Коррупционный скандал в МВД: руководителей ГУЭБиПК подозревают в новых аферах

«МК» выяснил схему фабрикации уголовных дел в отношении чиновников

13 марта 2014 в 15:56, просмотров: 20468

В начале этого года главный полицейский офис страны на Житной улице трясло как в лихорадке. Что ни день — новый обыск, арест, отставка. Начальник ГУЭБиПК Сугробов — уволен. Его зам Колесников — арестован. Еще несколько сотрудников также отправились на нары. Причем все как на подбор — ярые борцы с коррупцией, у каждого послужной список почти как у киношного комиссара Катани, воевавшего против итальянской коза ностры. Невольно закрадывается мысль: может, и их упрятали в каталажку? Спровоцировали? Оболгали? Даже школьник знает, насколько могущественен наш, российский, мафиозный спрут.

Однако оставим отважных и смелых героев-правдорубов на растерзание сценаристам. В действительности все по старинке: когда страна прикажет сесть за взятку, у нас в тюрьму отправится любой. Сегодня мы расскажем, как «лепили» дела на «взяточников и мошенников» в главном антикоррупционном ведомстве страны. Как потерпевшими по этим делам проходили самые настоящие бандиты из ОПГ, а свидетелями — штатные полицейские, имеющие несколько паспортов на разные ФИО. Почему все это ничуть не смущало генералов ГУЭБиПК? Какими методами не брезговали в ведомстве? И почему не боялись стряпать дела на людей ранга министров? Об этом — расследование спецкора «МК».

Коррупционный скандал в МВД: руководителей ГУЭБиПК подозревают в новых аферах
Рисунок Алексея Меринова

СПРАВКА «МК»: В конце февраля указом президента был освобожден от должности глава ГУЭБиПК Денис Сугробов и его зам Борис Колесников (последний был арестован по подозрению в организации провокации взятки сотрудника ФСБ). Еще 4 сотрудникам ГУЭБиПК — Ивану Косоурову, Алексею Боднару, Михаилу Назарову и Сергею Борисовскому — предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ). Чуть позже в числе подозреваемых оказался и возглавляющий управление «Б» ГУЭБиПК (борьба с хищениями в бюджетной сфере) Салават Муллаяров. Под домашним арестом находятся еще несколько сотрудников, в числе которых — Сергей Гридасов.

Эпизод первый. «Малина» для доктора Малинина

СИЗО №5. Камера 601. Здесь уже 13 месяцев сидит бывший заместитель префекта того самого округа, что «прославился» погромом на Бирюлевской овощебазе, — Олег Малинин. Обвинен во взятке в 2 миллиона рублей, которую он даже получить не успел. Непосредственный куратор ареста Малинина — зам. начальника ГУЭБиПК генерал Борис Колесников — на днях сам задержан.

СПРАВКА «МК»

Как сидит Малинин. В многоместном (рассчитанном примерно на 40 заключенных) СИЗО №5. Большую часть времени консультирует сокамерников по вопросам здоровья как врач. Сам тяжело болеет, носит специальный поддерживающий корсет. Читает материалы своего уголовного дела.

Как сидит Колесников. В двухместной камере в СИЗО «Лефортово». По словам зам. председателя ОНК Москвы Павла Пятницкого, чувствует себя прекрасно, занимается спортом. Жалуется на скомканный матрас, слабый библиотечный фонд изолятора и отсутствие возможности встретиться с адвокатом.

Доктор Малинин (так его зовут сокамерники), узнав о задержании Колесникова, вскидывает руки в знак благодарности к небу. И начинает свой рассказ. Он раскрывает все карты. Всю подноготную жизни чиновника. Думаю, что знать это полезно каждому...

— Я с самого начала, как меня на должность заместителя префекта по ЖКХ поставили, сказал, что «лопатой» не буду, — восстанавливает хронологию событий Малинин.

— «Лопатой» — это как? Отказались дворы убирать?

— Нет. Отказался брать деньги с предпринимателей и потом разносить их по кабинетам вышестоящих начальников. Например, за «откат» приняв асфальт, который тоньше, чем полагается по ГОСТу. Я год отработал, не взял ни у кого ни копейки.

Тогдашний префект вызывает меня и говорит: «Ты не хочешь со мной сотрудничать». Я ему отвечаю: «Я ни с кем не сотрудничаю». Он: «А вот Подольный (начальник УВД) вроде как говорит, что сотрудничаешь». — «Есть факты?» — «Фактов пока нет, но будут». Перед этим начальник УВД и префект всячески пытались меня зазвать в свою компанию. На охоту, рыбалку, в Сандуны… Я с ними пошел один раз в эту баню, а там как счет выставили — на 53 тысячи! Мне это не по карману. Я знал, где префект живет, что имеет в собственности... То же — и про начальника УВД. Но я вопросов лишних не задавал, все это меня не касалось.

