Тайна 494-го километра раскрыта

Вместо того чтоб искать реальных убийц, СКР преследовал невиновных

10 ноября 2013 в 18:39, просмотров: 62401

В многолетней борьбе, которую мы вели, наконец поставлена точка. Следственный комитет официально снял с Алексея Серенко обвинения в убийстве семьи нижегородского спецназовца Дмитрия Чудакова за полной непричастностью. Соответствующее постановление вынес старший следователь при председателе СКР генерал Ущаповский.

Согласно новой версии обвинения, это преступление, как и десятки других, совершили члены так называемой банды амазонок, бесчинствовавшей 15 лет на юге России.

Тайна 494-го километра раскрыта
С Алексея Серенко сняли обвинения.

О громком деле подполковника Чудакова «МК» писал не раз. («Дело сомнительной чести», «МК» от 6 июля 2011 г., «Тайна 494-го километра», «МК» от 9 июля 2012 г., «Банда семейных убийц», «МК» от 1 сентября 2013 г.) Беспрецедентное по жестокости убийство произошло в окрестностях Ростова летом 2009 года.

Тела возвращавшихся с черноморского отдыха Чудаковых были найдены в салоне их «Лады», припаркованной на безлюдном участке трассы «Дон». Боевого офицера расстреляли в упор картечью прямо в машине. Вместе с ним погибли жена и маленькие дети; на теле 11-летней Вероники обнаружат 37 ножевых ранений.

Через 2,5 месяца Следственный комитет отчитался о раскрытии резонансного преступления. В убийстве «с целью грабежа» был обвинен местный житель, 26-летний охранник аксайского рынка Алексей Серенко. Вскоре ему инкриминируют еще несколько аналогичных убийств — «висяков», портивших всю ростовскую статистику. Пытались «повесить» и четвертый эпизод — схожее по почерку убийство полковника наркоконтроля Злыднева с женой в феврале 2008-го — но, увы: у Серенко на тот день имелось железобетонное алиби. Очередная фальсификация не удалась.

Теперь, когда официальное постановление СКР о непричастности Серенко подписано и ему даже объявлено о праве на реабилитацию, я открыто могу называть вещи своими именами: именно «повесить» и именно «фальсификация».

То, что дело шито белыми нитками, было ясно давным-давно. Ни одной мало-мальски серьезной улики следствие не нашло. Все обвинение строилось на заключении баллистической экспертизы, что убийства совершались из карабина Серенко. (Впоследствии она будет полностью опровергнута.)

Но так уж хотелось следователям и милиционерам побыстрее отчитаться об успехе — дело-то на контроле у первых лиц: авось заметят, — что желаемое они предпочли выдать за действительное.

О поимке злодея СКР громко отрапортовал на всю страну. Про «серийного убийцу» Серенко сняли даже «Честный детектив». А теперь выясняется, что пока следователи упивались самопиаром — реальные преступники продолжали безнаказанно убивать людей.

С момента задержания Серенко (сентябрь 2009-го) ни следствие, ни оперативные службы больше не занимались отработкой никаких других версий. Все силы были брошены на закрепление улик: раз уж попал на нары — выпускать обратно никак нельзя. Да и как объяснить потом, что поторопились с победными отчетами и интервью?

Между тем за эти 4 года семейная банда Тарвердиевых–Подкопаева благополучно сумела совершить не менее 8 убийств, половина их жертв — сотрудники МВД. Еще один полицейский погиб от бандитской пули при задержании.

Если бы тайна гибели Чудаковых была раскрыта, новых смертей удалось бы избежать. Но СКР и МВД занимались не поиском реальных преступников, а пиаром и показухой. Весь пар уходил в гудок.

Многочисленные несостыковки и противоречия в деле Серенко были видны невооруженным глазом с самого начала. То, как следствие рисовало картину убийства, противоречило множеству деталей.

Ну, например. Согласно фабуле обвинения, Серенко орудовал в одиночку. Заметив припаркованную на темной обочине машину, он якобы расстрелял через стекло Чудакова с женой из карабина, добив детей ножами.

Место убийства семьи Чудаковых.

Однако экспертиза установила: колото-резаные ранения были нанесены как минимум двумя разными ножами. Рядом, в лесополосе, нашли 3 самодельных ножа с приметными гравировками — «моей любимой бандитке», «моей любимой Амазонке»: теперь, с поимкой Тарвердиевой, эти надписи многое объясняют. На их рукоятках преобладали следы женских ДНК.

