Хроника событий Задержанного во Внуково адвоката Васильевой отпустили Задержан адвокат фигурантки дела "Оборонсервиса" Васильевой Фигурантка дела «Оборонсервиса» Егорова освобождена по УДО Евгения Васильева могла бы отсидеть еще 5 лет Зять Сердюкова отказался признавать вину в растрате

Фигурантка дела «Оборонсервиса» Ротанова высказалась в камере о домашнем аресте Васильевой

«Я заболела из-за того, что перенесла»

28 ноября 2013 в 16:05, просмотров: 29275

В отличие от Евгении Васильевой, ожидающей суда в более чем комфортных условиях, ее коллега Юлия Ротанова о домашнем аресте может только мечтать.  Хотя болезнь Юлии входит в перечень недугов, с которыми за решеткой держать обвиняемых и подозреваемых нельзя. Впрочем... Суды у нас часто принимают решения, руководствуясь  политической конъюнктурой.

На следующей неделе суд под нажимом адвокатов и общественности, возможно, все же изменит меру пресечения чиновнице, но пока Ротанова  в «Лефортово».  Об обвинениях  говорит дрожащим голосом: «Я никогда с этим не смирюсь». И тихо добавляет: «Думаю, я из-за этого и заболела. Из-за того, что перенесла».   

Репортер «МК» в качестве члена Общественно-наблюдательной комиссии посетила фигурантку дела «Оборонсервиса».

Фигурантка дела «Оборонсервиса» Ротанова высказалась в камере о домашнем аресте Васильевой
фото: РИА Новости
Юлия Ротанова

Не дай вам Бог оказаться в этом СИЗО. И не только потому, что уголовные дела всех заключенных «Лефортово» считаются делами государственной важности, а значит, на арестантов смотрят почти как на государственных преступников. Просто атмосфера тут .. прямо скажем, мрачная. Чистота настолько идеальная, что не по себе становится, а тишина стоит такая, что аж на уши давит. Больше ни в одном изоляторе не видела на полу красных ковровых дорожек — они тут, как говорят, со времен КГБ, и благодаря им не слышно шагов. Стены под стать коврам бордового цвета (раньше даже шутили - чтобы кровь не видна была), на потолках железные сетки. Пост охранников — нечто из первой половины XX века. Антикварные низенькие столы, выставленные, так, что образуют полукруг. За такими можно представить пишущего Ленина или Бонч-Бруевича, но никак не современных надзирателей. Вообще антураж «Лефортово» прямо будто специально для съемок фильмов придуман.

Нас встречает врио начальника СИЗО Виктор Шкарин, который как нельзя лучше вписывается во всю эту мрачную обстановку. Взгляд, прищур... — мурашки по коже. При этом предельно вежлив и обходителен.

- Пожалуйста, на второй этаж, мы ничего не скрываем.

Камера, в которой сидит Ротанова, совсем небольшая, двухместная. Кроме нее тут еще одна бойкая девушка. Юлия говорит, что у нее от сокамерницы секретов нет. Обе начинают расхваливать администрацию изолятора — как все тут замечательно, и кормят-поят и заботятся...

- Правда, я им очень благодарна, - говорит Ротанова. Худенькая, бледная, скромно одетая, в очках. Ни капли не похожа на ту уверенную яркую блондинку, что на одном из последнем фото в интернете. Периодически начинает плакать. - Они хоть мою болезнь выявили. До этого я была в СИЗО №6 и там ничего не заподозрили даже. А я похудела резко - на 15 кг. Боли, тошнило, слабость. Сознание в «шестерке» несколько раз теряла. Голову разбивала, когда падала. Мне выписали мешок лекарств не понятно от чего и на этом все. Я не ожидала, что в «Лефортово» мою проблему со здоровьем будут решать. Только заикнулась о гинекологе, как он сразу меня осмотрел.

- Разве здесь есть такой специалист? - удивляюсь я.

- Нет, но администрация это вопрос решила. И врач нащупала у меня опухоль в три сантиметра. Послала на «Матросскую тишину» (там больницы для заключенных — прим.автора). Подтвердилось. Но не знали точно, злокачественная опухоль или нет. И вот опять-таки благодаря администрации «Лефортово» отвезли в онкоцентр № 1. Там пункцию три раза брали.

-А почему же вам судья, уже зная о болезни, продлил срок содержания под стражей до февраля?

-Тогда не было всех медицинских документов. Теперь они есть. 3 декабря должно быть повторное рассмотрение в суде. Я надеюсь, что меня освободят.

- Лекарства какие-то тут получаете сейчас?

- Только успокоительные и обезболивающие. У меня родные уже договорились о лечении в специализированной клинике. Но это только после того, как освобожусь. Там говорят, что нужны все анализы, чтобы тактику лечения выбрать. Они не могут даже однозначно сказать, какой вид терапии подойдет - операция, лучевая- химио... Надо срочно начать лечение. Вдруг счет идет на дни? (Плачет)

- Думаете, болезнь ваша развилась из-за пережитого стресса?

- Я два года назад сдавала анализы, в том числе на все гормоны. И была совершенно здорова. То, что я пережила...

- В СИЗО?

- Следователи.. Как следователи ко мне относились...

- Вас били?

(Тюремщики перебивают Юлию. Запрещают рассказывать все, что хоть как то относится к следствию.)

-Я не согласна обвинениями и с этим никогда не смирюсь! - только успевает сказать она.

-Вы не задавались вопросом, почему здоровая фигурантка дела «Оборонсервиса» под домашним арестом, а больная в СИЗО? Откуда такие двойные стандарты?

- Дела все же у нас с ней разные. У нее совершенно другое дело. Изначально, когда следователь ставил вопрос о заключении меня под стражу, он говорил, что я могу скрыться. А довод - в сентябре мы недельную путевку в Тайланд купили. Заранее приобрели. Мы же тогда не знали, что все так обернется.

-Следователь свидания и звонки разрешает?

-Да, но не всегда. Были большие перерывы. Были накладки в том числе из-за неправильного оформления...

-Письма вам близкие за решетку пишут?

- Да и я сама. Через день. Без этого тут не возможно было бы. Тут же никакой душевности нет.... Я до конца не верю во все произошедшее.

Члены ОНК стараются ее поддержать, успокоить и ободрить. В ее состоянии нервничать и расстраиваться совершенно нельзя. Рассказываем ей про обращения членов Рабочей группы Госдумы в ее защиту (с просьбой изменить ей меру пресечения) на имя прокурора Москвы Куденеева и заместителя председателя Мосгорсуда Фомина. Про то, что эти обращения подписали многих блогеры. Она благодарит и снова плачет...

На обратном пути тюремщики рассказывают, что сейчас в «Лефортово» всего 8 женщин. Все проходят, мягко говоря, по не рядовым делам. Никто, по их словам, ни на что не жалуется. И ни одного человека в карцере нет.

СПРАВКА "МК"

Юлия Ротанова проходит по делу о хищениях в подконтрольном Минобороны предприятии «Славянка» (оно занималось хозяйственным обслуживанием всех объектов военного ведомства). «Славянка» возложила свои обязательства по госконтрактам на ЗАО «Безопасность и связь», главным бухгалтером которого была как раз Ротанова. По данным следствия, контракты заключались на ремонт зданий, которые были в отличном состоянии и в «починке» не нуждались, или на обслуживание несуществующих вентиляционных систем и т.д. Ущерб бюджету государства составил около 52 миллионов рублей.

Гонорар за этот материал автор перечисляет на благотворительные цели

Наследство Сердюкова. Хроника событий


Партнеры