— А почему вас сразу с должности не убрали, раз с префектом «не сошлись характером»? И почему сами не ушли?

— Я не уходил, потому что хотел доработать до пенсии — совсем немного осталось. Ни о чем бы не волновался на старости лет. А им я нужен был, потому как реально работал. Я хоть доктор по профессии, а не чиновник, но еще будучи главврачом больницы в Ямало-Ненецком округе, сумел за три года 15 корпусов построить.

Но вот вскоре после того неприятного разговора я узнал, что поставлена задача полицейским: найти на меня компромат. Только ничего у них не получалось. Я всегда просил своего секретаря первой с утра в кабинет зайти, проверить — не подбросили ли мне какие деньги. Меня прослушивали. Сам лично нашел в кабинете 3 микрофона и 4 видеокамеры…

— О том, что ситуация на Бирюлевской овощебазе, прямо скажем, революционная, вы тоже знали?

— Знал, конечно. Руководство префектуры оттуда, можно сказать, не вылезало. Любили заехать, пообедать, пообщаться.

Про проблемы на базе вообще знали все. Она еще к прошлой Олимпиаде строилась, и кто только по ней не прошелся — и воры в законе, и коррумпированные чиновники. Такая борьба за нее была всегда. Жители Бирюлева приходили на встречи с префектом, жаловались, что кругом «Газели» стоят, что мигранты все оккупировали...

— Почему же вы не помогли?

— Я не мог, потому как это не сфера ЖКХ. А про других... Не могу открыто никаких обвинений выдвигать сейчас, из-за решетки. Вы же сами понимаете. Скажу так: полиция контролировала, что там происходит. И лично я был свидетелем разговора, когда префекта попросили разрешить какой-то очередной конфликт на базе между ее владельцами и полицией. Он отмахнулся, сказал: мол, пусть на овощебазе дадут Подольному то, что он хочет. Ему на это: «Так он слишком много просит...» После погрома многие говорили, что была инсценировка. Я так вам скажу: это дело рук Господа Бога. Ситуация просто достигла точки кипения.

СПРАВКА «МК»

После событий в Бирюлеве префект Смолеевский был уволен мэром города Москвы, а глава УВД по ЮАО Александр Подольный снят с должности указом Президента РФ.

— За что все-таки вас арестовали?

— Задержали меня 22 января 2013 года. В этот день мне аж 4 раза позвонил предприниматель Эдуард Адамян. Мы с ним знали друг друга много лет (познакомил мой ближайший друг Юра). Адамян хотел срочно увидеться. Я удивился, к чему вдруг такая спешка и настойчивость. Но дел на работе было по горло, некогда встречаться. А потом мне позвонил уже сотрудник ГИБДД со словами: «Костя Малинин — ваш сын?» «Мой, — говорю. — А что случилось?» — «Надо срочно встретиться. Сейчас машина подъедет, выйдите из префектуры, поговорим». Я вышел на улицу, а тут эти «маски-шоу»... Наручники на меня надели и увезли. И уже следователь сказал, что Адамян якобы передал мне взятку через моего сына Костю. Вот и все. Адамяна я не виню — его вынудили сотрудники ГУЭБиПК. Я читал в расшифровках телефонных переговоров, которые есть в материалах моего дела (а сейчас как раз стадия ознакомления перед передачей в суд), что сотрудникам ГУЭБиПК МВД нужен был «зачет» по чиновнику из ЖКХ.

— В смысле «зачет»?

— Ну, что задержали коррупционера в сфере жилищно-коммунальной. Одним надо было меня проучить, другим нужна статистика. Все срослось, и я оказался за решеткой.

Про пресловутый «зачет» мы еще поговорим. А пока — к сути. Потерпевшим по делу Малинина проходит некий 47-летний Владимир Большаков. Из материалов следствия выходит, что он является начальником службы безопасности одной из коммунальных контор. И что он передал два миллиона Малинину через Адамяна за то, чтобы зам. префекта «создал благоприятные условия для заключения контрактов на уборку территории».