Это сложно понять, но «важняк» СКР Владимир Павлов даже не стал приобщать ножи к материалам дела, посчитав несущественными. Хотя стоило лишь потянуть «женскую» ниточку…

То, что в убийствах принимала участие женщина, следовало и из рассказа чудом выжившей Юлии Васильевой, жертвы другого схожего преступления. За год до убийства Чудаковых на том же участке автодороги «Дон» неизвестные расстреляли через стекло спящих пассажиров машины. Водитель погиб на месте, его подруга Васильева была тяжело ранена. Перед тем как лишиться сознания, она успела услышать разговор женщины с мужчиной: та предлагала ее добить. Однако в преступлении вновь был обвинен один Серенко.

Сегодня арестованная «королева» банды «амазонок» Инесса Тарвердиева подробно, в деталях сознается в этом убийстве. Равно как и в других, ранее предъявлявшихся Серенко эпизодах.

Злодеяния 46-летняя Тарвердиева совершала вместе с сожителем Романом Подкопаевым. Помощь банде оказывала вся семья: старшая и младшие дочери, сестра Тарвердиевой с мужем. Последний, Сергей Синельник, что особенно ценно, служил в милиции: сначала участковым в их родном Апанасенковском районе Ставрополья, затем — в Ростовской области. Он не только снабжал убийц патронами, но и укрывал в своем доме после налетов.

Признания Тарвердиевой объясняют те многочисленные несостыковки и странности, которые не позволяли ни мне, ни сослуживцам подполковника Чудакова, ни его матери Валентине Алексеевне поверить в виновность Серенко.

(При первом же знакомстве, придя ко мне на прием в Нижнем Новгороде, Валентина Алексеевна сказала, что на суде сама попросится в клетку к подсудимому: ее сына убивали не так.)

Впрочем, если честно, причины нечеловеческой жестокости преступников мне все равно не понятны. Это, наверное, вопрос для психиатров. На допросе мать двоих детей Тарвердиева сказала, что жалеет лишь об одном — что убила так мало милиционеров. В общей сложности на ее совести не менее 29 жертв; и это, не считая тех, кто выжил после нападения.

Криминальный путь группы начался еще в 1998 году с убийства первого мужа Тарвердиевой. Впоследствии их общая дочь Виктория (ей сейчас 25) сама будет убивать на пару с убийцей собственного отца.

Преступления они совершали с необъяснимой жестокостью, не щадили ни женщин, ни детей. Работали без наводки — нападали на прохожих, пассажиров машин, врывались в дома, — так что далеко не всегда удавалось вволю поживиться. Их последние жертвы, например, лишились жизней из-за 2 бутылок шампанского, мороженой курицы и флакона духов.

С некоторого времени «амазонки» предпочитали ездить «на дело» в соседнюю Ростовскую область — преимущественно в Аксайский район, где инспектором ДПС служил теперь их подельник Синельник. Здесь, по предварительным данным, они совершили 18 убийств. Еще 11 трупов осталось на Ставрополье. Почему-то особенную ненависть бандиты испытывали к милиционерам: Тарвердиева объясняет это нуждой в оружии, которое забирали с трупов…

Нелюдей задержали совершенно случайно. В ночь на 8 сентября экипаж вневедомственной охраны в Аксае наткнулся на них при патрулировании. Завязалась стрельба. Роман Подкопаев был убит, успев застрелить перед смертью инспектора ОВО Ивана Шахового.

Такое чувство, что все в этом деле состоит из случайностей. Случайно поймали. Случайно не осудили невиновного…

Несмотря на все огрехи следствия, руководство СКР упорно не желало их замечать. Дело против Алексея Серенко было благополучно завершено и подготовлено для передачи в суд. Нет сомнений — дальше его ждал суровый приговор; вероятнее всего, пожизненный. Как-никак «шили» 7 трупов и одно покушение на убийство.

Семья Чудаковых на отдыхе.

Эта стройная конструкция рухнула лишь благодаря Генпрокуратуре. После нашего вмешательства надзорное ведомство вернуло дело назад в СКР, посчитав, что преступления не раскрыты. Перечень выявленных нарушений занял 22 страницы. А вскоре предельные сроки содержания истекли, и Серенко пришлось отпускать: за решеткой он пробыл «всего» 23 месяца…

Самое страшное, что Серенко — отнюдь не единственный стрелочник, на которого пытались списать преступления «амазонок». Аналогичные фальсификации творились и в Ставропольском крае, где местные следователи и оперативники успешно повторили «опыт» ростовских коллег.

