Владимир Пучков: «Приоритет нашей работы — защита людей»

С главой МЧС России встретился главный редактор «МК» Павел Гусев

10 октября 2013 в 17:19, просмотров: 4135

Операция по ликвидации последствий катастрофического наводнения на Дальнем Востоке России и защите населения войдет в учебники спасательных структур всех стран. Природной чрезвычайной ситуации таких масштабов в мире еще не было.

Обо всех ее подробностях, о будущем Дальнего Востока, а также о том, что изменил паводок в системе работы экстренных служб, главному редактору «МК» Павлу Гусеву рассказал глава МЧС РФ Владимир Пучков.

Владимир Пучков: «Приоритет нашей работы — защита людей»
фото: Кирилл Искольдский

— Владимир Андреевич, прежде всего хотелось бы прояснить некоторые статистические вопросы. Первое: особенности этого крупномасштабного наводнения.

— В результате сложных гидрологических процессов на Дальнем Востоке произошла сложная крупномасштабная чрезвычайная ситуация (ЧС). Масштабы были уникальны, территория, которая попала в зону затопления, составила более 4000 км с запада на восток и более 2000 км с севера на юг. На территории Российской Федерации это Якутия, Амурская область, Еврейская автономная область, Хабаровский и Приморские края, пострадали и наши соседи — КНР. Чуть позже из-за ливневых дождей был введен режим чрезвычайной ситуации, привлекли органы управления и силы для оказания помощи людям на территории Магаданской области. Напомню, 7 августа решением правительственной комиссии был введен режим федеральной чрезвычайной ситуации. А снят только 26 сентября.

На всем протяжении рек Зея, Амур и притоков этих рек были подтоплены населенные пункты, все объекты инфраструктуры, дороги, энергетика, связь, пострадала железная дорога, под водой оказались продуктопроводы. Это потребовало проведения крупномасштабной спасательной операции.

— Можно ли сравнить площадь дальневосточного наводнения с европейскими территориями, чтобы лучше понять его масштабы?

— Если проводить такую аналогию, то практически большая часть Европы оказалась бы под проливными дождями и водой. Значительная часть крупных водных объектов вышла бы из берегов и подтопила бы большинство крупных городов.

— Сколько спасателей участвовало в операции на Дальнем Востоке?

— Всего было привлечено более 46 тысяч человек и 7,5 тысячи единиц техники, причем техника была спасательная, пожарная. Было привлечено большое количество специальных судов, водолазные службы, авиация, мобильные госпитали и многое другое. Это была мощная, многоцелевая, комплексная группировка сил, подразделения которой прибыли из разных регионов страны.

Фото предоставлено пресс-службой МЧС РФ

— Но это всё силы МЧС или подключились и другие ведомства?

— Все действия координировал Национальный центр управления в кризисных ситуациях. МЧС России привлекло профессиональные спасательные подразделения, подразделения для работы на воде с территорий всех регионов нашей страны, за исключением южных регионов, которые готовятся к зимней Олимпиаде в Сочи. Под эгидой МЧС России работали все федеральные и региональные структуры.

Привлекалось Министерство обороны, Министерство здравоохранения, Минтранс, Минтруд, Минэнерго, Министерство образования и силы Министерства внутренних дел, других федеральных структур. Работа велась активно и энергично, для того чтобы на Дальний Восток как можно скорее вернуть нормальную жизнь. Работали подразделения всех структур, которые дислоцируются на Дальнем Востоке, и дополнительно переброшенные туда силы: мобильные госпитали, медицинские специализированные подразделения. За медицинской помощью за время ЧС обратились более 110 тысяч человек.

Кроме того, работали подразделения транспортников, обеспечившие прикрытие дорог, привлекались пожарные поезда и силы Дальневосточной железной дороги, которые сработали очень эффективно.

Очень хорошо сработала авиационная группировка, которая выполняла широкий круг задач: начиная от мониторинга и прогнозирования развития ситуации, переброски своевременной подразделений, техники, снаряжения, доставки продуктов питания, медикаментов, вакцин, в том числе в отдельных случаях корма для животных.