А вот что следует из официального ответа МВД — москвич Большаков имеет три судимости, в общей сложности сроком на 15,5 года. Почему мы заинтересовались его персоной? Да потому, что к нам в руки попала аудиозапись, на которой человек с голосом, похожим на голос Большакова, обсуждает с полицейским из группы задержания Малинина разные интересные нюансы. Там и про «заказы» на уголовные дела, и про вымогательства, и про «задержания с целью выкупа»... Запись эту у нас взяли сотрудники Управления собственной безопасности МВД и потом подтвердили: она стала одним из оснований для начала грандиозной чистки ГУЭБиПК. А вот еще доказательство того, что потерпевший — личность неоднозначная.

— С Большаковым я познакомилась после того, как на меня было заведено уголовное дело по факту неуплаты налогов, — рассказывает жена Адамяна Валентина Бугаенко. — Он и его товарищ называли себя «адвокатами XXI века». Сказали, что с полицией их очень много связывает. Обещали помочь. В действительности они потом просто «отжали» у нас с мужем бизнес… Меня в общей сложности два года прятали в психушке (чтобы забрать меня оттуда, муж заплатил 12 миллионов рублей) и на разных дачах. Потом по их просьбе меня привозили в отделение полиции, где вымогали деньги. За мое освобождение оттуда муж заплатил еще 15 миллионов. Мы искали спасения везде, к кому только не обращалась, — ничего не получалось. Когда все деньги в семье закончились, я оказалась в СИЗО, куда приходил, судя по всему, их человек под видом адвоката и требовал, чтобы я переписала все имущество — три квартиры, дачу. Кричал: «Ты понимаешь, что они беспредельщики?! Если ты сейчас не подпишешь, они меня пристрелят! Они же ходят с пистолетами!». А потом еще и мужа задержали и вынудили его сказать, что он взял у Большакова деньги для Малинина. Супруг мне объяснял: «Валь, так получилось, что я Олега оболгал. Места не нахожу. Но мне сказали: или я Малинина подставляю, или сам иду за решетку...»

фото: Ева Меркачева
Борис Колесников — бывший замначальника ГУЭБиПК. Сидит в камере улучшенной планировки. Жалуется на скомканный матрас.

Эпизод второй: компромат на министра спорта

Вот примерная схема, по которой действовали «антикоррупционеры». Вариантов могло быть несколько. Первый — на конкретного чиновника, депутата или прочего деятеля поступал «заказ». Дальше подыскивались люди на роль жертв. Они буквально всовывали в руки потенциальному «коррупционеру» пакет с деньгами. И того брали с поличным. Второй вариант — при получении мелкой взятки задерживался мелкий чиновник. В правоохранительных органах его «уговаривали» нести деньги дальше, более значимым персонам, за задержание которых точно можно рассчитывать на звезду на погонах. Третий — задерживался предприниматель по подозрению в даче взятки, скажем, за получение гостендера. Бизнесмена в итоге оправдывали, но пока он сидел в СИЗО, часть его бизнеса испарялась. Вариант четвертый — задержать человека под любым предлогом, хоть за нарушение Правил дорожного движения, а потом предложить свободу в обмен на показания против того, кто уже «на прицеле»...

Как раз по «схеме №4», вероятно, оказался в СИЗО сын известной актрисы Людмилы Максаковой Максим, обвиненный в хищении 50 млн рублей из бюджета. Передо мной — заявление Максакова в СК, в котором он рассказывает о своем знакомстве с бывшим начальником подразделения «Б» ГУЭБиПК Колесниковым. Привожу цитаты:

«В 2012 году я как генеральный директор московской компании «ПР+Спорт» выиграл конкурс на освещение в СМИ темы подготовки Министерства спорта к Олимпиаде. Выполнил все условия контракта, и претензий ко мне со стороны министерства не было. В сентябре 2013 года меня вызвали в ГУЭБиПК для дачи объяснений, но на предмет чего — не пояснили. Меня вместе с моим сотрудником отвели в кабинет к Колесникову. Колесников сразу сказал, что я должен дать компрометирующие показания на министра спорта РФ Мутко, касающиеся в том числе победы в конкурсе и передачи денежных средств. В противном случае, как он заявил, мы будем арестованы, и на нас будет возбуждено уголовное дело».

По словам Максакова, ему было дано 40 минут на размышление. Максим отказался «подставлять» министра, поскольку денег ему не давал и конкурс выиграл честно. В итоге оказался в СИЗО. Уже за решетку к нему приходил опер ГУЭБиПК Ищенко, который заявил, что срок пребывания под стражей будет продлен, и вообще изменение меры пресечения будет напрямую зависеть от дачи компрометирующих показаний.