В минувшем июле в ставропольском городке Ипатово в своей квартире была застрелена 73-летняя пенсионерка Лужбина. Из ее дома пропали 4 охотничьих ружья, коллекция монет и разные ценности.

Спустя месяц задержанный за серию краж некто Ильченко пишет явку с повинной: Лужбину застрелил и ограбил он вместе со своими знакомыми Савченко и Кузьминовым. И этих голых слов оказалось достаточно, чтоб объявить о раскрытии дела. Уже в сентябре правоохранители поспешили отчитаться: подозреваемые найдены и задержаны.

«Доказательствами для привлечения Ильченко, Савченко и Кузьминова в качестве обвиняемых, — пишет в ответе на мой запрос прокурор Ставропольского края Юрий Турыгин, — явилась лишь явка с повинной Ильченко… При этом объективных данных в виде вещественных доказательств — орудий преступления, похищенных вещей и оружия с боеприпасами — добыто не было».

Савченко с Кузьминовым повезло больше, чем Серенко, — за решеткой они провели только 2 месяца. Их освободили по протесту краевой прокуратуры после того, как вскрылось: в действительности Лужбину убили Подкопаев с Тарвердиевой. При обыске в их доме в селе Дивном нашли все 4 похищенных у пенсионерки ружья.

При проверке Ильченко признается, что оговорил себя и знакомых под давлением следователя Ипатовского отдела СКР Булыгина и начальника Ипатовского ОМВД Родионова, которые «угрожали ему причинением телесных повреждений, физической расправой, помещением в места лишения свободы его сожительницы» (из письма Ю.Турыгина).

…Дело «амазонок» — это не только одна из самых ярких, беспрецедентных страниц новейшей криминальной истории. Это еще и приговор нашей правоохранительной системе, свидетельство ее паралича и развала.

Главная задача системы — не работа, а имитация. Только бы вовремя отчитаться, поставить галочку, засветиться на телеэкране.

Система больна. Она не в силах не то что защитить людей — даже саму себя.

Семейная банда Тарвердиевых—Подкопаева.

Основными жертвами бандитов становились милиционеры. Год назад в Новочеркасске они расстреляли наряд вневедомственной охраны. Уже этой весной с перерывом в месяц убили двух инспекторов ДПС в Аксайском районе. На их счету — гибель инспектора ДПС на Ставрополье. Ну и, конечно, семья Чудаковых.

Сказать, что погибший Дмитрий Чудаков был героем — значит ничего не сказать. Он считался одним из лучших офицеров Нижегородского ГУВД. Командир 2-го боевого отделения ОМСН. 9 командировок только в Чечню. Вся грудь в наградах — орден Мужества, «За отвагу», медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени. Выпускник школы милиции и университета МВД. Заботливый отец, любящий сын и муж.

Хотя бы только по этой причине сыщики и следователи обязаны были носом рыть землю, лишь бы найти убийц своих товарищей. Когда смотришь на фотографии маленьких Саши и Вероники Чудаковых — ему было 7, ей 11, — поневоле сжимаются сердце и кулаки.

Но чем искать настоящих преступников, куда проще — выбивать показания из первых встречных. «Амазонки» должны быть благодарны сотрудникам СКР и МВД: их непрофессионализм и бессердечие позволили банде безнаказанно действовать много лет. Сами, быть может, того не желая, они стали пособниками бандитов.

За все 15 лет Подкопаев с Тарвердиевой ни разу не попадали в поле зрения оперативников: хотя достаточно было участковому хоть раз заглянуть за высокий забор их неприступного дома в Дивном, откуда вывезли теперь целый «КамАЗ» вещдоков — годами копившийся склад «трофеев».

Ставропольская прокуратура требует сегодня привлечь к уголовной ответственности ипатовских следователей и полицейских: тех, кто выбивал признания из невинных людей.

Точно так же вопрос должен быть поставлен и в отношении мучителей Алексея Серенко — следователя СКР Владимира Павлова, руководителя временной оперативной группы, а ныне — начальника уголовного розыска Ростовского ГУМВД Олега Колтунова.

Это стало бы лучшей памятью подполковнику Чудакову и другим жертвам банды к их профессиональному празднику — вчерашнему Дню милиции-полиции.

Но, увы: боюсь, возмездия не случится. Система своих не сдает. Это героев она не защищает, а подонков — сколько угодно. Не случайно требование ставропольского прокурора остается без ответа уже полтора месяца…

Р.S. Прошу считать эту публикацию официальным депутатским запросом к Генеральному прокурору, председателю СКР, министру внутренних дел.



Партнеры