Хроника событий МОК и ВАДА готовят новую атаку на российский спорт Кремль с неприятием отнесся к расследованию США допинга в Сочи Год после Олимпиады: как дела у чемпионов? Виктор Ан: «На Олимпиаде-2018 в Корее постараюсь добиться как можно лучшего результата!» Оргкомитет "Сочи 2014" рассчитывает на операционную прибыль в 9 млрд рублей

Триумф, который мы заслужили

На Олимпийских играх стыдно было только за один вид спорта

26 февраля 2014 в 18:41, просмотров: 4404

В эти дни обрушившегося триумфа, знаете, что мы начали делать в Сочи? Считать медали, которые еще могли выиграть, но по стечению обстоятельств упустили. Не согласна с теми, кто называет успех сборной команды на домашних Играх неожиданным. Ничего внезапного не случилось — просто мы всегда верим в худшее: там кто-то вдруг упадет, здесь — вообще рок. А успех — посмотрите на картину, которая складывалась в прошлом году на чемпионатах мира, — вполне закономерный. Победили все же те, кто был в топе, их медали — из вполне просчитываемых. И побед могло быть еще больше.

Триумф, который мы заслужили
<a href="http://ria.ru">РИА Новости</a>

Только что приехала, иду с вещами и огромной веткой мимозы. Спасибо таксисту в Сочи за то, что он меня абсолютно не понял: вы что, без мимозы уезжаете?! — и тут же, свернув на горную дорожку, притормозил у большущего желтого дерева. Мимоза и сочинский яркий рюкзак — что еще нужно в эти дни, чтобы окружающие поняли: человек с Игр вернулся. Рядом дяденька говорит: «И как там? Как показывают, здорово?» — «Потрясающе». — «И никакой политики?» — «Только спорт».

Но Олимпийские игры не только назвали отечественных героев. Они подтвердили и проблемные зоны нашего спорта — то ли страдающие ожирением, то ли обезвоживанием.

Еще за два дня до окончания Игр министр спорта Виталий Мутко разговаривал с журналистами, как и все, ожидая появления звезды вечера Аделины Сотниковой. Мы еще не знали тогда ни про будущее «золото» экипажа Зубкова в четверках (но верили в него), ни про биатлонную мужскую эстафету (хотелось верить, но испуг предыдущих выступлений не давал этого сделать), ни про фантастическое трио наших лыжников на марафоне (как можно было не верить в Легкова после того, что он сотворил в эстафете?). Но мы уже знали, что нам не стыдно.

Стыдно было по большому счету только за один вид спорта.

«Есть олимпийская жизнь и после хоккея», — кто-то горько пошутил в день вылета нашей сборной из олимпийского турнира, а получилось — всерьез сказал. Прикрыли олимпийскую спину другие виды спорта. Да нет, не прикрыли — а как раз выстроили, укрепили позвоночник. И не шурупы то были, которые ломаются.

«Эмоции? Сейчас у меня нет эмоций», — сказал Александр Овечкин.

И у нас эмоций не было, были морально готовы. Не хотелось только одного — сколько раз мы сами повторяли эту фразу: выиграем хоккей, забудем все неудачи, а проиграем — ничто не порадует.

Некоторое время назад разговаривала с одним папой, который возит ребенка на занятия в ЦСКА. Все известно и понятно: баулы, ранние тренировки, страсти нешуточные за отбор — идет борьба за будущее. Какое будущее ожидают для сына родители, бросающие дома, снимающие в Москве квартиры только ради занятий? НХЛ, конечно. Что с этим делать?

Пожалуй, лишь хоккей да футбол так и не оправдывают в России повышенного к себе внимания. Все уже виды стали подниматься: кто при помощи легионеров — тренерских и рабочих, кто — вырастив своих. Фигурное катание, шорт-трек, коньки, бобслей, скелетон, сани, сноуборд... Про биатлон, как и хоккей, разговор — при разнице результатов — особый.

