Почему Россия тормозит

в тот момент, когда могла бы совершить рывок в экономике

26 ноября 2013 в 18:41, просмотров: 17233
Почему Россия тормозит

Все последние месяцы правительство только и делает, что «заговаривает» экономику, рассуждая о необходимости возобновления роста. Однако это не помогает: обрабатывающая промышленность падает в абсолютном выражении уже почти год; остановился прирост добывающих отраслей; бюджеты регионов катастрофически дефицитны; с сентября началось снижение реальных доходов населения; наметился рост безработицы, продолжается отток капитала. В лучшем случае мы закончим год с ростом в 1,5% — что ниже не только, чем в странах BRICS, но и в ряде стран ЕС.

Почему экономика России останавливается и как ее можно оживить?

Не хочу повторять банальных рассуждений об инвестиционном климате, налогах и «кошмарении» бизнеса: власть не готова к ним прислушиваться. Сегодня стоит обратить внимание на несколько иные моменты.

Во-первых, для развития любой экономики нужны инвестиции — а правительство делает все, чтобы их демотивировать. Наступление идет с двух сторон. На предпринимателей оказывается все большее давление со стороны «правоохранительных» органов — причем не во имя сбора бóльших налогов, а грубое давление ради частных интересов силовиков. В условиях, когда риски ведения бизнеса становятся запредельными, предприниматели все чаще готовы их переуступать — причем обычно госкорпорациям или компаниям, приобретающим новые активы за счет кредитов госбанков. Это подрывает возможности той «национальной инвестиционной системы», о которой в Кремле говорят уже много лет. Деньги тратятся не на новые проекты, а на перетасовывание старых.

С другой стороны, власть ни в какую не позволяет гражданам поверить в возможность инвестиций «в длинную». Банковская система по-прежнему уязвима (чего стоит только история Мастер-банка, которая наверняка окажется не последней), а пенсионные накопления правительство, как оно только что показало, может просто взять и национализировать.

Откуда в такой стране появятся инвестиции?

Но и это не вся проблема. Кроме того, что инвестиций мало, они становятся во все большей степени «государственными» — а значит, растрачиваемыми неэффективно. Никогда частный инвестор не стал бы строить объекты в Сочи за суммы, в десяток раз превышающие бюджеты прошлых Олимпиад, или вкладываться в реконструкцию Транссиба. Про создание нового космодрома на фоне «крепнущей евразийской дружбы» я вообще не говорю. В итоге оказывается, что вся инвестиционная политика государства — это перекладывание денег из потенциально прибыльных проектов в убыточные. Собственно, остановка роста экономики показывает именно это: «новое качество» инвестиций таково, что растрачиваемые впустую деньги просто не могут его породить. Без перемен в этой сфере, без нового «договора» власти и бизнеса ничего хорошего нас не ждет.

Во-вторых, власть любит много говорить о стабильности и ответственности. Особенно часто — о «социальной ответственности». Но понимается она как ответственность лишь перед гражданами — получателями денег из госбюджета.

Военные и «силовики», пенсионеры и учителя, чиновники и госслужащие — им, как говорится, что обещал, то вынь и «положь». Но ведь они — это только часть общества. Стараясь выполнить свои обещания перед ней, власть напрочь забывает, что есть и другие обязательства. Например, не пересматривать каждый месяц Налоговый кодекс; не отнимать пенсии у будущих пенсионеров; не вводить постоянно новые правила и нормы.

Властью четко взят курс на исполнение гарантий, выданных «потребителям» общественного продукта, — и на полное игнорирование любых обещаний, данных его «производителям». В этом — вторая причина остановки экономического роста: экономика — это не только перераспределение потоков, как кажется наверху слишком многим; это еще их создание, о котором совершенно забыли. Но без решительного расширения границ «социума», с которым считает возможным «коммуницировать» Кремль — расширения их с «потребительствующих» классов до всего общества, — ситуацию в экономике не исправить.

В-третьих, есть еще один важный момент. Сегодня финансовая система в России подчинена интересам только одного центра — Минфина. Задача состоит не в развитии производства, а в выполнении вышеуказанных обязательств.

Если цена на нефть идет вниз, рубль тотчас же «припадает», чтобы против уменьшившегося количества долларов напечатать больше рублей и заткнуть ими социальные «дыры». И хотя рыночные силы работают сейчас скорее на рубль (по разным оценкам, доллар должен стоить от 18 до 24 рублей), его упорно держат на более низком уровне. Уровне, выгодном нефтяникам и работникам Минфина.

Для «запуска» экономического роста нужен противоположный подход. Чем дороже рубль — тем дешевле инвестиционные товары. Тем больше бизнес может купить нового оборудования для своего развития — и в то же время тем меньше бюджет может «освоить» денег на крупнооткатных мегапроектах.

Мы экспортируем практически только природные ресурсы, вкладываем в обновление производственной базы добывающих отраслей крайне скупо, а прямые иностранные инвестиции сокращаются. В такой ситуации гораздо правильнее было бы «потрафить» не ненасытному бюджету, а потребителям импортной продукции и тем компаниям, которые готовы начать инвестировать в развитие страны.

Заодно, замечу, и проблема инфляции, которая снова «замаячила на горизонте», снялась бы с повестки дня. Как были бы забыты и разговоры о неподъемной процентной ставке по кредитам, которая неминуемо снизилась бы на фоне укрепляющегося рубля.

Но это могло бы стать целью власти, которая работает на перспективу. А если задача власти состоит в том, чтобы «ночь простоять да день продержаться», то понятно, почему все у нас идет так, как идет. И почему экономика категорически отказывается расти.

В последние годы Россия серьезно «продвинулась» в одном — в повышении уровня жизни граждан и росте потребления. Но совершенно ясно, что это был «рост без развития».

Мы почти не строим новых дорог и аэропортов. Добываем нефти и газа не больше, чем в позднесоветский период. Крайне медленно перестраиваем производственную базу. Не в состоянии решить проблему обеспечения населения жильем и социальными услугами.

Нам пора бы уже начать как-то обустраивать свое будущее, а не довольствоваться тем, что мы ушли от катастрофы 1990-х годов. Чтобы выйти из нынешнего кризиса — кризиса, порожденного не внешними, а внутренними факторами, — необходимы меры по поддержке не только бюджетников, но и бизнеса, предпринимателей, без которых «социальные задачи» неразрешимы в принципе.

Только тогда у нас появится новый исторический шанс.



Партнеры