Пистолет убийце Анны Политковской передавал милиционер

Об этом заявил один из свидетелей

12.09.2013 в 16:45, просмотров: 2637

Сергей Соколов, замглавного редактора «Новой газеты», был допрошен в четверг как свидетель по делу Анны Политковской. Он рассказал, откуда взялись сведения, позволившие привлечь к ответственности за организацию убийства журналистки бывшего милиционера Дмитрия Павлюченкова, проходившего ранее свидетелем по делу. Интересно, что эта информация, похоже, была у следствивия и раньше, но оно не желало пускать ее в дело.

Пистолет убийце Анны Политковской передавал милиционер
фото: Александр Корнющенко

Допроса Соколова ждали с нетерпением, поскольку накануне его шеф, Дмитрий Муратов, которого также допрашивал суд, практически проанонсировал особую важность показаний своего зама. Соколов занимался собственным журналистским расследованием убийства Политковской и именно на него вышел человек, пообещавший рассказать много нового об этом деле. Это было уже после первого процесса, закончившегося полным оправданием всех подсудимых.

- Я не буду рассказывать о своем расследовании, скажу только то, что я встречался с людьми, которые что-то знали. Я всю известную мне информацию доводил до следствия. Как уж потом интерпретировлись мои данные я не знаю, - предварил Соколов то, что хотел рассказать о встречах с этим человеком, которых, по его словам, было больше десятка.

По рассказу Соколова, к нему обратился один из тех, кто проходил свидетелем по этому делу — Олег Голубович. Он сказал, что хорошо знает Павлюченкова, его подчиненных и хорошо осведомлен о том, что именно Павлюченков организовал наружное наблюдение за Политковской по просьбе Гайтукаева.

- Он сказал, что не доверяет следствию и мы договорились, что он даст показания адвокатам потерпевших. Я помог ему выехать за пределы России и летом 2010 года Голубович в Симферополе дал нам свои развернутые показания, - рассказал Соколов.

Как рассказал Голубович, в июле 2006 года Гайтукаев попросил Павлюченкова установить слежку за Политковской и передал ему некую сумму. После этого Павлюченков привлек к слежке своих подчиненных Лебедева и Шошина. Но они так и не смогли ее выследить, поскольку Политковской не оказалось в России.

- Затем Павлюченков не очень захотел доделывать эту работу - по своей старой привычке решив взять деньги и на этом все - и заказал Голубовичу убийство самого Гайтукаева. Но тот отказался, - пересказал Соколов показания Голубовича.

По его словам, Голубович ездил с Павлюченковым и еще одним его «компаньоном по разным незаконным делам, в которых они всей компанией участвовали», по имени Червоня Оглы, передавать пистолет Наилю (под этим именем по поддельному паспорту жил в Москве Рустам Махмудов). А когда Голубович спросил кто этот Наиль, Павлюченков сказал ему: киллер. А спустя дня три после убийства Политковской Голубович, Червоня Оглы, Павлюченков и другие «гуляли в ресторане» и у Павлюченкова была с собой большая сумма денег которую он передал Червоне Оглы со словами: Наиль хорошо отработал.

После 7 октября, утверждал Голубович, он передавал деньги от Павлюченкова Сергею Хаджикурбанову. Также он рассказывал, что пока Гайтукаев был в тюрьме, Хаджикурбанов приходил к Павлюченкову и заявил, что «берет всю историю на себя». Еще, по словам Голубовича, Павлюченков незадолго до убийства Политковской предлагал ему самому следить за ней, но Голубович отказался.

Рассказ Соколова вызвал много вопросов у адвокатов подсудимых. В частности, сторона защиты пыталась выяснить, не был ли Голубович специально подослан следствием. Адвокаты пытались выяснить, почему Голубович вообще решил выйти на потерпевших и заговорить. Соколов отвечал, что как ему пояснил Голубович, у него на тот момент образовалась семья, родилась дочь и он решил отойти от криминала. Но боялся как подсудимых по этому делу, так и следствия.

Кроме этого, защитой был задан вопрос Соколову, рассказывал ли Голубович о том, что с Павлюченковым обсуждался заказ на убийство Политковской?

Рассказывал. Павлюченков говорил ему, что такой разговор был в присутствии Шамиля Бураева.

В ходе допроса всплывало также неоднократно имя Сулима Ямадаева. Но, к сожалению, многие вопросы снимались судьей, поскольку изначально он предупредил всех участников процесса, что вопросы, задаваемые свидетелю не могут выходить за рамки рассматриваемого дела. Рамки эти в ходе заседания было найти очень сложно из-за чего возникали постоянные конфликты. Защита переживала за то, что некоторые моменты будут озвучны, но не прояснены до конца, чего адвокатам подсудимых хотелось не меньше, чем представителям потерпевших. Но вышло, к сожалению, так, что вопросов стало еще больше, чем было.

Так, защита хотела прояснить мнение Соколова, зачем нужна была такая сложная конструкция: Гайтукев заказывает убийство Политковской Павлюченкову, а тот — племяннику Гайтукаева. Почему нельзя все было сделать без посредников? Или, из каких же денег Павлюченков заплатил Наилю, если он сам несколько дней назад рассказал в суде, что вернул Хаджикурбанову почти все, что ему передавал Гайтукаев, якобы для слежки (за исключением 3 тысяч долларов, заплаченных за слежку)?

Как явствовало из рассказа Соколова, потерпевшим стоило огромного труда заставить следствие принять в дело всю эту информацию Голубовича. А как стало известно «МК из собственных источников, когда Голубовича допрашивали на предварительном следствии, кто-то из следственной группы вообще сказал ему, чтобы он навсегда замолчал обо всем, что знает о Павлюченкове.

Возможно, в ходе процесса прояснится, так ли это и почему.



Партнеры