна. Она используется при недостаточности анального сфинктера заднего прохода. Но и при таких случаях врач, прежде чем ее порекомендовать, обязательно должен осмотреть.

Специальную гимнастику хорошо использовать и при затрудненном акте дефекации (проблема больше женская: чаще возникают у тех, кто рожал, и у пожилых, т. к. у них в процессе жизни до 20% нервных клеток в прямой кишке отмирает). Важно не запустить болезнь, хотя бы раз в год посещать колопроктолога и раз в два года делать колоноскопию.

— Профессия проктолога, тем более хирурга, считается не очень женской и тяжелой. Как справляетесь?

— Я люблю свою профессию, мне не тяжело. За плечами все же уже есть большой опыт. Закончила медицинский институт. Затем в Институте колопроктологии в Москве закончила ординатуру. И в этом же институте многие годы работала. Там же защитила кандидатскую и докторскую диссертации. И все эти годы практиковалась на базе городской больницы №15. В течение последних трех лет полностью перешла на лечебную работу, теперь вот заведую отделением колопроктологии.

— Сколько операций в год вам удается выполнить? И решает ли это проблему в целом?

— В прошлом году выполнила около 500 плановых операций и 150 экстренных. Наше отделение (работает 7 докторов) за один день иногда делает до 17 операций. Хирургам приходится стоять у стола с утра до ночи. Операции длятся по часу, минут по 40. Но часто и больше, когда приходится устранять большие дефекты передней брюшной стенки, промежности, закрывать дефекты после обширных ран, после анаэробного проктита. (Кстати, анаэробная инфекция — одна из самых тяжело протекающих и приводит к развитию выраженной эндогенной интоксикации с поражением жизненно важных органов и систем.) Малые операции делаем амбулаторно, когда больного не надо класть в стационар. Многие и не хотят долго находиться на больничной койке, терять время, особенно работающие. Поэтому при поликлиниках сейчас создаются дневные стационары, где можно оперировать больных с помощью малоинвазивных методик. И пациентам хорошо — не надо ложиться в больницу, и государство не будет тратить деньги на их содержание в стационарах.

— И много таких стационаров в Восточном округе Москвы? Вы главный проктолог этого округа.

— При поликлиниках в нашем округе всего 2 проктолога и 1 совместитель на 0,5 ставки. Конечно, это очень мало для такого большого округа. Проктологов пока еще не хватает.

С улицы — и сразу к врачу

…В день, когда я встречалась с Этери Болквадзе, была суббота — выходной день. Но в консультационно-диагностическом центре (КДЦ) больницы все проктологи при исполнении: очередная акция — День открытых дверей. Любой горожанин «с улицы», без всякого направления и очередей, имея в руках лишь полис ОМС и паспорт, мог попасть к узкому специалисту. На этот раз — к проктологу. Не сказать, чтобы было нашествие желающих показаться такому доктору, но у каждого кабинета сидели люди. Причем в основном среднего возраста — нерабочий день. Кстати, это была четвертая субботняя акция (до нее в таком же режиме вели прием ветеранов войны, «сердечников», с болезнями глаз). Теперь вот на дежурство заступили проктологи.

— По акции пациенты к нам попадают, минуя первые два уровня (поликлинику и амбулаторно-поликлинические центры), — прокомментировал событие руководитель КДЦ, зам. главного врача больницы по медицинской части Игорь Викторович ЦУПКО. — А значит, им не пришлось обращаться к терапевтам в поликлиниках, а затем ожидать очереди, чтобы прийти к проктологу. Это людей привлекает. Тем более что проблема деликатная, и о ней принято умалчивать. Вот такое хроническое стеснение перед проктологами и приводит к тому, что пациенты попадают к врачам с уже далеко зашедшей стадией болезни. Проведение подобных акций, в частности проктологической, помогает предотвратить подобные случаи. Да и фактор времени важен: работающий человек имеет возможность, не отпрашиваясь у начальства, пройти консультацию у специалиста.

Хорошо, если проблема маленькая. А если заболевание уже далеко зашло? Сфера очень деликатная. Это уже четвертая акция, и мы проводим ее в новом формате: стараемся привлечь трудоспособное население, у кого практически нет времени на ожидания. Как бывает: человек откладывает визит к врачу - пойду завтра, послезавтра, через месяц... Уходит полгода, а там, глядишь, могло развиться заболевание. Небольшая беда, если это просто трещина. А если уже свищ или онкология? Что чаще всего и случается. Связано это с запущенными случаями. При опросе пациентов выясняется, что до нас их даже не осматривали, хотя именно при осмотре выявляется до 70% рака.

— Возможно, такое происходит с введением трехуровневой системы медицинской помощи в Москве: первый визит — к терапевту, второй — в амбулаторно-поликлинический центр и только третий — направление в больницу?

— Не все пациенты пока смогли понять и принять трехуровневую систему, которая в последнее время выстроена в медицине. Хотя она довольно логичная: действует во многих странах, но у нас она пока не может прижиться, потому что людям в новинку. Раньше как было: всех, кому невозможно помочь в поликлинике, сразу отправляли в стационар. Теперь попасть сразу на третий уровень можно либо по «скорой помощи», либо пройдя 1-й и 2-й этапы. К этому наши граждане пока не привыкли. Нужно вести разъяснительную работу, что мы и делаем. Раньше 80% пациентов лечились в стационаре, 20% — амбулаторно. Теперь все будет наоборот. Но я убежден, что со временем люди «распробуют» трехуровневую систему и будут амбулаторно обследоваться раз в год и тем самым предупреждать многие заболевания.



Партнеры