Исторический смысл запрета вождения автомобилей транссексуалами

Евгений Понасенков
Историк, режиссер, академик РуАН, член НСПЧ.

За последние дни ко мне, как к члену Независимого совета по правам человека пришло много писем с вопросами о новом законе. Его так же громко и много обсуждают в социальных сетях. Что могу сказать? Ну, все понятно - все крики про «фашизм» и т.д., тут уже все давно ясно - трагикомичные конвульсии издыхающего, но еще злобного монстра. Однако давайте подумаем о позитивном моменте, с точки зрения социальной антропологии. Во-первых, многие советские граждАне, которых будут останавливать служители, так сказать, закона, впервые в жизни задумаются, какого они, собственно, секса и есть ли у них вообще секс (т.е."пол" - в переводе; но и вообще, есть ли у них секс в смысле акта). А то у нас ездят, к примеру, сотни тысяч ожирелых безвольных подкаблучников, у которых грудь больше, чем у жен, и которые любовно не удовлетворяют ни жену, ни себя (т.н. местный «патриотизм» - т.е. крики на диване "сдохни Украина и Америка" в счет не идут) - и к мужескому полу отношения не имеют. Так же мужеподобных совдеповских тёток, мужлански бряцающих большевистскими ножищами по мостовым, набивающих туловище шашлыками и пойлом, и ненавидящих весь свет - никак нельзя назвать женщинами. Вот пусть советский народец и задумается - что он такое есть? Плюс - вообще забавно понаблюдать, как полицейский в брюках и с фуражкой будет спрашивать у граждан: "Вот вы по паспорту "Сидоров", а женщиной себя, случаем, не ощущаете - а то мне надо выполнять план по выявлению женщин среди мужчин народа-богоносца". Ну, при таких мизансценах заодно знакомства пойдут, неформалка, телефончики, встречи в тайне от жен, окончательный крах давно кризисной советской ячейки-семьи и т.д. Так что закон о запрете вожделения автомобилей транссексуалами не лишен исторического смысла. 

Другие записи в блоге