Стой, рожать будем!

Как лучше: вертикально, горизонтально или на корточках?

17.03.2014 в 17:19, просмотров: 6832

Скоро в Москве не останется ни одного отдельно стоящего роддома. Начавшееся объединение родильных домов и женских консультаций завершается созданием многопрофильных клиник, где за здоровьем будущих мам станут наблюдать не только акушеры-гинекологи, но и другие специалисты, от урологов до кардиологов. И нести ответственность за пациентку будет одна структура.

К Первой градской присоединился 25-й родильный дом, к Боткинской больнице — 32-й. Роддом №4, где раньше всех научились проводить роды в вертикальной позиции роженицы, тоже не стал исключением из правил.

Стой, рожать будем!
фото: Наталия Губернаторова

— Мы объединились с 64-й больницей, — рассказывает Ольга Шарапова, главный врач родильного дома №4. — Это единственная больница в Юго-Западном округе. Она рассчитана на 830 коек и представлена всеми отделениями, что необходимо для многопрофильного стационара.

Раньше мы рассчитывали на физиологические роды и работали в основном с женщинами, у которых практически не было патологии. Порок сердца, гипертоническая болезнь, сахарный диабет, заболевания почек — сегодня мы принимаем всех, кто переступает порог нашего родильного дома. У нас есть возможность приглашать специалистов для оказания плановой и экстренной помощи: эндокринологов, терапевтов, кардиологов, травматологов.

— Раньше женщины с серьезными осложнениями беременности должны были рожать только в специализированных учреждениях, порой за тридевять земель от дома, на другом конце города.

— Недавно у нас рожала женщина с заболеванием почек. Она страдает хроническим пиелонефритом и давно наблюдается у специалистов. К нам поступила по «скорой» с высоким давлением, в тяжелом состоянии. Она жительница нашего района, но раньше мы бы ее никогда не приняли. А тут вызвали специалистов и вместе родоразрешали. Все прошло благополучно. Родился прекрасный ребенок, и они уже выписались домой.

Другая история. Две недели назад в Подмосковье беременная москвичка за рулем попала в серьезную аварию. Машина покорежена, женщину в бессознательном состоянии доставили в ближайшую больницу. Оказали первую помощь, прооперировали, поставили на костыли, и пациентка ушла под расписку. Не захотела больше оставаться в стационаре. Она вернулась домой, но вечером ей стало плохо. Вызвала «скорую», и ее привезли к нам при сроке 32 недели беременности. К сожалению, произошла гибель плода, и женщина родила мертвого ребенка. Мы проводили роды вместе с врачом-травматологом: у пациентки была травма костей таза.

— Ольга Викторовна, к вам на прием заходила молодая пара. У женщины достаточно большой срок беременности, муж к ней нежен и внимателен, но мне показалось, что они расстроены. Что-то не так?

— У нее вторая беременность. Две недели назад при ультразвуковом исследовании была обнаружена диафрагмальная грыжа у плода. Мы приняли решение провести операцию кесарева сечения. Новорожденного сразу отправим на реанимобиле на оперативное лечение в Филатовскую детскую городскую больницу. У нас с детскими хирургами отработан определенный алгоритм по ведению таких новорожденных с первых минут их рождения. Ведь наша работа не ограничивается родами. Мы должны женщине дать не просто живого, но и здорового ребенка.

— Но все ли зависит от врача? Та же родовая травма — только ли акушерская ошибка?

— Лет тридцать назад профессора в мединститутах говорили, что родовая травма — это результат плохого ведения родов. Сейчас проводятся исследования на клеточном уровне, и мы достаточно точно можем определить характер родовой травмы. Если травма — результат ведения родов, то новорожденные, как правило, хорошо выходят из этих состояний.

— Читала, что наиболее распространенная родовая травма — перелом ключицы у ребенка.