Всего с начала подтопления были эвакуированы более 32 тысяч человек, в том числе 10 тысяч детей.

Из зоны затопления спасали брошенных домашних животных. Фото предоставлено пресс-службой МЧС РФ

— В истории МЧС были ли подобного рода операции, связанные именно с наводнениями?

— В истории МЧС подобные операции были. Вспомним 2002 год, когда на территории практически всего Северного Кавказа пострадали и населенные пункты, и объекты энергетики, транспорта, коммуникации. Тогда потребовалось проведение спасательной операции. В свое время были мощные наводнения на северо-западе страны, в Якутии, в Сибири. Поэтому с такими бедами мы сталкивались...

— Но в чем уникальность этой ситуации?

— Во-первых, очень большая площадь паводка. Во-вторых, конечно, время воздействия стихии — практически с начала августа и до настоящего времени выполняются все мероприятия по ликвидации ее последствий. В-третьих, потребовалось привлечение огромного количества сил, их четкого взаимодействия и координации на очень большой территории. Причем одна часть на территории России, другая — в Китае. В-четвертых, была задействована вся система антикризисного управления под эгидой Национального центра управления в кризисных ситуациях (НЦУКС), работали все комиссии по ЧС субъектов РФ и всех муниципальных собраний — всего более тысячи органов управления одновременно. Это позволило нам быстро выстроить вертикаль управления, и на возникавшую проблему у руководителей на местах моментально реагировал федеральный центр. И наоборот: если федеральный центр принимал решение и начинал реализацию, то главы муниципальных образований знали все и неукоснительно выполняли. Здесь учитывалась особенность Дальнего Востока с его сравнительно небольшой численностью населения, рассредоточенного на больших пространствах, сложности графика и другие особенности.

— Каждое крупное чрезвычайное событие всегда выявляет некий узкий круг проблем на местах. Вот в данной ситуации что вы отметили, чтобы взять потом на вооружение?

— Естественно, каждая ЧС имеет свои особенности и является для нас уроком. Как и для органов управления, и для всех подразделений. Не все было гладко, многие вопросы приходилось решать на месте с учетом реалий. Первое: нам необходимо усиливать мониторинг, в том числе космический, наземное наблюдение и контроль над большим числом природных факторов и явлений. И такая задача уже поставлена. МЧС России, Росгидромет и другие структуры уже уточнили свои плановые программы, и в конце 2013-го — начале 2014 года совместно начнем развивать системы комплексного мониторинга, прогнозирования с учетом комплекса факторов на Дальнем Востоке. Второе: это усиление сегментов управления на Дальнем Востоке. В МЧС России уже принято решение по усилению Дальневосточного центра управления в кризисных ситуациях (ЦУКС) в городе Хабаровске. Также центры управления будут усилены в остальных городах Дальнего Востока. И уже к весне 2014 года первый этап этой работы будет завершен. Это не только увеличение численности людей, но это и новые технические средства, это новые технологии, это формирование баз данных и реализация всех современных подходов к принятию решений, оценке обстановки и контролю за выполнением необходимых решений. Третье — требуется усиление и специализация подразделений, которые работают в зоне подтопления. Первые шаги уже сделаны, и все оборудование, которое было доставлено в ходе ЧС, оставлено на Дальнем Востоке. Кроме того, МЧС России приняло решение — и уже его реализует — об увеличении федеральной группировки на Дальнем Востоке в два раза. То же самое рекомендуем сделать регионам.

— Хочу уточнить. Особенности федеральной группировки были?

— Во всех регионах созданы федеральные подразделения МЧС России, но есть и региональные, муниципальные подразделения. Органы самоуправления и организации создают свои подразделения: спасательные, пожарные и специализированные аварийно-восстановительные бригады, которые работают, например, на объектах жилищно-коммунального хозяйства, на объектах энергетики, на дорогах, на железной дороге. Это важный компонент РСЧС (Единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций). Речь идет об увеличении федеральной группировки МЧС России в два раза.

Мылкинская дамба — сегодня нарицательное имя стойкости и героизма. Фото предоставлено пресс-службой МЧС РФ

— Будет ли дальнейшее взаимодействие с китайскими властями? Говорилось о том, что доля китайских сбросов воды была существенна.

