О божественной реформе образования в России

Блог Валерия Леонтьева
артист-странник

  
 По райскому небу плыли высококучевые облака. Местами они демонстрировали свою целостность подобно стройным, но совершенно ошибочным теориям о создании Вселенной, местами подкапывали, как никогда не знавший хозяйской руки водопроводный кран слесаря-алкоголика дяди Васи, а кое-где были откровенно драными, но в общем и целом обещали кратковременный дождь многоразового использования. «Ой, нет! – простонала Легкокрылая Татиана, пробудившись от назойливого писка только что прилетевшей эсэмэски, – сегодня же 25 января! Сейчас начнется! Вся эта развеселая братия халявщиков в расчете на мое круглогодичное покровительство начнет поздравлять меня с именинами! И почему они всегда делают это с семи утра?» Эсэмэска отпищала, и телефон испуганно притих, ожидая расправы в виде нажатия на кнопку «выключить», Татиана размышляла. Телефон косо посматривал на нее мерцающим дисплеем. «Уснуть, что ли? – прикидывала Легкокрылая, – или встать да попокровительствовать с утра пораньше, а то потом придется догонять божий день...» Телефон обреченно запищал снова. И вдруг... «Не хочу больше работать! Надоело всех спасать!» – эта мысль, больше напоминая озарение, вдруг вспыхнула в мозгу и разлилась теплым елеем по всему телу.
 
 В ту же секунду телефон уже не заэсэмэсил, а яростно зазвонил, набирая высоту звука. «Шеф! – Татьяна обреченно протянула руку к мобильному. – Уже считал мысли... Конечно! С его-то способностями...»
 
 – Татиана! – голос в трубке был установлен точно на риске между тихим, почти немым укором и громогласным воззванием к совести. – Что за мысли? Расслабляться грешно!
 
– Мы так не договаривались, – хмуро буркнула в трубку Легкокрылая, – когда вы подкинули мне работки, добавив к Татьянам еще и студентов, на Руси была одна только Славяно-Греко-Латинская академия. Заметьте, шеф, там учились одни мужчины! Согласитесь, все последующие новшества я воспринимала стоически: и расширение образовательной базы в дореволюционной России, и Бестужевские курсы, и поголовное обучение грамоте после Великой Октябрьской, и сталинские времена с вечерним и заочным обучением, и все, все, все... Но платное образование! Но зачисление в институты по итогам ЕГЭ! Шеф! Я не могу покровительствовать тем, кто, не сдав экзамены, все равно получит положительные оценки за взятки, это аморально! Своей работой я лишь добавляю забот Николаю Угоднику, когда обученные с божьей помощью, а вернее, толстого кошелька родителей врачи, особливо хирурги, инженеры-строители, летчики-пилоты и прочие крайне ответственные товарищи приступают к выполнению своих обязанностей с купленным дипломом в кармане. Сегодня у меня именины, и я имею право вам сказать: «Больше так продолжаться не может! Надо что то делать!»
 – Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра, – хотел было ответить Татиане Всевышний, но вовремя спохватился, осознав, что ответ этот выглядит как уход от ответа. «А фраза-то ничего, удачная, я бы даже сказал, крылатая!» – мимоходом умилился он и отправил ее с мыслью «на кого Бог пошлет!» назад в прошлое, угодив аккурат на Маргарет Митчелл, которая в тот самый момент мучительно размышляла, что должна изречь ее стервозная красавица Скарлетт, имея в виду время, которое никогда не наступит.
 
 – Хорошо, Татиана, ты пока все-таки возвращайся к своим обязанностям, а я буду искать выход из положения. И, кстати, с именинами тебя.
 
 – Спасибо! – вздохнула Легкокрылая, и захлебнувшийся было ангельским гневом телефон расхлебнулся и снова радостно заэсэмэсил.
 
 А Всевышний начал прикидывать, что можно сделать. Можно, конечно, конкретно промыть мозги министру образования Фурсенко, но Россия – не рай на Земле, и, видимо, оттого министры там мало что решают. А посему куда разумнее будет сразу напрямую к президенту Медведеву, но... кавалергарда век, то бишь срок, недолог... Остается один путь – предвыборная президентская кампания... «Пойти традиционным путем? – мучился в сомнениях Всевышний, – послать всем кандидатам вещий сон про коров тощих и тучных? Пусть увидят стадо буренок жирующих, которые поедают пшеницу, но при том дают только низкокалорийное, а лучше сразу скисшее молоко, и одну-единственную тощую коровенку, которая питается лишь соломой, но доится высокопроцентными сливками... Но будет ли эффект? Это же надо осознать, что сон вещий, найти хотя бы в их любимом Интернете Ветхий Завет, прочитать его, дабы обнаружить нечто похожее, провести аналогию, понять, что речь идет о высшем образовании... Ведь в России, если по честнаку, какую область не возьми, везде такие вот коровы... Как бы тебе, брат! – обратился Господь сам к себе, – не вымостить благими намерениями дорогу сам знаешь куда... Давай-ка сделаем проще: всех студентов-бюджетников оставим под покровительством Татианы, а всех обучающихся на коммерческой основе передадим в ведомство Михаила Архангела, и пусть он, как заметит взятку, студента – мечом, профессора — копьем. Так вот и сделаем божественную реформу образования в России...
 
 Высококучевые облака истомно сгустились, и грянул гром.
 
 ...Вот так вдруг нарисовался мне (хотя и с опозданием) один день из жизни святой великомученицы Татианы. Лично я сам учился без взяток, и не надо думать, что мне ставили положительные оценки «за фамилию», все было с точностью до наоборот. И если я не сильно благодарен Людмиле Нарусовой за «неуды» по истории партии (сейчас, когда встречаемся, неизменно над этим подшучиваем, а тогда было не до смеха), то тем преподавателям, которые учили меня в питерском институте культуры режиссуре, я весьма признателен. И могу сейчас с гордостью сказать им, что они недаром потратили время и силы и их «отлично» за свой дипломный спектакль «Признание» я вполне оправдал всей последующей режиссурой всех своих спектаклей (а я никогда не доверяю это дело посторонним) на протяжении долгих, долгих лет. Как показывает наполняемость моих залов, я достойный «режиссер-постановщик массового зрелища», как написано в моем дипломе. 
 
Кстати, обучить любое живое существо можно всему, чему угодно, особенно, если у самого ученика есть желание постигнуть науку. Как, например, вот у этого бонобо Канзи, который научился сам разводить огонь и готовить себе еду. А началось все с его детской любви к фильму "Борьба за огонь".  Терпение и труд...
 Ангельского вам терпения, и студенты, и Татьяны, что зачастую является залогом любого самого дьявольского успеха.
 



 

Другие записи в блоге