Открытое письмо писателю Пелевину

От коллектива рабочих пуговичного завода №8

13.12.2010 в 18:11, просмотров: 31380

Здравствуйте, дорогой Виктор Олегович Пелевин! Пишет вам коллектив рабочих пуговичного завода №8 города N. Н-го района Энской области. Хотим вам сказать большое человеческое спасибо за вашу новую книжку “Ананасная вода для прекрасной дамы”. Мы прочитали. В восторге!

Открытое письмо писателю Пелевину

Любимый наш Виктор Олегович, мы каждый вечер собираемся в красном уголке и читаем друг другу вслух ваши прекрасные книжки. Конечно, это давно не красный уголок: мы так по старой памяти говорим, а время теперь новое, вместо портрета Ленина у нас Дима Билан висит, мы его тоже любим. Но куда больше мы любим вас, Виктор Олегович! Вы не обижайтесь, что у нас Дима Билан висит: хотели вас повесить, но фотографии не нашли. Внучка Ивана Петровича в райцентр недавно ездила, два часа за Интернетом глаза ломала, а так и не нашла: вы все прячетесь, в очках да в очках, а мы хотим без очков. Вот одну только и нашли (прилагается), в бухгалтерии повесили.

Виктор Олегович, мы ведь тоже себе на уме, разгадали ваш гений. Видим, что вы в книжках описываете что-нибудь совсем далекое, как бы сказку или фантазию, а внутрь туда добавляете что-нибудь эдакое, из настоящей жизни русского народа. Да так, что и умно, и смешно, а если немножко непонятно, то даже интереснее. Вот, например, рассказ “Тхаги”. Будто, значит, паренек такой, Борис зовут, с детства мечтал стать адептом чистого зла. Искал долго, наконец нашел: самое чистое на свете зло оказалась богиня Кали, родина-мать по-нашему: которая в Волгограде каменная стоит или которую в Париже на триумфальной арке выстроили. Он говорит, что все войны из-за женщины с мечом. Стал искать других служителей культа богини Кали. И нашел! В автомобильном салоне, где продают только одну машину: “Ладу-калину”. Намек-то какой! Ну мы хохотали! Хотя, кстати, служители культа парю того придушили. Жалко.

Мы читаем ваши книжки внимательно. Чтобы через книжку про вас догадаться, про вашу личную жизнь. Ничего, правда, не догадались. Разве что про политические убеждения: книжка-то насквозь политическая! И хотим вам сказать, Виктор Олегович: какой вы смелый! И про медвепута написали, и частушку к фотографии президента и премьер-министра РФ придумали: “Шло начальство по деревне, бригадир и счетовод. Поднимайся на работу, в ж…у е…ный народ!” И даже вот что: “Привыкла за века наша власть широко черпать русский народ, да плескаться им горстями — а вот будет ли завтра, откуда зачерпнуть?” Истинно так!

Виктор Олегович, благодаря вам мы наконец поняли, отчего наш Иван Петрович, когда про политику говорит, все матом кроет. Это потому, что “традиционной бедой российской дипломатии является смешение уровней дискурса”. Есть дискурс геополитический (например, “в настоящее время Россия является важнейшим экономическим партнером объединенной Европы”) и сущностный (например, “с…си, чмо болотное, тогда я налью тебе нефти, — а если будешь хорошо с…сать, может быть, куплю у тебя немного шпрот”). Так что мы Ивана Петровича оставили в покое.

Вы хорошую шутку ценить умеете, мы уверены. Это ж надо выдумать имена для проституток: Снежана и Фотошопа! Нам внучка Ивана Петровича все объяснила про компьютерную программу, так мы до колик ржали. Фотошопа!

Еще, Виктор Олегович, думаем, что вы атеист. Вот вы пишете: “Бог с большой буквы G”. Даже Иван Петрович понял, что по-английски “Бог” будет “God”, а по-русски очень смешно выходит: Бог с большой буквы Гэ. А что книжка вся про богов и веру, так это не то.

Хотели вам вопросик задать. Вот, значит, говорите вы о русской филологической интеллигенции: “Любое место, где эти говноеды проведут больше десяти минут, превращается в помойку истории. У этих властелинов слова не хватает яиц даже на то, чтобы честно описать наблюдаемую действительность, куда уж там осмыслить”. Это вы кого имеете в виду? Если наших писателей, то это вы зря. Вот Людмила Улицкая, Владимир Войнович, Дина Рубина, а есть ведь еще и Фазиль Искандер, Юрий Бондарев — все умные, достойные люди.

Отдельно хотим поблагодарить за историю Советского Союза. Мы все спорим: как же так, Сталин, вождь народа, — и столько людей погубил! А оказывается, в особой комнате в Кремле с ним сам сатана разговаривал и всякие мерзкие советы давал. Это Сталин думал, что сатана, и верил ему. А на самом деле по специальному звукопроводу приспешники Берии загробными голосами вещали, “готовя переход власти к Берии. Но Хрущев отравил Сталина раньше, чем это планировал сделать Берия”. Вот оно как все было…

Мы в вашей книжке даже все межтекстовые связи нашли. Вот когда тот мужичок, которого наркоманским квасом накачали и заставили через волшебную пломбу в зубе по радиоволнам с Джорджем Бушем разговаривать, представляясь господом богом, так вот когда он другого кваса выпил, чтобы стать дьяволом, и почувствовал, что падает в черную бездну, — так это из “Алисы в стране чудес”, когда она в колодец падала. А “европейские грантоеды, срывающие все и всяческие маски с общества потребления и спектакля” — это, значит, вы гастрольный спектакль знаменитого режиссера Яна Фабра “Оргия потребления” смотрели. А вот “как сказал Владимир Набоков, все несчастные семьи похожи друг на друга”, так тут ошибочка. Это Лев Толстой сказал. Или вы опять шутите?

А вот теперь самое главное. Вы помогли нам понять все. “Горе и счастье возникают лишь относительно друг друга. Весь двадцатый век мы, русские дураки, были генератором, вырабатывавшим счастье западного мира. Мы производили его из своего горя. Чтобы сделать другую половину полюсом счастья, нас превратили в полюс страдания”. Так ведь это что получается? Мы свое для них отстрадали, теперь пускай они для нас страдают, а мы наконец заживем по-человечески! А?

P.S. Виктор Олегович, забыли вас поздравить с третьей премией “Большая книга”-2010. Это значит — 1 миллион рублей. Как мы за вас рады! Наконец-то ваш труд отметили в нашей стране. И просьбочка к вам. Мы хотим Ивану Петровичу на Новый год новый зуб подарить, а у него зарплата 2600 в месяц, и у нас такая же. Шутим над ним: “Вдруг там какая волшебная пломба окажется? Будешь с Обамой разговаривать!” А денег-то на зуб и нет. Не поможете?