— Координация действий — важнейший аспект при ликвидации масштабных ЧС. Не обойтись без обмена информацией на международном уровне. В данном случае неприятности нам доставляли циклоны с Тихого океана, со стороны Монголии, со стороны КНР — мощные дожди. Все это затрудняло работу подразделений на местах и деятельность органов управления. Требовало принципиально новых подходов к организации международного взаимодействия.

Было организовано взаимодействие на федеральном уровне: работали посольство Китая, наше посольство в Пекине, работали все консульства. Кроме того, было организовано межрегиональное приграничное сотрудничество, которое позволяло в реальном времени напрямую обмениваться информацией, сообщать обо всех решениях, принятых правительственной комиссией и органами управления на местах. Мы на качественно новом уровне работали, разработали новые подходы, которые будем и дальше распространять на двусторонней основе со всеми странами.

— Государство понесло многомиллиардные убытки во время ЧС. Обсуждались ли вопросы необходимости строительства на будущее плотин, проведения водозаградительных мероприятий и тому подобное? Может, сейчас имеет смысл вкладывать в строительство именно таких сооружений?

— Уже приняты на федеральном уровне решения, и готовится специальная программа, в разработке которой участвуют и специалисты МЧС России. Но регулировать все стоки в реках невозможно даже теоретически. Поэтому риски возникновения ЧС есть и сохраняются. Необходимо принятие дополнительных мер по совершенствованию уже созданной системы инженерной защиты городов и населенных пунктов, контролировать застройку в зонах риска от паводков. Это большая, серьезная и комплексная работа, которую должны осуществлять и федеральные структуры, и субъекты РФ, и органы местного самоуправления. Особенно органы местного самоуправления.

Где есть реальные высокие риски — новое строительство должно быть запрещено.

— Как вы могли бы охарактеризовать работу муниципальных структур власти в зоне ЧС? Нужно ли делать выводы из их работы? Было ли все идеально, или на месте пришлось перестраивать их работу?

— Идеальной картины у нас нет нигде. Но я должен отметить, что все руководители субъектов РФ Дальнего Востока, все руководители органов местного самоуправления сработали профессионально, самоотверженно и своевременно. Это позволило минимизировать потери и избежать большего урона.

Уже очевидно, что нужны дополнительные меры по подготовке и обучению всех руководителей в вопросах защиты населения и территорий от ЧС. По моему мнению, комиссию по ЧС РФ должны возглавлять высшие должностные лица регионов страны, потому что именно на них возлагается вся ответственность за предупреждение ЧС, за реагирование, за защиту жизни и здоровья людей. При этом необходимо не только обучать руководителей органов местного самоуправления, но и привлекать их на практические мероприятия, так как именно на уровне муниципальных образований реализуются все задачи по защите людей, сохранению их жизни и здоровья. А это очень важно, потому что не всегда муниципальные образования имеют достаточные финансовые и материальные ресурсы, подготовленные силы и средства для реализации этих задач. Именно повышение качества их подготовки для своевременного принятия правильных и адекватных решений по реагированию столь важно и актуально.

— Как удалось сделать так, что не было жертв среди местного населения?

— Президент Российской Федерации лично поставил задачу МЧС России, другим структурам по полномасштабному реагированию, привлечению органов управления и сил. Все вопросы ликвидации наводнения были регламентированы указом Президента Российской Федерации. Своевременно определялись риски, принимались решения, и эти решения выполнялись. Приоритетом нашей работы была защита жизни и здоровья людей. Своевременно сработала система реагирования, были развернуты пункты временного размещения (ПВР). Спасательные, пожарные подразделения, военнослужащие, служба охраны общественного порядка были нацелены на защиту людей. На уровне правительства РФ были приняты все необходимые решения по выделению финансовых средств и практической реализации мер по поддержке населения. Кроме того, конечно, был выполнен ряд других мероприятий, что и позволило провести эту уникальную спасательную операцию.

