Камил Гаджиев: "UFC готовы предложить контракт Виталию Минакову"

Будет ли Мирзаев в UFC, когда ждать боев Минеев — Яндиев и Минаков — Харитонов, генеральный продюссер FN поведал Алексею Сафонову

15 января 2016 в 20:41, просмотров: 5128

Незадолго до дебютного турнира Fight Nights в 2016 году, генеральный продюсер промоушена Камил Гаджиев эксклюзивно пообщался с корреспондентом «МК» Алексеем Сафоновым. Речь шла о новой стратегии организации, переходах бойцов в UFC, судействе, противостоянии Адама Яндиева и Владимира Минеева и, конечно же о том, что нам ожидать в нынешнем году.

Камил Гаджиев:
Фото предоставлено пресс-службой

«В Fight Nights все бойцы равны»

– Что хотелось бы реализовать в 2016 году в первую очередь?

– Объективно, предстоит не простой год, и я не первый об этом говорю (улыбается). Но несмотря на это мы не должны снижать обороты, мы должны продолжать делать хорошо и много. Как количество, так и качество турниров не должны пострадать. Если говорить о стратегии, то она состоит в том, чтобы Fight Nights стал площадкой для поединков между топовыми российскими бойцами. Это не значит, что иностранных спортсменов не будет, просто это будут те, которые уже прошли всевозможную цензуру, которых у нас уже знают.

– Как ты в частности, и промоушен в целом, пришел к тому, что нужно сводить наших спортсменов между собой?

– Я считаю, что это очевидная мера. Во-первых, мы даем возможность показать себя сразу двумя ребятам, и это позволяет нам привлечь большее количество бойцов, мы же развиваем российский рынок. Во-вторых — аудитория. У зарубежных спортсменов в России она очень скудная, зрителю интересен как правило один боец и болеет он за одного. А когда начнут поддерживать двоих, это будет совершенно другая атмосфера и интрига. И, в конце концов, поединки россиян и иностранцев почти всегда встречают с определенным негативом, особенно в случае быстрой победы первого. Даже если хороший боец победил хорошего, все равно одного назовут мешком, а другого — мешкобойцем (смеется). Чтобы исключить это мы и будем делать поединки между нашими лучшими ребятами.

– Тогда найдутся те, которые скажут, что судьи помогали бойцу FN Team.

– Это уже совсем крайности. У нас сидят судьи, которые ни коим образом не аффилированны с Fight Nights. Они работают на всех ведущих российских площадках, представляют Союз MMA России и для них без разницы, будь то Мурад Мачаев, Александр Сарнавский, Иванов или Петров, они должны судить по совести. Но если мы заметим предвзятость тех или иных судей, мы сами попросим их больше не привлекать.

– А сам как считаешь, у нас судейство адекватное?

– В целом — да. Но судьи тоже люди, им свойственны ошибки. Да и потом, они могут по-разному видеть бой. Допустим, один судья делает акцент на тейкдаунах, а второму больше нравится активность бойца. И где правда? Где-то по середине, наверное. А что касается бойцов FN Team, то это — несколько человек, большинство которых при этом выступает за пределами России. Так что я считаю, что у нас все на равных.

– Ты сказал про развитие российского рынка MMA. Но мы прекрасно понимаем, что конечной целью любого бойца, на данный момент, является переход в UFC. Так что для нас настоящее развитие: когда российские спортсмены уезжают туда и представляют там нашу страну, или же когда все сильные остаются здесь?

– Я бы сказал, что 50 на 50. Отъезд россиян за рубеж по своему полезен. Во-первых, когда представители страны выступают за границей, то они потом приезжают обратно и делятся опытом. Второй плюс состоит в том, что выступая в том же UFC, наши ребята себя уже хорошо зарекомендовали, а это говорит в целом о состоянии российской индустрии, о том, что у нас тут все в порядке и россияне не становятся мальчиками для битья. Минус же состоит в том, что российские промоушены пока являются просто поставщиком бойцов для UFC. Но здесь надо учитывать тот факт, что наши организации пока просто не в состоянии предлагать такие же условия, какие дают за океаном. Оставляя бойца в России, не отпуская его в США, мы должны брать на себя полную ответственность за его финансовое благосостояние. Поэтому считаю, что ничего страшного в уходе ребят нет.

Фото предоставлено пресс-службой

– Смогут ли вообще наши организации спорить с UFC в плане условий для бойцов?