— Это бывает у крупных детей. Головка родилась, а плечики только вошли в малый таз, начинают разворачиваться и застревают. Продвижение ребенка по родовым путям прекращается. Нам нужно как можно быстрее родить плечики. Простой перелом ключицы срастается за несколько дней, в очень редких случаях, когда произошло смещение костей, требуется оперативное вмешательство.

— Но, наверное, бывают случаи, когда травмы происходят не только из-за ошибок акушерок?

— Причины тяжелых родов иногда связаны с ослабленным здоровьем женщины. Если ребенок внутриутробно в силу разных причин испытывал гипоксию (кислородную недостаточность), нарушается кровоток в сосудах головного мозга. В результате, когда ребенок уже проходит по родовому каналу, могут возникнуть кровоизлияния. Тяжелая форма гестоза (осложнения нормально протекающей беременности, характеризующиеся расстройством ряда органов и систем организма. — Е.С.) всегда приводит к гипоксии. В таких случаях желательно роды закончить путем операции кесарева сечения. Мы всегда выбираем способ родоразрешения в пользу ребенка. И, если раньше оперативная активность при родах составляла 5–7 процентов, то сегодня уже 27, то есть операция кесарева сечения делается каждой третьей-четвертой женщине.

— Почему так часто? Берем пример с американцев, где оперативные роды всегда лидировали?

— В Америке оперативно разрешают почти 40 процентов родов. Если ребенок родился с осложнениями, роженица может обратиться в суд. Риски должны быть минимальные. Мы раньше беременным женщинам не проводили магнитно-резонансную диагностику (МРТ). А сейчас сплошь и рядом решаем, как проводить роды: через естественные родовые пути или путем операции кесарева сечения? Многое зависит от того, какой рубец на матке после предыдущей операции. Есть такие отважные женщины, которые во что бы то ни стало стремятся родить сами. Мы идем им навстречу до тех пор, пока ситуация не угрожает жизни матери и ребенка.

— В последние годы наблюдается увеличение количества детей-инвалидов. Нам говорят, что виновата плохая экология. Но только ли в этом дело? Медицина переходит на новые стандарты выхаживания недоношенных детей. С 2012 года родившихся с весом 500 граммов учитывают в показателях младенческой смертности. Сейчас вытаскивают таких экстремально недоношенных детей, каких 20 лет назад даже не пытались бы спасать.

— Совершенно верно. У нас великолепное оборудование, на котором хочется работать. Спасаем новорожденных весом от 500 граммов при сроке беременности 22–23 недели, но не все эти дети потом вписываются в полноценную жизнь. Когда вес ребенка около килограмма, нет проблем. Они все великолепно выживают. Единственное осложнение — развитие ретинопатии, потому что недоношенные младенцы длительный период времени лежат в кувезах, где чистый кислород, пусть даже смешанный с воздухом, все равно действует на сетчатку глаза. Ретинопатия — заболевание глаз, возникающее вследствие нарушения развития сетчатки, когда глазное яблоко не развивается.

— Но потом зрение восстанавливается?

— Нет, ретинопатия новорожденных ни в одной стране мира не лечится. Недоношенные дети впоследствии страдают миопиями. Но это не самое страшное в жизни. Из-за того, что нервная система плода развивается в последнюю очередь, у глубоко недоношенных детишек очень часто встречается детский церебральный паралич. Вот мы выходили сложного ребенка. А что дальше?

— А как в других странах?

— В Англии, например, другой подход. В 2002 году там принят закон, в котором четко прописан алгоритм выхаживания недоношенных. Нет, выхаживают, конечно, всех, но детей, родившихся в период с 22-й до 26-й недели беременности, ведут консервативно. При этом практикуется выжидательная тактика: выживет — не выживет. А после 27 недель очень агрессивно вступают реанимационные мероприятия. И в обязательном порядке родителей знакомят со всеми последствиями, которые связаны с дальнейшей жизнью этого ребенка. Если родители говорят: «Нам хоть какого ребенка, но дайте!», конечно, этот ребенок будет жить. Медицина шагнула так далеко вперед, что может сделать все или почти все по спасению и выхаживанию этих детей.