Адвокат Максима Александр Храпов говорит, что, если бы Максаков согласился, давно был бы дома. А так сидит парень в СИЗО и пишет оттуда заявления с просьбой возбудить уголовное дело на бывшего начальника отдела «Б». Если у него это получится, то будет еще один эпизод в криминальной биографии задержанного генерала.

фото: Александр Корнющенко
Олег Малинин — бывший зампрефекта. Сидит в многоместной камере. Несмотря на болезнь, из-под ареста не освобожден.

Эпизод третий: свидетель на полставки

— Того, что случилось со мной и тем более с Верой Трифоновой (та самая знаменитая предпринимательница, умершая в СИЗО. — Прим. авт.), уже не исправить, — говорит экс-депутат Магаданской области Георгий Шамирян. — Но пусть хотя бы тех, кто сфабриковал дело на нас, накажут. И пусть нашу честь восстановят. Эти провокаторы ГУЭБиПК столько судеб сломали, столько жизней!

СПРАВКА «МК»

Еще в 2009 году Шамиряна обвинили в том, что он пообещал банкиру помочь занять пост губернатора Магаданской области за 45 миллионов рублей. Действовал он якобы через предпринимательницу Веру Трифонову. Потерпевшим по делу проходил советник председателя правления АКБ «Руссобанк» Сергей Гридасов. По словам Шамиряна, дело было так: Гридасов предложил Трифоновой дать для расширения ее бизнеса заем в 45 миллионов под расписку. Та, разумеется, согласилась. Но, поскольку у нее сильно опухли ноги (тяжело болела сахарным диабетом), попросила своего хорошего знакомого Шамиряна по дороге деньги забрать и ей привезти. В итоге и Трифонова, и Шамирян оказались за решеткой. Трифонова скончалась от болезни, а депутата суд приговорил к 1 году 5 месяцам лишения свободы.

Шамирян показывает большую схему — плод его собственного расследования. На ней видно, в каких делах против «коррупционеров» в качестве свидетелей и понятых привлекались одни и те же люди. И люди эти — штатные сотрудники самого же ГУЭБиПК.

— В деле против меня то потерпевшим, то свидетелем был бывший опер 6-го отдела этого подразделения майор Сергей Пирожков, он же Гридасов по другому паспорту. Он в разных делах фигурирует то как банкир, то как сотрудник ЗАО «Мостинжстрой», то как предприниматель… У него была масса ролей, которые он играл в судах по всей стране против «крупных коррупционеров». Или вот еще один опер того же подразделения — Борис Калимулин. Они обычно с Пирожковым в паре работали. Однажды даже спонсировали открытие производства по изготовлению фальшивых денег. А потом сотрудники ГУЭБиПК задержали тех, кто там стал работать. То, что они делали, — провокация в чистом виде. Что интересно, суды никогда не пытались выяснить, кто в действительности эти свидетели. Вот скажите, как бывший глава ГУЭБиПК генерал Денис Сугробов мог не знать, что происходит в его ведомстве, мог не быть в курсе этих схем?

СПРАВКА «МК»: Про оперативника Бориса Калимулина «МК» писал еще в 2010 году в статье под названием «МВД раздает операм фальшивые паспорта, чтобы отобрать бизнес?». Тогда он под видом бизнесмена Каримова фигурировал в громких делах, в том числе на губернатора Брянской области, зам. руководителя одного из районов Подмосковья и т.д. Всего, по словам адвоката Михаила Трепашкина, Борис Калимулин под ником Каримова в качестве свидетеля или потерпевшего проходил в 18 уголовных делах. По части из них люди были осуждены, но некоторых Верховный суд освободил, требовал установить личность Калимулина-Каримова.

«Хотите правду? — говорит человек, который представился мне экс-сотрудником ГУЭБиПК. — В полиции всегда полно штатных свидетелей и понятых. И это не мы придумали, и не только в нашем подразделении такое практиковалось. А про Сугробова и Колесникова могу сказать вот что. Молодые, дерзкие генералы после серии громких разоблачений почувствовали себя героями. Они хотели быть похожими на Жеглова из известного кинофильма. Помните, как тот кошелек Кирпичу подбрасывал? Вот и они считали, что можно использовать такие методы в борьбе с коррупционерами».

Как там гласит народная мудрость: «лес рубят — щепки летят»? А еще — «победителей не судят». Да мало ли можно пословиц придумать в оправдание своих игр с Уголовным кодексом! Но Жеглов хотя бы точно знал: Костя Сапрыкин вор, не украл сегодня — украдет завтра. А что клиенты ГУЭБиПК? Вряд ли на лбу у сына известной актрисы вытатуировано «аферист». И мошенничество, да еще с использованием служебного положения, — не кража кошелька. Его надо подкреплять не ворохом — талмудом доказательств. И простая, казалось бы, истина от Карамзина, что в России воруют, — еще не приговор конкретному чиновнику.