Приведу простой пример: МЧС России совместно с регионами в режиме реального времени усиливало инженерную защиту населенных пунктов, причем в некоторых местах была создана практически заново. Применили совершенно новые подходы по защите объектов жилищно-коммунального хозяйства, ливневок, водозаборов, и это дало свои результаты.

— Как удалось избежать вторичной опасности — заражения людей и местности?

— Конечно, в зону подтопления попало значительное количество сельских поселений, объектов сельхозназначения. Это привело к размыванию выгребных ям, на предприятиях сельского хозяйства были размыты все запасы удобрений. Это создавало серьезную проблему, но с первых суток был введен жесткий медицинский, фитосанитарный и ветеринарный контроль. Специалисты следили за состоянием воды, продуктов питания, кормов для животных. Были сформированы специальные мобильные медицинские ветеринарные бригады, которые не только мониторили состояние объектов, но и предпринимали меры по профилактике заболеваний среди людей и животных. Проведена вакцинация людей.

Фото предоставлено пресс-службой МЧС РФ

После того как ушла вода, было проведено сплошное обеззараживание территорий. На первом этапе сделали это во всех населенных пунктах, частных подворьях, а на втором этапе — остальные территории. Была проведена гигантская работа, которая позволила избежать проблем в этой сфере.

— Это осуществлялось под эгидой МЧС или других федеральных служб? Как проводилось медицинское обслуживание людей, которые оказались без крова, нормального питания; какую роль в этом играло МЧС?

— Правительственная комиссия координировала всю эту работу в зоне ЧС — это наше основное предназначение. Все медицинские учреждения Дальнего Востока были переведены на усиленный режим работы. Туда были дополнительно переброшены и развернуты мобильные госпитали Минздрава России, МЧС России и Министерства обороны. Кроме того, в зону бедствия авиация перебросила медикаменты, вакцины.

Была оказана медицинская помощь не только тем пострадавшим, кто находился в пунктах временного размещения, но и тем, кто оставался в зонах риска. Были сформированы мобильные бригады, которые оказывали адресную помощь населению, в первую очередь пенсионерам, многодетным семьям, людям с ослабленным здоровьем, и тут очень помогли медики.

— Как вы можете оценить экологический ущерб?

— Сейчас специалисты изучают последствия наводнения для окружающей среды, но в целом обстановка стабильная. Не было вредных сбросов и выбросов. Такая же обстановка и у наших коллег из Китая.

— Нередко в других странах бывают случаи присвоения чужого имущества. Пришлось ли с этим столкнуться здесь, и если нет, то как удалось это предотвратить?

— Я о таких случаях на Дальнем Востоке не знаю. Вообще мы применили такое ноу-хау: когда большую часть людей отселяли из опасных зон, оставляли для защиты частных подворий, социально значимых объектов, включая почты, магазины, склады, специальные группы под эгидой МЧС. В них входили спасатели, полицейские, члены местного самоуправления и добровольцы. И эти группы не только защищали эти объекты, но и в том числе кормили оставленный скот и домашних животных. Кроме того, по решению руководителей на местах был введен «сухой закон», давший позитивные плоды.

— Как МЧС взаимодействовало с волонтерами, добровольцами?

— На Дальнем Востоке очень энергично работали добровольцы из числа местных жителей, и они проделали колоссальную работу как по строительству инженерных сооружений, так и по организации дополнительного питания для людей, работающих в усиленном режиме; морально поддерживали, адресную помощь оказывали. Из разных уголков страны прибыло большое количество волонтеров, и они также отлично поработали вместе с профессиональными спасателями. Мои слова благодарности и признательности этим мальчишкам и девчонкам.

— Местные жители добровольно уходили с обжитых мест или их приходилось как-то уговаривать?

— Дальневосточники — люди особого склада. Они проявили стойкость, самоотверженность, терпение, неукоснительно выполняли все рекомендации и предписания властей и наших подразделений на местах. Само собой, не все хотели уезжать из зон затопления, приходилось убеждать, уговаривать. Большой проблемой стало отселение людей, у которых был домашний скот, порой приходилось применять нестандартные решения. Но тем, кто остался проживать в затопленных населенных пунктах, доставляли питьевую воду, продукты, медикаменты, корм для животных, и они не чувствовали оторванности от «большой земли». В частности, при подтоплении районов Комсомольска-на-Амуре была налажена работа водопровода, электричества и канализации на верхних этажах многоэтажек. Был обеспечен трафик по расписанию по воде. Это очень важно, ведь коммуникация, общение людей, транспортная доступность — это немаловажная часть спасательной операции. Конечно, проблемы были, однако они оперативно решались.

