Мигранты не погубят Европу

А националисты Россию — могут

17 ноября 2013 в 14:19, просмотров: 16928
Мигранты не погубят Европу
фото: Наталия Губернаторова

Поднимаюсь на третий этаж. Давно не бывал в морском музее «Галата», что в 200 метрах от знаменитого генуэзского аквариума, в древнем порту.

В прошлом я восхищался здесь славными деяниями средневековой республики и героическими приключениями Христофора Колумба. На этот раз медленно передвигаюсь по залам, посвященным старой и новой миграциям. Даже обычно шумные школьники в этой части музея умолкают и внимательно слушают рассказ гидов.

В первых залах реконструирована жизнь итальянских мигрантов с момента оформления документов на выезд до прибытия в Америку. С помощью копии старого паспорта, которую вручают у входа, включается видео. И сразу ощущаешь, какое психологическое давление оказывала власть на людей, покидавших страну из-за голода. Чтобы еще лучше понять, какой ад пришлось пережить бедным итальянцам, посетителям разрешается полежать на маленькой койке двухъярусных кроватей третьего класса. В небольшой комнате спали и ели на протяжении 5–6 недель морского путешествия до сорока человек. На всех пассажиров корабля — пара туалетов. И потом, по прибытии в Аргентину, Бразилию или США, повседневная реальность оказывалась совсем не раем...

С 1880 года до конца 1930-х годов прошлого века около 29 миллионов человек перебрались из Италии в Новый Свет, где их особо никто не ждал. «Вот почему мы не можем позволить себе быть расистами, особенно в отношениях с мигрантами», — говорит при мне своим молчаливым ученикам молодая преподавательница. Среди них, судя по внешности, несколько «новых итальянцев».

Не только итальянцы — представители всех европейских народов — куда-либо эмигрировали в последние два века. Немцы, голландцы, французы, поляки, скандинавы оставляли родину в поисках лучшей доли. И те давние человеческие трагедии отпечатаны в сознании нынешней богатой Европы, которая, с трудом и с разной скоростью, интегрирует «новых европейцев». Напротив, о том, что миллионы соотечественников вынуждены были стать мигрантами после Октябрьской революции и после распада СССР, в постсоветской России, кажется, позабыли. Впрочем, тут удивляться особо нечему, это типичное явление для бедных обществ, обогатившихся очень быстро.

Вторую часть выставки — о современной миграции — назвать жуткой будет не совсем верно. Это слово не передает ужаса, открывающегося глазам посетителей. Фильмы, фотографии, вещи, найденные на берегу моря, лодки, на которых плывут мигранты и доплывают, увы, не все, — немые свидетели человеческой трагедии наших дней. При виде всего этого кажется, что мигранты XIX века по сравнению с нынешними были VIP-путешественниками...

Выставка продолжается фильмами о местах, откуда эти люди приезжают в Италию, об их нравах и обычаях. Но самое интересное еще впереди. С помощью мультимедийных устройств посетителям задаются десять вопросов. С использованием официальной статистики ЕС показывается, что общепринятые клише о миграции совершенно неправильны. Точнее, просто ошибочны.

Ах, как я захотел, чтобы некоторые мои знакомые из России были в этот момент со мной! Они бы успокоились со своим излюбленными речами о страшных угрозах и чуть ли не гибели европейской цивилизации.

Во-первых, в среднем по Евросоюзу иностранные мигранты (люди, не рожденные в ЕС) составляют всего 4,1% от общего количества населения. В некоторых государствах их численность больше, но не выше 7–8%. Самая запутанная ситуация во Франции, где формально их около 19%, но это страна с долгой историей колонизации Африки. Алжир, например, был французской территорией 130 лет. И корректно ли считать иностранцами людей с арабским или центральноафриканским происхождением, всю жизнь учившихся во французских школах, воспитанных на французской культуре?

Во-вторых, вопреки распространенному в России мифу, Европа совершенно не исламизируется. Лишь около 30% от общего количества мигрантов в ЕС составляют мусульмане (турки, марокканцы, алжирцы). По-моему, украинцы, южноамериканцы, индусы, китайцы исповедуют какие-то другие религии. Поэтому не стоит удивляться, что даже Римская католическая церковь неоднократно выступала за постройку мечетей в городах. Причина проста. Любые религиозные сообщества, вынужденно находящиеся в подполье, опасны, поскольку с ними невозможно установить диалог.

