Сморщенные конституционные права

Блог Константина Добрынина
Сенатор

Заявление детского омбудсмена, прозвучавшее при обсуждении пресловутой чеченской женитьбы о том, что "на Кавказе раньше происходит эмансипация и половое созревание, давайте не будем ханжами. Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные, и по нашим меркам им под 50. А вообще Конституция запрещает вмешиваться в личные дела граждан", вызвало, мягко говоря, недоумение.

У всех.

Хорошо, что коллега Астахов нашел в себе силы извиниться перед женщинами за свое высказывание, которое, по всей видимости, было направлено на максимальное тиражирование в СМИ. Оно было недопустимое по форме и некорректное по содержанию.

Что касается правовой сути самих высказываний, то я расстрою уважаемого защитника детей — по российскому законодательству брак с несовершеннолетним это не нормальное и даже экстраординарное событие, которое возможно в случае исключительных обстоятельств.

Что же касается его очередной трактовки Конституции относительно запрета вмешиваться в личные дела граждан, то и здесь уважаемый коллега ошибается.

Необходимо знать, что право на неприкосновенность частной жизни означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. При этом в понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер. Это — своеобразный суверенитет личности, означающий неприкосновенность его среды обитания. Но тайна в данном случае не может прикрывать какую-то антиобщественную или противоправную деятельность. И реализация гражданами одних конституционных прав не должна блокировать осуществление других конституционных прав. Иными словами, если конституционные права граждан нарушаются, то право на неприкосновенность частной жизни служит конституционной гарантией иных конституционных прав а не противоречит и не умаляет их значение. Это ключевое.

И это не моя трактовка, а Конституционного суда, например в, Определении КС РФ от 09.06.2005 N 248-О, которую лучше знать, чем не знать, если ты защищаешь права граждан. Иная трактовка этого конституционного права юридически ущербна.

Также коллеге Астахову полезно вспомнить Статью 8 Европейской Конвенции по правам человека, где постулируется, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции и не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Плюсом же этой истории является широкая общественная дискуссия по этой проблематике и внимание СМИ, в которой коллега Астахов также принял участие в качестве комментатора, хотя должен был качественно и своевременно исполнять свои должностные обязанности детского омбудсмена.

Другие записи в блоге