А хоккей… Нет, почему наши звезды, собранные в одну команду, не играют? И почему никого не устраивают ответы типа: Билялетдинов не тренер звезд, не умеет с ними разговаривать. А где тот, который умеет? Если нынешний — хороший стратег, дайте ему в пару того, кто контачит со звездами. Если плохой стратег, то разве это в Сочи выявилось, и что он в сборной на домашних Играх делает? Если ни то, ни другое, а просто так получилось, то это вообще не ответ для взрослых. Разве никто не предполагал, что это тонкая штука — управление кадрами?

— Надо спокойней отнестись к этому. Все равно это лучшее пока, что у нас есть, — говорит Виталий Мутко. — И надо немножко менять систему в хоккее. Мы должны разобраться: нам хлеба и зрелищ? Или нам победы национальные нужны, престиж и здоровье нации? Люди, которые рулят хоккеем уже достаточно много, не предлагают новый механизм — можно реформы и сверху спустить, конечно, но лучше, чтобы это все обсуждалось. Если на повестке дня встает престиж, рейтинги, бизнес — это одна ситуация. То, что канадцы в НХЛ сделали, вы лучше не сделаете. У них — зрелище. Возьмите 100 лучших игроков мира — это у них. Ну будет наших игроков там пять-шесть. Остальные — канадцы. Они все равно приоритеты соблюдают.

Американцы по-другому — они за государственный счет содержат команду, которая играет в профессиональной лиге, 15-летние пацаны. Играют вместе, поднимаются, приезжают на молодежный чемпионат, выигрывают. Их раздают по клубам. Все имеют некую систему, мы — никакой.

Я абсолютно убежден: наш приоритет — это страна. Сборная проиграла — трагедия всей страны. А ведь всего 7 игроков из КХЛ в сборной. Конечно, там Овечкин — мегазвезда, Малкин — тоже. Но там другой хоккей. Овечкин стоит, и на него все ребята работают: тюки, тюки… А здесь другой хоккей.

…Конечно, сегодня перед каждой федерацией были поставлены задачи. На основании выполненных задач и будем подводить итоги. Вот смотрите, в санях провели все блестяще — но международную деятельность мы проигрываем здесь, все немцы контролируют. В лыжном спорте нет у нас позиций международных. В лыжах — немцы вот подали протест, и что? Правильно немецкий спортсмен сказал: мне остается только напиться — если бы норвежец был, то… Надо всем этим заниматься — время такое. А мы же русские — мы души открыли, мы всех обнимаем, готовы для всех все делать. Нас — так, а мы еще больше обнимаем. Мы ж шикарная нация по уровню гостеприимства. И именно поэтому все, что выигрываем, все наше. Нам никто ничем не помогает. А мы помним Игры, когда по две золотые медали выдавали.

А что касается биатлона… Четыре года стоим на месте. Можно много говорить, можно хвалить, ругать — можно все, но нужны какие-то изменения. Для этого мы закон поменяли — чтобы после каждых Олимпийских игр проводились выборы и были подведены итоги в каждой федерации. У нас, к сожалению, не совсем гражданское общество, люди сами выводы не делают, пока мы их не подтолкнем к этому. А страдают спортсмены. Я помню Ванкувер. Зайцева на первом рубеже — Зайка, а после второго… У нас же все специалисты. Я рассказывал вам уже как-то: Бекхэм не забивал пенальти, так ему по почте присылали мягкие игрушки — Дэвид, как тебе сейчас тяжело! У нас Аршавин не забивает пенальти, что ему посылают по почте?

Посмотрите на блестящее выступление бобслеистов и скелетонистов — как федерация отработала! Она работала совместно с государством, открыта была для общения. А есть федерации, которые закрыты абсолютно. В прошлом году, помните, я одну такую покритиковал — и что началось? «Не лезьте, мы сами разберемся».

* * *

Этот разговор, спонтанно возникший в подтрибунных помещениях, был долгим. О менталитете, об иностранных тренерах и спортсменах, о том, надо или не надо кого-то переманивать, а кому-то не разрешать уходить, о необходимости бесплатного стопроцентно спортивного канала — «товарища Сигала и боев по непонятно каким правилам». Да практически обо всем. И в принципе было ясно: выводы сделали сами Игры. А как с этими выводами мы поступим — покажет весна. Ведь новый олимпийский цикл начнется именно тогда.

Игры в Сочи. Хроника событий


Партнеры