В Америке немножко другая ситуация. Там выхаживают всех детей, но только после информированного согласия родителей. У нас все гораздо гуманнее: раз родился, должен жить.

— Лет двадцать назад рожать старались по блату. Через друзей и родственников искали знакомого врача, акушерку или медсестру — так было надежнее. Сегодня роддом, как правило, выбирают по отзывам в Интернете. Как вы относитесь к тому, что о вас пишут?

— Мой рабочий день начинается с просмотра отзывов. Бывают объективные и субъективные оценки. Мы разбираем все факты: и те, которые касаются оказания медицинской помощи, и те, где речь идет о качестве сервисных услуг. Даже такие, казалось бы, мелочи: «в туалете отсутствует туалетная бумага» или «принесли холодную еду». В послеродовом отделении стараемся питание разносить в термоконтейнерах по палатам. А рожениц обычно кормим непосредственно в родблоке. Даем булку с маслом и сыром и горячий сладкий чай, а затем переводим в палату. А здесь почему-то упустили. Начали разбираться в жалобе и выяснили, что женщина родила после ужина, естественно, захотела поесть и попросила санитарку что-нибудь принести. У нас довольно-таки камерный родильный дом, и ни одно замечание не оставляем без внимания.

— Для нашей страны вертикальные роды все еще экзотика. Хотя новое — хорошо забытое старое. Известно, что рожать лежа начали при французском короле Людовике XIV, которому хотелось наблюдать за процессом у своей фаворитки. Акушеры приняли это положение роженицы на «ура»: им стало намного удобнее работать.

— Главное, чтобы женщине было удобно. У нас можно рожать и стоя, и на боку, и на корточках. Раньше приказывали: «Не вставай!», роженица лежала на правом боку и корчилась от боли. Философия вертикальных родов заключается в том, что первой до головки ребенка дотрагивается сама женщина. Мы ее ставим вертикально, когда головка начинает прорезываться, и постоянно ведем с роженицей диалог на предмет ее самочувствия.

— Но все-таки необходим настрой. Моя знакомая недавно родила третьего ребенка в одном московском роддоме. Доктор неожиданно предложил ей вертикальный вариант. Вот ее впечатления: «Мне вертикальные роды не понравились. Стоишь на коленях, упираясь руками в спинку кровати. К «залу» — задом. Мне было немножко стыдно. Мешало, что не видишь лиц бригады, не понимаешь, кто именно с тобой говорит, не чувствуешь контакта. Мне не понравилось. Мышцы в напряжении, коленки дрожат. Думала, что не выдержу. Получилось, что третьего ребенка рожала дольше, чем первых двух».

— Решение, как рожать: вертикально или горизонтально, будущая мама должна принимать самостоятельно. Как правило, женщина интуитивно чувствует, какое положение для нее самое оптимальное. Многие сознательно не идут в клиники, где преобладает агрессивное акушерство. Конечно, в вертикальной позиции потужной период затягивается, он не такой быстрый, как в положении лежа, но мы считаем, что головка ребенка не должна вылетать как пробка из бутылки шампанского, она должна рождаться очень плавно, медленно. При этом происходит меньше разрывов и травм.

— В африканских племенах женщины рожали, держась за ствол дерева. Как рожают африканки в вашем роддоме?

— По-разному. Могут и стоя, держась за канат, и лежа. Недавно у нас рожала японка — жена дипломата из посольства. Она специально выбрала наш роддом, чтобы рожать вертикально. К слову, в Америке такие роды называют русскими.

Рандомизированное исследование детишек, которые рождались вертикально 10–15 лет назад, которое провела у нас кафедра педиатрии Российского государственного медицинского университета им Н.И.Пирогова, показало, что они обладают более высокими показателями по шкале Апгар, реже страдают различными неврологическими нарушениями и впоследствии часто опережают сверстников в развитии.



Партнеры