Шилов посадил Кобзона

Чтобы написать его портрет

20.02.2011 в 18:43, просмотров: 7246

Черный костюм, красная бабочка, сосредоточенный и немного напряженный взгляд… Чтобы написать одного из самых известных певцов современности, Александру Шилову потребовалось 11 сеансов. А самое сложное для его модели, Иосифа Кобзона, как признается сам баритон, было позировать художнику.

Шилов посадил Кобзона

Андрей Дементьев, Евгений Петросян, Левон Оганезов, Людмила Швецова, Николай Добронравов и Александра Пахмутова, Генрих Боровик... На презентацию портрета Кобзона собралось около сотни звездных лиц. И семья Иосифа Давыдовича здесь — супруга Нелли (в этом году уже сорок лет, как они вместе) и семеро внуков и внучек певца, и даже маленькая крестница Катя с мамой Любовью Корниловой, которую Кобзон вывел из захваченного террористами “Норд-Оста”. Первое слово — Шилов.

— Иосиф всегда был для меня примером, — говорит художник. — Это человек с великим сердцем. У него не бывает проходных выступлений. Потому ему удалось достучаться до сердец зрителей, потому его знают и любят во всем мире. Я давно хотел написать его портрет, но все времени у Иосифа не было. Наконец-то получилось. Я чувствовал ответственность, когда писал его портрет.

Смотрите фоторепортаж по теме: Шилов посадил Кобзона
12 фото

Иосиф Давыдович “не фанат собственных изображений”, признается певец. Про портрет шутит так: “Вот пройдут годы, придут люди в музей Шилова, спросят — а кто это?..”. На вопрос о чувствах, которые вызвал результат работы Шилова, отвечает лаконично: “Похож”. Его уже писали знаменитые мастера кисти — Илья Глазунов, Зураб Церетели, Никас Сафронов. Но только Шилову он позировал одиннадцать сеансов. За месяц плотного общения с художником произошел забавный случай: на одном из сеансов Шилов вынес платье Нелли, которое хранил у себя два десятка лет. Он хотел написать ее портрет, но супруга Кобзона не выдержала, не смогла высидеть.

Вечер портрета моментально превращается в вечер песни. Первый романс — для хозяина галереи. Его любимый — “Глядя на луч пурпурного заката”. Несмотря на легкую простуду, Кобзон остается Кобзоном, не петь он не может. И вот уже сама Александра Пахмутова аккомпанирует в четыре руки с Левоном Оганезовым к песне “Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым”. Через минуту звучит грустный романс памяти Артема Боровика “Кадетский вальс” с проникновенным припевом “Душу — Богу, сердце — даме, жизнь — Государю, честь — никому”. Апофеоз вечера — песня “Как молоды мы были”.