Уникальные работы по укреплению дамбы были проведены с помощью водолазов. Фото предоставлено пресс-службой МЧС РФ

— Владимир Владимирович Путин особенное внимание уделил наводнению на территории ДФО, лично прилетал и работал в зоне ЧС — Амурской области, Еврейской автономной области, Хабаровском крае и Приморье...

— Президент Российской Федерации поставил мне задачи в первый же день ЧС по введению полномасштабной системы реагирования.

МЧС неукоснительно решало все вопросы, порученные президентом. Был разработан указ, реализовавший новые подходы по защите жизни и здоровья людей и материальным компенсациям. Каждый пострадавший только из федерального бюджета получает по 110 тысяч рублей. Было принято решение по выделению средств на текущий капитальный ремонт пострадавшего жилья. Организована работа по строительству нового жилья, при этом с учетом пожеланий каждой семьи. Дополнительно будут выделяться деньги на ремонт и строительство дорог. Предусмотрены меры по дополнительной социальной поддержке пенсионеров, выплате компенсаций за потерю сельхозпродукции на личных подворьях, а также ряд других серьезных решений, которые помогут каждому пострадавшему на Дальнем Востоке преодолеть последствия ЧС.

— Как бы вы могли оценить действия непосредственно МЧС?

— Деятельность МЧС России оценивают президент и граждане. Видим перспективы развития Национального центра управления в кризисных ситуациях и наших подразделений с учетом дальневосточного опыта. Каждая ЧС для нас урок и экзамен. Но даже если успешно сдать экзамен, это не должно быть причиной для самоуспокоения. Сейчас подведены предварительные итоги и готовится большая конференция, на которой обсудим все аспекты, в том числе все основные перспективы развития Единой государственной системы предупреждения и ликвидации ЧС. Практически завершила свою работу экспертно-научная группа, которая готовит предложения по комплексной программе безопасности жизнедеятельности на Дальнем Востоке. В ней будут предложены современные подходы, технологии и меры по реализации всех задач при оптимизации финансовых затрат, неукоснительное обеспечение социально-экономической жизни региона. Могу констатировать, что Единую государственную систему по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций сегодня по праву можно назвать лучшей в мире. Именно поэтому сейчас пришли запросы из разных стран, которые хотят получить от нас материалы по этой уникальной крупномасштабной спасательной операции.

— Будут ли совершенствоваться технические средства, применяемые при подобных ЧС, и подготовка специалистов?

— Конечно, приоритет МЧС России — улучшить качество подготовки специалистов. Уже 1 сентября открыта Дальневосточная пожарно-спасательная академия, которая будет готовить специалистов для функциональных систем РСЧС на Дальнем Востоке. Мы продолжаем развивать все технологии предупреждения, профилактики и мониторинга.

Всем вузам поручено написать отдельную главу учебника по реагированию на такие крупномасштабные наводнения, и все студенты будут ее изучать. Для составления этого научного труда в зону бедствия выезжали преподаватели учебных заведений МЧС. Новые технологии внедряются повсеместно!

— Сотрудников МЧС как-то наградят?

— Наградили более шести тысяч наших ребят, а также представителей других ведомств, регионов и органов местного самоуправления и продолжаем это делать. Также мы приняли решения по реабилитации сотрудников, им будет предоставлен отпуск до 30 суток. Все курсанты, которые принимали участие, кстати, они аттестованы как спасатели, получат 10 суток на реабилитацию. Уже подготовлены приказы, и каждый, кто принимал участие, получит денежную премию. Более того, мы рекомендовали и другим органам исполнительной власти принять такие же решения. Также будут повышены звания, а первые 23 человека получили новые звания прямо в зоне ЧС, на Мылкинской дамбе в Комсомольске-на-Амуре.

