Праздник перво-Майи

Выступление главных звезд Мариинки Владимира Шклярова и Виктории Терешкиной в “Дон Кихоте” стало “смертельным номером” программы

15.12.2010 в 20:34, просмотров: 5909

“Майя, Майя!” — словно в религиозном экстазе скандировала когда-то публика после выступлений Плисецкой. Через неделю после феноменального успеха в Париже в театре des Champs-Elyses гала-концерт “Аве Майя” в честь 85-летия великой балерины состоялся и в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко.

Праздник перво-Майи

Организатор концерта Андрис Лиепа сделал все, чтобы вечер получился. Это удалось, несмотря на небольшие изменения в программе по сравнению с парижским гала. Так, до Москвы не доехала пара солистов из Парижской оперы, зато в большом количестве был представлен Мариинский театр. Выступление главных звезд Мариинки Владимира Шклярова и Виктории Терешкиной в “Дон Кихоте” стало “смертельным номером” программы. Самый же необычный номер “Цвета осени” преподнесли Майе Михайловне Андрей Баталов и Александра Тимофеева. Он был когда-то поставлен на музыку Пярта главным хореографическим модернистом страны Евгением Панфиловым и являл собой серию замысловатых дуэтных поз. Находящийся в отменной форме золотой лауреат всех возможных балетных конкурсов демонстрировал здесь чудеса устойчивости. Стоя на одной ноге вниз головой с высоко поднятой другой ногой, танцовщик Мариинского театра ухитрялся еще и периодически взваливать на себя застывшую в изощренной позе кремлевскую балерину. Ну а без поставленной когда-то Альберто Алонсо специально на Майю Плисецкую “Кармен-сюиты” немыслим, кажется, вообще ни один ее вечер. Сравниться с Плисецкой в этой партии, наверное, не дано никому. Тем не менее прима Большого Мария Александрова и солист Мариинки Илья Кузнецов показали собственную версию самого знаменитого эротического противостояния. Когда же в конце вечера на поклоны вышла сама виновница торжества, зал восторженно загрохотал. За честь выводить легенду века к рампе прямо на сцене развернулось соперничество между солистами Мариинки и Николаем Цискаридзе, танцевавшим на вечере “Послеполуденный отдых фавна”.