– Это очень сложно, поэтому, думаю, что в ближайшие несколько лет — нет. Нам нужно делать такие предложения, на которые спортсмен сможет посмотреть комплексно. Не только с точки зрения денег, но и рассматривая другие «приятности», которые он может получить. Все-таки в России есть свой зритель, которому не придется смотреть твой поединок в 6 утра, выступать у себя в стране просто комфортнее. Поэтому при прочих равных бойцы у нас оставались бы. Но до этого далеко.

– А если топовый российский парень остается в нашем промоушене, ему же очень сложно находить соперника, потому что все достойные, как правило, уже на эксклюзивных контрактах?

– Это да, иностранную оппозицию найти очень сложно. Легче отыскать бойца из России, нежели кого-то привозить, потому что ты правильно отметил — большинство уже на контрактах.

– Почему UFC на голову выше всех конкурентов? В Америке MMA имеет гораздо больший спрос, нежели в России. Дело только во времени: мы опоздали, а они начали раньше?

– Здесь все просто: профессиональные люди занимаются своим делом уже долгое время. Вот и все. UFC 22 года и последний десяток лет этот промоушен развивают суперкомпетентные люди, они просто обречены на успех.

– Но по внутренней составляющей наши организации ведь вряд ли чем-то уж сильно хуже?

– Для человека, который сидит на трибунах, кушает попкорн и пьет водичку, наблюдая за действом в клетке, все эти ивенты вообще друг от друга ничем не отличаются. Здесь дело в количестве турниров, узнаваемости бойцов и работе телеканалов.

– Говоря о визуализации: на турнирах Fight Nights достаточно сильно выделяется еще и шоу-программа. Для чего это сделано? Чтобы привлечь людей далеких от единоборств?

– Да и тем, кто в единоборствах разбирается, мы дарим дополнительное удовольствие. Если это кого-то раздражает — это их выбор, и они могут не смотреть. Но как показывает практика, меньше зрителей у нас не стало, и нам кажется, что мы близки к идеальной модели. Это наша ниша, нет предпосылок, чтобы от этого отказываться.

«Пытаемся подписать Мирзаева в UFC»

– Что бы ты выделил главным итогом работы Fight Nights за 2015 год?

– Считаю, мы неплохо поработали над узнаваемостью бренда, смогли расширить свою аудиторию. Люди ходят на турниры, люди обсуждают, людям нравится. Плюс мы получили в этом году новые имена и это большой прогресс. Ведь на них все и держится. Сейчас если начну перечислять, то могу кого-то забыть, поэтому скажу так: Сергей Павлович и другие (смеется).

– В связи с узнаваемостью бренда, думал ли уже о еще большем расширении географии турниров? В прошедшем году вы освоили новые места, что будет в этом?

– Совершенно точно будут Санкт-Петербург и Дагестан, плюс думаем о турнирах в Уфе, Казани и Оренбурге. Ну и, конечно, два-три ивента в Москве. График 8-15 турниров мы способны выдержать.

– Лично тебе не мешает то, что ты являешься и промоутером бойцов, и организатором турниров?

– Практически отошел от того, чтобы продвигать бойцов в России. Я поддерживаю тех, кого в свое время подписал за границу. А все остальные для меня равны. Не секрет, что с некоторыми меня связывает дружба, но дружба дружбой, а на участии спортсменов это сказываться не должно.

Фото предоставлено пресс-службой

– Никогда не возникало мысли, чтобы по дружбе дать своему бойцу более слабого соперника?

– Не по дружбе. Когда ты являешься менеджером бойца, то до определенного момента ты пытаешься искать ему более слабую оппозицию, потому что он еще новичок, ему нужно дать освоиться. Но есть некий экватор, перевалив за который боец должен драться только с теми, кто как минимум не хуже него, а в идеале — лучше.

– Сейчас все твои бойцы за этим самым экватором?

– В принципе — да. Для всех нужно искать максимально конкурентных противников, и проблема как раз в том, что иногда их найти не получается, потому что ребята в топах.

– Бывает так, что достойную оппозицию найти не получается. Но боец же должен постоянно драться. Что тогда? Подписывать абы кого или лучше ждать?

– Ждать, но лучше все же находить. Конкретный пример: в 2015 году несколько боев провел Расул Мирзаев. Попробовали поединок с Себастьяном Романовским. Потом он устроил избиение Ронни Гомеса, а далее был достаточно крепкий бой с Кевином Крумом. И проигрыши всех этих иностранцев привели меня к мысли, что достойных соперников Расулу мы найдем либо в UFC, где его нет, либо среди россиян. И вот устроили бой с Ильей Курзановым. Как я и ожидал, ребята закатили отличный поединок! Спортсмену лучше не драться вообще, чем драться с мешками.