В-третьих, мигранты вовсе не являются наиболее криминогенной группой населения, особенно когда приезжают в новую страну не одни, а с женами и детьми. Например, в Швеции, где на сегодняшний день создано самое интегрированное общество, скоро закроют три или четыре тюрьмы.

В-четвертых (и это, наверное, самое главное), мигранты занимают те вакансии, которые освободили европейцы. И при этом платят налоги, что в будущем гарантирует стабильность пенсионных систем. Кстати, с 2005 по 2011 год итальянское государство заработало 1,4 миллиарда евро, если подсчитать разницу между выплаченными мигрантами налогами и полученными им пособиями и затратами на социальные программы для их интеграции.

Любимая моя Россия, почему же ты так далека от этих простых подсчетов и рассуждений? Возьмем ситуацию с дворниками в Москве. Один из влиятельных экс-министров подтвердил, что «нелегалам выплачивают половину или даже треть их официальных зарплат». Все остальное уходит в карман чиновников на муниципальном и региональном уровнях. То есть никто не думает о государственной казне. Но еще хуже, что властью и обществом не принимается во внимание тот факт, что из-за демографической ситуации ваша страна каждый год нуждается в почти миллионе человек для восполнения дефицита рабочих рук. Без них ВВП России сначала перестанет расти, а затем начнет падать. Кому-то от этого станет лучше?

Легализировать, интегрировать, гарантировать толерантность и мультикультурализм — вот европейский путь. В странах ЕС ведется огромная работа по обучению мигрантов местному языку. Для взрослых есть широкий выбор бесплатных курсов, организованных профсоюзами или НПО. Дети мигрантов учатся в государственных школах наравне со всеми. В Италии для недавно приехавших действует специальная программа с участием так называемых культурных посредников. Обычно это успешно адаптировавшиеся иностранцы, миссия которых — теперь помочь соотечественникам.

Сеть поликлиник предоставляет мигрантам, в том числе нелегальным, медицинские услуги. В Италии, если нелегал вдруг плохо себя почувствовал, он может спокойно обратиться к «скорой помощи» или в больницу, не рискуя быть арестованным полицией. Во всех учреждениях, где обслуживают иностранцев, можно увидеть знаки об этом на разных языках.

Почему это делается? Потому что подпольные медицинские структуры были бы опасны не только больным мигрантам, но и обществу в целом.

У меня вызывает грустные чувства недавняя история с беременной узбечкой, которую выгнали из больницы в Приморском крае из-за отсутствия у нее денег для оплаты рождения ребенка. Раньше я считал, что подобное может быть только в США.

«Макаронник, подумай лучше о своей Лампедузе!» — однажды пробовал оскорблять меня один человек, упомянув название печально знаменитого острова в Средиземном море. Он даже не знал, что 90% мигрантов прибывают в Италию на автобусе или самолете, и с визами у них все в порядке. В последнее время много беженцев из Сирии, Сомали, Эритреи. В целом в мире в 1960 году эмигрировали 77 миллионов человек, в 2010 году — уже 214 миллионов. Этими потоками нужно пытаться управлять, в том числе помогая экономическому развитию стран, которые массово покидают жители. Но остановить процесс все-таки нереально.

В России дело осложняется тем, что вопрос миграции из-за рубежа опасно смешивают с отношением к своим собственным регионам. Конечно, речь идет о Северном Кавказе. Италия тоже страдает от своего плохо экономически развитого юга, Германия — от востока, но никому и в голову не придет заявлять то, что все чаще звучит из уст некоторых государственных и политических деятелей России, включая ряд оппозиционеров.

Однако российским политикам все же придется ответственно объяснить гражданам разницу. В многонациональном государстве «русские марши» с популистскими лозунгами типа «хватит кормить Кавказ» и даже откровенными призывами к насилию и убийствам людей других национальностей провоцируют лишь тяжелые раны в обществе. Не стоит забывать страшный урок сербского национализма, в конце 1980-х годов прошлого века взорвавшего Югославию и принесшего огромное разочарование самим сербам.



Партнеры