Владимир Крамник: “Дарья пока грызет фигуры”

Сильнейший шахматист страны в эксклюзивном интервью “МК” рассказал про дочку, про футбол и про главных соперников за доской

4 июля 2010 в 19:47, просмотров: 6288

Владимиру Крамнику — 35. Много это или мало? С одной стороны — мало, например, Ботвинник и Смыслов в эти годы только мечтали подняться на трон. А с другой — много, Крамник уже трижды шахматный король, причем один раз завоевал уникальный титул — абсолютного чемпиона мира. Так что возраст самый подходящий: множество побед позади и, наверно, не меньше впереди.

Владимир Крамник: “Дарья пока грызет фигуры”

— Владимир, от читателей “МК” поздравляю вас с круглой датой. Первый вопрос, естественно, футбольный. Кто, по-вашему, станет чемпионом?


— С удовольствием смотрю все ключевые матчи, а болею, чисто по-человечески, за немцев. Ведь я часто бывал в Германии, у меня там множество друзей. Можно считать, что это моя вторая или третья родина. Хотя команда, может быть, не самая лучшая на чемпионате, после разгрома Аргентины я в нее верю.


— Перейдем к шахматам. Уже известны почти все претенденты на корону. Кто самый опасный для вас?


— Карлсен заметно усилился, нельзя сбрасывать со счетов и Топалова с его мультипроцессорной машиной. Когда все определится — с форматом турнира, со сроками, — намечу окончательный план подготовки.


— По поводу Магнуса Карлсена вы как-то сказали, что наступит время, когда с ним невозможно будет справиться. Оно еще не наступило?


— Успехи норвежца действительно впечатляют, но все-таки они достигаются пока в основном на нижней половине таблицы. Поэтому если говорить о матчах, скажем, с Анандом или со мной, то не уверен, что Карлсен будет фаворитом. Но в турнире его шансы выше — гибкий, пластичный стиль, хорошо подстраивается под разных соперников. Здесь сказывается влияние на него Каспарова, который тоже, кроме всего прочего, умел “вырубать хвост”.


— Скоро стартует традиционный турнир в Дортмунде. Не собираетесь установить еще один рекорд — одержать в нем десятую победу?


— Я не против, но по заказу супертурнир выиграть трудно, к тому же меня будет преследовать мысль о “десятке”. Это даже может помешать, но постараюсь сконцентрироваться на самой игре.


— С прежним президентом Российской шахматной федерации Александром Жуковым у вас были теплые отношения. Ее новым лидером недавно стал Аркадий Дворкович...


— Шахматисты его тоже давно знают, просто, как говорил Борис Ельцин, произошла небольшая рокировочка. Александр Дмитриевич теперь возглавляет Олимпийский комитет. А с Аркадием Владимировичем они в российских шахматах вместе давно, причем действовали весьма эффективно. Их усилиями шахматы в России заметно активизировались. У Дворковича много ярких организационных побед. Вспомним хотя бы, что в Москве проводится традиционный Мемориал Таля, в прошлом году ставший по рейтингу сильнейшим турниром в истории (кстати, его выиграл Владимир Крамник, попытается он повторить успех и в этом году. — Е.Г.). Уверен, что с Дворковичем наши шахматы будут успешно развиваться и дальше.


— И председатель правления РШФ новый — Илья Левитов.


— Илья — видный бизнесмен, но и в шахматном мире хорошо зарекомендовал себя. Редкий случай, когда человек в солидном возрасте занялся игрой и быстро достиг уровня кандидата в мастера. Это свидетельствует о его незаурядных интеллектуальных способностях. Левитов — умелый организатор, уже не раз находил спонсоров для российских шахмат.


Кстати, я был очень расстроен, когда в нашей федерации на ровном месте произошел скандал, заморозивший ее работу на несколько месяцев. Хорошо, что теперь все успокоилось и можно заняться подготовкой к олимпиаде. Сборная у нас, как всегда, сильнейшая, но есть и серьезные конкуренты. Будем стараться занять самое высокое место.


— Итак, можно считать, что ситуация в РШФ при новой команде топ-менеджеров благоприятна для работы?


— Да, вполне, и сдвиги уже видны. Так, решено полностью раскрыть бюджет федерации. Это позитивный факт, до сих пор у нас все держалось в большом секрете. А теперь можно узнать до копейки, что куда потрачено. Я бы посоветовал всем федерациям перейти на такую открытую систему, при которой полностью исключена коррупция.


— Острая борьба разгорелась за президентство ФИДЕ между Кирсаном Илюмжиновым и Анатолием Карповым. У кого, на ваш взгляд, больше шансов?


— На шахматных сайтах приводятся списки стран, поддерживающих каждого из претендентов. Пока с отрывом впереди Илюмжинов, но Карпов с Каспаровым тоже не дремлют, ведут активную предвыборную кампанию. Не собираюсь вмешиваться в их спор, тем более что все решают представители федераций, а действующие шахматисты по уставу не имеют голоса. В любом случае появление двух серьезных кандидатов, наличие конкуренции можно только приветствовать. Важно, чтобы все проходило в рамках приличий. А то у нас иногда на ровном месте вдруг возникает ЧП...


— Какова роль Гарри Каспарова в этом противостоянии?


— Каспаров любит развивать бурную деятельность, и если начинает, то его не остановишь. Но союз двух экс-чемпионов немного странный и, наверное, недолговечный, ведь они были непримиримыми соперниками четверть века. Странно и то, что еще недавно Гарри с энтузиазмом публично поддерживал Илюмжинова, а теперь с не меньшим энтузиазмом агитирует против. Что поделаешь, это политика, а в ней свои законы. Опять же, это их дело, а мне остается лишь играть в шахматы, желательно хорошо.


— Владимир, вы чувствуете себя молодым человеком в свои 35 или уже ощущаете груз прожитых лет?


— Физически мое состояние не хуже, чем десять лет назад. С годами приходит опыт, начинаешь относиться к себе внимательнее — понимаешь, что не надо делать, когда отдохнуть чуть больше, восстановить силы. Я стал умнее: раньше понапрасну тратил много сил и энергии, теперь расходую их экономнее. В результате даже меньше устаю в турнирах, да и качество игры не уступает прежнему. Так что признаюсь, пока не чувствую наступления старости…


— Вы как-то сказали, что вашу супругу Марию, которая работает в газете “Фигаро”, могут командировать корреспондентом в Москву, и тогда вы с семьей переберетесь в столицу.


— Пока эта идея откладывается, ведь сейчас много забот, и, конечно, много счастья доставляет нам наш маленький ребенок. Но существуют разные способы оказаться в Москве, и в будущем этот вариант не исключается.


— Радует ли вас дочь Дарья? Она уже переставляет фигуры по доске?


— Ей полтора года, и пока она больше грызет фигуры, чем переставляет их. Но через пару годиков надеюсь приобщить Дашу к шахматам. Дочка — это большое счастье, много положительных эмоций, дополнительный стимул, чтобы иметь хорошее настроение и радоваться жизни.


— Сын пока не планируется?


— Да, мы мечтаем иметь как минимум двух наследников и через некоторое время начнем работать над этим…


— Владимир, вы единственный россиянин, претендующий на шахматный престол, и все поклонники шахмат верят, что вы вернете корону в страну.


— Спасибо. Я, конечно, постараюсь. Тот факт, что уже трижды был чемпионом, не означает, что у меня пропала мотивация и нет желания повторить пройденное. Конкуренция сейчас высокая, и подняться на трон совсем не проще, чем десять лет назад. Но тем интереснее задача...



Партнеры