– Ожидаемый вопрос: Мирзаеву в UFC – быть?

– Сложный вопрос, безусловно. И на него пока нет ответа. Мы пробуем несколько вариантов, но...

– В чем там основная проблема?

– UFC сейчас максимально легализовывается, это видно, например, по их антидопинговой политике. И в этих рамках подписание Расула может быть для них неуместным. Противнки UFC могут использовать этот контракт в своих целях и сыграть на том, что имело место быть в жизни Мирзаева. Поэтому, думаю, руководство UFC просто перестраховывается.

– Говоря о боях между российскими топами, продвигается ли процесс потенциального боя Виталий Минаков — Сергей Харитонов?

– Этот бой точно произойдет. Но в данный момент на перспективы поединка может повлиять общая экономическая ситуация. В целом же, говоря и с Виталиком, и с Сергеем, мы не встречаем нежелания. Оба хотят драться, а значит это состоится.

– Расскажи о ситуации с Минаковым и Bellator. Что вообще происходит?

– Он на контракте, я на контакте (улыбается). Можно говорить о судьбе и перспективах Минакова, а можно говорить о судьбе и перспективах Bellator в целом.

– У второго, по-моему, этого все меньше и меньше...

– Турниров мало, качество — слабое. Сложно сказать, чем вся эта история закончится. Но я считаю, что Минаков совершенно точно мог бы подраться на высшем уровне в UFC.

– Его переход туда — реален?

– Они готовы предложить Виталию контракт. Вопрос чисто юридический. Будучи чемпионом Bellator, он продолжает оставаться на контракте с организацией и должен пояс защищать. Но мы работаем над тем, чтобы мы расстались на условиях, которые устроили бы всех.

– Следующий бой, который был бы очень интересен: нашумевшее противостояние Адама Яндиева и Владимира Минеева.

– Я рад, что люди с таким интересом наблюдают за происходящим, это значит, что аудитория у MMA есть. Другое дело, что это уже вышло за рамки чего-то спортивного, в ход пошли личные отношения. Фанаты уже сами не готовы анализировать, а хотят биться друг с другом.

– То есть личные отношения в MMA – мешают?

– Просто кто-то созрел для этого, кто-то нет. Также и с трэштокингом.

Фото предоставлено пресс-службой

– Трэшток в России вообще явление уместное?

– Однозначно. Просто надо немного подождать.

– Менталитет тоже ведь сильно влияет. У нас как, надо все-таки держаться в каких-то рамках или поливать всех направо и налево, как Конор Макгрегор?

– Могу сказать, что Конор сильно рискует, уходя в крайности. Он получил большое количество поклонников, так же как и ненавистников. Но если есть смельчаки, которые могут не только сказать много чего, но и победить кого угодно — то почему бы и нет?

«Главный плюс Fight Nights в том, что мы любим MMA»

– Как ты считаешь, для развития единоборств в России, нужна конкуренция, или один ярко выраженный флагман? Или вообще надо объединиться под одной крышей?

– Совершенно точно нужно исключать монополию, потому что это скажется на качестве. Нужны различные турниры. И потом, у нас в стране очень много квалифицированных спортсменов, чтобы один промоушен мог их всех объединить. Другое дело, что между организациями должна быть какая-то связь, с перспективой проведения совместных ивентов. Но это, так или иначе произойдет.

– Вопрос напрашивается сам собой: M-1 и Fight Nights — реально?

– В теории все возможно. Но здесь соглашусь с Вадимом Финкельштейном, который сказал о тех вещах, которые могут этому как-то мешать: права на трансляции, клетка у нас и рейдж у них. В целом же договориться реально.

– Назови три главных плюса Fight Nights и три момента, над которыми еще надо работать.

– Работать надо над географией, ведь есть регионы, которые мы еще не освоили. Второе — правильно доносить информацию о MMA, что это такое, чтобы привлечь новых людей. И, конечно, надо работать над экономической составляющей, чтобы у нас росли возможности и росла мотивация у спортсменов. Плюсы... Мы сумели создать большой плац поклонников единоборств в целом и FN в частности. Смогли создать героев, которые показывают хорошие поединки. И третий наш плюс: мы любим это дело и не относимся к MMA исключительно как к бизнесу. В этом наша сила.



Партнеры