Вообще у борцов с коррупцией были очень большие планы на будущее.

— Борис Колесников в середине февраля в Госдуме предлагал внести в УК статью 290 «Получение незаконного вознаграждения», — говорит руководитель рабочей группы ГД по защите граждан в местах лишения свободы Владимир Осечкин. — Как отметили тогда эксперты, в том числе зампредседателя Верховного суда, введение данной инициативы приведет к потоку дел в отношении гражданских лиц — правозащитников, адвокатов, юристов, врачей, учителей — и позволит МВД «надуть» статистику по посадкам коррупционеров.

В самом деле, гениальное ноу-хау — потворствовать человеческим слабостям и провоцировать преступления самим. Такую тактику уже использует — и успешно — ФСКН. Причем можно развить эту идею: например, разбросать по городу кошельки, набитые банкнотами, а под кустиком рядом посадить полицейского. Глядишь, через неделю Москва опустеет: половина жителей отправится валить лес за «покушение на кражу».

Правда, пока что инициатива «достойно» завершилась задержанием автора.

фото: Геннадий Черкасов

Комментарии психолога-писателя, экс-депутата Санкт-Петербурга Елены БАБИЧ:

— Научно доказано, что на провокацию можно поймать практически любого, потому что те или иные слабости есть у каждого. Потому провокация преступления со стороны правоохранительных органов запрещена законом во многих странах. Замечу, что разведчики проходят специальное обучение, как не попасться на приемы провокаторов. У простых же людей шансов устоять нет. При этом для того, чтобы подловить россиян, требуется меньше усилий и меньше хитрости. Западный человек обладает линейным мышлением: в сомнительной ситуации начнет просчитывать, как скажется его поступок на репутации, авторитете, заметит ли кто-то и т.д. Русский же надеется во многом на авось, не продумывает последствия.

Воровская «сходка»... антикоррупционеров

И все-таки неужели все, что делали теперь уже задержанные сотрудники ГУЭБиПК, объясняется их амбициями, мечтами о новых званиях и славе? Увы, это не так. Все прозаичнее.

— Я никогда не забуду тот день, когда ГУЭБиПК приехали арестовывать моего заместителя, — рассказывает глава администрации Серпуховского района Подмосковья Александр Шестун. — Обвинение было надуманным, и я знал, чем оно вызвано, но это отдельная история. Так вот, приехали задерживать одну женщину больше 50 человек. Я думал, что это сходка воров в законе — одних только «Порше Кайенов» насчитал 11 штук, плюс всякие там «Лексусы» и «Мерсы»... Никогда в жизни не видел столько дорогих машин, да еще с блатными номерами. «Антикоррупционеры» были с часами не менее чем за 100 000 долларов. Я им: «Откуда турбийоны и машины такие?» Они в ответ: «У вас такие же часы, и машина хорошая». Я им: «Так я много лет бизнесом занимался, был президентом Союза промышленников и предпринимателей, мне самому 50 лет почти. А вам по 25–30 лет, где вы могли заработать такие деньги?!» Один рядовой опер этого ГУЭБиПК был в ботинках из крокодиловой кожи за 5 тысяч долларов. Я не выдержал, сказал, что снял бы эти ботинки и дал бы ими ему по лицу. Он растерялся: почему? А я в ответ: «Ты борешься с коррупцией — ты должен быть кристально чистым! А ты что ж делаешь?!»

Сегодня антикоррупционное ведомство по сути разгромлено... Такой масштабной зачистки в стране еще не было. Некоторые попытались свести все события с арестами в МВД к некоей «борьбе кланов». Как знать? Но надо учитывать, что решение о разоблачении полицейских принимали сразу несколько ведомств, независимых друг от друга, — Управление собственной безопасности МВД, ФСБ, Генпрокуратура, СК. И они фактически сработали слаженно.

Хотелось бы верить, что все это была не разовая акция и что дело против руководителей ГУЭБиПК не развалится. Ведь впервые за историю современной России проведены аресты на таком уровне в МВД. Это может стать сигналом всем правоохранительным органам — не заниматься больше провокацией преступлений и фальсификацией доказательств. А у тех, кто пострадал, появился шанс. Возможно, уже в самое ближайшее время из СИЗО начнут выходить те, кого сажали «по заказу» и кому не место в застенках.



Партнеры