Однополая нелюбовь

Очередная национальная идея России не работает

13.10.2013 в 17:38, просмотров: 21495
Однополая нелюбовь
фото: PhotoXPress

Недавно общался с лесбиянкой из так называемой российской глубинки. Умная, веселая девушка — точнее, еще девочка, ей 13 лет. Пишет стихи, мечтает когда-нибудь поступить в вуз МЧС, ведь сотрудники МЧС делают добро, помогают людям. А если ей не позволят там учиться, потому что ей нравятся девушки? «Это будет весьма глупо». Она любит другую девушку, которой уже 18. Как все влюбленные девочки, мечтает о семье и о детях. Или о своих, через искусственное оплодотворение, или о детях из детского дома. «Они будут самыми счастливыми в мире!» Оптимистка. Ведь недавно сам Президент РФ поставил сторонников однополых браков на место. «Проводится политика, — говорил Владимир Путин о развратном Западе, — ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в Бога и веру в сатану».

Не буду здесь о вере в Бога и в сатану. (По-моему, обращение к нечистым силам — национальный спорт именно русских, а мерзость типа «Битвы экстрасенсов» — сугубо русский телепродукт.) Но прожив в России 15 лет, я видел огромное множество семей, где все взрослые — одного пола. Никакие секс-меньшевики тут ни при чем: самые обычные мамы и бабушки без мужчин воспитывают потомство. Никакие «духовные скрепы» — ни Библия, ни Домострой — не предусматривают такого типа семьи. Но это ничего, ведь большинство российских граждан имеют смутное представление о своих (и любых других) нравственных основах. Зато, как все народы мира, охотно слушают, как свои начальники читают мораль соседям.

Материализм, эгоизм, цинизм, марафонские забеги «налево», нежелание иметь детей — конечно, все эти современные прелести присутствуют и на Западе. Но все-таки смешно, когда представители чемпиона мира по разводам (РФ) объясняют остальным, как строить здоровую семейную жизнь.

Другие европейские общества пытаются решать свои социальные проблемы «внутри избы». А Россия валит и плохую погоду на секретное сейсмическое оружие недругов (так говорит вице-спикер вашей Госдумы), и обсуждение собственной демографической катастрофы превращает в пафосную пропаганду против секс-меньшинств как «пятой колонны» вечно разлагающегося Запада.

Советское телевидение в свое время находило на Западе одних бомжей, помойки, милитаристов и старалось не снимать чистое небо, чтобы не нарушить общее хмурое впечатление. А телеканал «Россия 1» в небе над Западом многозначительно показывает радугу (символ ЛГБТ, международного лесби-гомо-транс-бисексуального движения). Место бомжей заняли педофилы, зоофилы да гомосеки — «новый европейский мейнстрим», как с советской важностью объясняют телеведущие. Берлин вообще стал столицей вечного гей-парада...

В августе, поехав ненадолго в Германию, поймал себя на мысли, что сам подсознательно начал искать развратников. Но как-то не везло. Мои родственники живут или в маленьких городках или вообще в селах. Там мужики на улице не целуются, в германской глубинке никто не афиширует, что он гей. Да и потом в Берлине меня ужаснули вовсе не «педики», а велосипедисты. Их там всегда было много, но сейчас я попал в железный поток из целого миллиона великов. Велосипедисты гоняют не только по своим дорожкам, но и по проезжей части, по тротуарам. С бешеной скоростью, наплевав на правила. Как москвичи на машинах. Вот — мейнстрим в немецкой столице. А берлинские геи куда-то исчезли. Может, все поехали в Альпы — репетировать марш-бросок из олимпийского Сочи в еще более олимпийскую Красную Поляну?..

В Берлине я видел их только в новом учебнике философии для гимназий, который мне гордо показал один из его авторов, мой старый друг по учебе: два мужика сидят в ванне с водой и улыбаются друг другу. Друг (женат на русской, двое сыновей) пояснил: это фото из главы о терпимости. Он, как и берлинские школьные ведомства, считает, что старшеклассников можно приучать к тому, что в жизни бывают и «голубые». Конечно, это кошмар: та самая «пропаганда нетрадиционного секса среди несовершеннолетних», запретом которой российское государство хочет спасти свою молодежь.