— Вы как министр, насколько я знаю, со своими заместителями большую часть времени находились в зоне бедствия.

— Это моя работа. Мы с первого дня отработали в городе Зее, на Зейской ГЭС, потом работали на территории Амурской области, Еврейской автономной области, Хабаровского края, обеспечили прикрытие Приморского края. Защитили Ивановку, Новопетровку, Ленинское, Комсомольск-на-Амуре — более 120 населенных пунктов, в том числе все населенные пункты, которые находятся ниже по течению и расположены прямо на берегу Амура. Завершили работу в Николаевске-на-Амуре, вернулись обратно, занялись вопросами выплаты материальной помощи, ликвидации наводнения, помощи людям, выплатами материальной помощи и другими вопросами.

— Был момент, который вы могли бы назвать наиболее критическим?

— Ну, наиболее сложных для нас периодов было несколько. Когда, например, принимали решение по запрету дополнительных сбросов Зейской ГЭС, несмотря на неблагоприятный прогноз. Запомнилось, как защищали поселок Ленинское Еврейской АО, заняв круговую оборону от воды, дамбы строили, разобрав внутренние проезды. Некоторые люди отдали нам свои огороды, из которых комплексные бригады изымали грунт. Причем в мероприятиях участвовали и пограничники, которые там дислоцируются, и местные жители. Можно вспомнить, как защищали Комсомольск-на-Амуре. Мылкинская дамба — сегодня нарицательное имя стойкости и героизма. Больше месяца напряженной борьбы со стихией, четырнадцать суток противостояния спасателей, новых технологий и взбунтовавшейся природы. Прибывала вода, дул мощнейший южный ветер до 18 метров в секунду, поднимавший штормовые волны, которые буквально смывали дамбы, шел ливень. В этих условиях работали рука об руку круглосуточно и буквально грудью защитили город от затопления. Человек победил.

— Сейчас построили много временных дамб, они земляные, выглядят не лучшим образом. Что с ними будет дальше?

— Вся система инженерной защиты останется, но мы рекомендовали субъектам РФ с привлечением проектных организаций вписать их в городскую среду.

Где нужно, принять меры по их усилению, провести их реконструкцию, облагородить, посадить траву, деревья и кустарники и превратить их в зоны отдыха. Там, где в зону затопления попали гаражи и другие постройки, рекомендовано перенести их в безопасные места, провести рекультивацию затопленных земель и сделать там парковые зоны.

— Наступает зима. Будут ли развернуты палаточные городки для потерявших кров во время наводнения?

— Люди, которые оказались без жилья, сейчас находятся в пунктах временного проживания. В пунктах есть тепло, вода горячая и холодная, работают медицинские работники, юристы, психологи. Все дети, попавшие в зону затопления, учатся в школах. Принято дополнительное решение по трудоустройству людей. Сейчас полным ходом идут работы по ремонту и просушке помещений, признанных пригодными для жилья. Ситуация сложная, но находится под контролем, а люди в этих условиях требуют особой заботы и внимания.

— Кто эти работы проводит?

— Органы местного самоуправления совместно с субъектами РФ, но на средства федерального бюджета.

Все еще сохраняется высокий уровень воды, поэтому уже приняты все меры по подготовке всех органов и сил к паводку 2014 года. Увеличена группировка на Дальнем Востоке в два раза. Спланирована закупка дополнительной техники.

— А люди?

— Увеличиваем численность подразделений за счет планового сокращения управленческого аппарата. Этот процесс идет уже третий год путем сокращения количества чиновников и увеличения численности тех людей, кто непосредственно работает в зоне ЧС и помогает людям.

— Кто еще помог работе экстренных служб?

— Хочу отметить журналистов, которые своевременно доводили до людей взвешенную, объективную информацию о ситуации, о работе спасателей, о работе добровольцев. Это очень важно, потому что люди в зоне ЧС в первую очередь страдают не столько от отсутствия бытовых условий, сколько от отсутствия информации. Масс-медиа отработали на «пять».

— Благодарю за ответы, Владимир Андреевич!

— Вам спасибо за работу!



Партнеры