Три мушкетера забронзовели в Гаскони

Зураба Церетели преследует мистика

13.09.2010 в 18:26, просмотров: 18125

Верит ли президент Российской академии художеств Зураб Церетели в кабалистику, неизвестно. Но в сентябре числа сошлись для него особым образом, как звезды, — тройка, четверка, пятерка. В старинном французском городке Кондом, что в исторической провинции Гасконь, памятник 3 мушкетерам открыли 4 сентября, и общий вес бронзового монумента составил 5 тонн. Ну как тут не поверить в мистику?

Три мушкетера забронзовели  в Гаскони

3 мушкетерам открыли 4 сентября, и общий вес бронзового монумента составил 5 тонн. Ну как тут не поверить в мистику?


— Мистика не мистика, — смеется Церетели, — но так получилось. Примерно пять лет назад ко мне обратился потомок д’Артаньяна сенатор граф Эмери де Монтескью. Он, помимо всего прочего, давно возглавляет общество мушкетеров Арманьяка. А в нем, между прочим, более четырех тысяч членов со всего мира. И некоторые из них приехали на открытие памятника.


И опять мистические цифры. Мэрия Кондома предложила российскому скульптору на выбор 5 мест.


— Но мне понравилась площадь перед храмом Сан-Пьер, понравились его охристые стены. Сделали постамент, и два дня ушло на монтаж.


Памятник открывали самым торжественным образом — с парадом нынешних мушкетеров и в присутствии важных лиц, в частности, на церемонии присутствовала генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова, постоянный представитель РФ в ЮНЕСКО Элеонора Митрофанова, мэр города Бернар Галлардо, сенатор Эмери де Монтескью и другие.


Под покрывалом, слетевшим с довольно большого монумента, обнаружились 3 мушкетера, числом 4, согласно гениальному авантюрному роману — Атос, Портос, Арамис и д’Артаньян. Высотой около трех метров и весом 5 тонн чистой бронзы.


Схожесть с героями известного российского киношлягера почти стопроцентная: в бронзе застыли актеры Смехов, Смирницкий, Старыгин и Боярский.


— Зураб Константинович, артисты вам позировали для памятника?


— Я наблюдал их довольно долго, а они удивлялись: чего это я так пристально смотрю на них. А я не хотел заранее говорить им про памятник. Только когда сделал макет, сказал.


Двое из российских мушкетеров приехали на открытие собственного памятника — Вениамин Смехов и Валентин Смирницкий.


— А где же сам д’Артаньян, то есть господин Боярский?


— Он не смог из-за съемок, — говорит Церетели и рассказывает, что в Москве на памятник пригласили посмотреть супругу покойного Игоря Старыгина, сыгравшего Арамиса. “Она, как увидела мужа, стала его целовать”.


Вместе с Зурабом Церетели Смехова и Смирницкого торжественно приняли в общество мушкетеров: голубые ленты через плечо, медали, кресты… Их приветствовали 650 коллег по званию, приехавших в Гасконь из разных стран. Кстати, звание мушкетера уже носят голливудские звезды Леонардо Ди Каприо и Гэбриел Бирн, сыгравшие в фильме 1998 года “Человек в железной маске”.


На вопрос Валентину Смирницкому, что он испытал, увидев себя забронзовевшим, — артист рассмеялся:


— К тому, что я в бронзе, отношусь с юмором. Там мы молодые, не то что теперь. Вообще все было замечательно, забавно — попили коньячку с фуа-гра.


И опять подозрительность в совпадении цифр: памятник 3 мушкетерам стал 4-й по счету работой Церетели, установленной во Франции. И это не конец — на подходе 5-я. Вернувшись в Москву, президент Академии художеств продолжит работу над памятником Иоанну Павлу II, который, судя по всему, в конце этого года установят в Париже перед старейшим храмом польской общины.