Вот такое, сугубо идеологическое противостояние. Которое на практике вовсе не означает, что Россия — ад, а Западная Европа — рай для «голубых». Конечно, официальная и полуофициальная Россия уже годами не может успокоиться из-за того, что на Западе гей может стать мэром столицы или даже министром. Но, как уверяют меня знатоки, и в Москве хватает геев среди политических небожителей. Не говоря уже обо всех «розово-голубых» фриках в русском шоу- и телебизнесе.

«Что это за странная тетка?!» — рассмеялась моя трехлетняя дочь, увидев «звезду» очередной бой-группы в очередном ток-шоу. С «педиками» в России, как и с остальными: лукавь, не высовывайся, не качай права — и порядок.

Почти все взрослые и юные геи и лесбиянки, с которыми я как журналист беседовал в России, сказали, что в повседневной жизни их не трогают. При этом почти все молчат на работе, в школе, даже дома о своей сексуальной нестандартности. Но в немецкой глубинке «голубые» также живут инкогнито. Согласно опросу Агентства Евросоюза по основным правам человека, в течение последних пяти лет 25% опрошенных членов ЛГБТ-сообщества в странах ЕС подвергались физическим нападениям или угрозам насилия. 67% школьников из этой группы скрывают свою нестандартность от одноклассников. И только 25% геев в Европе рискуют держать партнера за руку в общественном месте...

Великая Россия отчаянно отбивается от развратной терпимости Запада. Православные и другие полупрофессиональные силачи под восторженные взгляды бойцов ОМОНа избивают участников митингов в защиту ЛГБТ. Малолетние ультраправые с кличками из фамилий гитлеровских адмиралов обливают негетеросексуальных детей мочой или заставляют их «сосать». То же самое кричат друг другу гомофобные футбольные фанаты. Странны и нравы, и сексуальные предпочтения, с помощью которых Россия защищает своих детей от «нетрадиционного секса». Ребята в Волгограде совершили самосуд над якобы «голубым», сначала изнасиловав его пивной бутылкой, а потом пробив булыжником череп. Особенности национальной гомофобии «красят» страну перед всем миром.

Толерантность западных ведомств по отношения к секс-меньшинствам — это банальное соблюдение государством конституционных прав. Типа «Все люди равны». А в России своей Конституцией интересуются примерно так же, как официальным языком герцогства Люксембург. Снова воюют против дьявола с иностранным акцентом, с которым уже воевали герои Михаила Булгакова. Снова государство показывает свою хроническую неспособность терпеть кого-либо, кто имеет наглость жить не по его понятиям. Снова пытаются переоформить старые советские образы врага в новую национальную идею. Слышится зов души: «Мы в отличие от утопающего в разврате и толерантности Запада не терпимые, зато морально здоровые!» И, как всегда, авторы этой идеи сами в нее не верят. Именно они отправляют своих детей жить и учиться в очаги евроразврата: Лондон, Монте-Карло, Париж…

История повторяется. Закат советской власти ознаменовался гневной антизападной пропагандой и одновременно охотой на джинсы «Вранглер». И на Западе опять заинтересовались Россией как объектом иронии. Московских футбольных фанатов на европейских стадионах дразнят плакатами против гомофобии. При этом мои интеллигентные берлинские знакомые уверены, что признание геев Россией лишь вопрос времени, ведь Россия всегда опаздывает, иногда на несколько лет, иногда — веков. Запад смотрит с высоты взятых им цивилизованных вершин на вечный красный фонарик европейской истории.

Показательно, что при всех «запретах пропаганды» об их конечной цели предпочитают не говорить. И это правильно, поскольку ее достижение невозможно. Антигейская кампания никого не спасет от собственной сексуальности.

Закон основан на средневековых представлениях о том, что гомосексуализм — результат неправильного воспитания. Но по итогам многочисленных нероссийских исследований — 2% населения Земли, не важно при каком общественном или религиозном строе они растут, — всегда будут гомосексуальными, еще 8% — бисексуальными. А та девочка, которая уже в возрасте 13 лет мечтает об однополом браке, рассказала мне, что первая любовь появилась у нее еще в детском саду.

Нет, дорогие мои русские, чтобы спасти своих детей от несчастья, чтобы спасти биологический и нравственный фонд нации от катастрофы, лучше боритесь с пьянством, наркоманией и массовым курением, перевоспитывайте алкоголиков и потребителей «дури» — ими не рождаются, а становятся. А если хотите кого-то наказать, накажите родителей-пьяниц и сотрудниц аптек, которые продают вашим детям коктейль «крокодил».



Партнеры