Как Юрий Любимов не любит артистов

Ради этого известный режиссер собрал пресс-конференцию

30.06.2011 в 16:49, просмотров: 9700

Поставлена или не поставлена точка в истории Театра на Таганке — неясно. Официальные лица — Департамент культуры — не дают конкретного ответа, но и пресс-конференция, собранная Юрием Любимовым, также оставила ощущение мутности, граничащей с бредом.

Как Юрий Любимов не любит артистов

93-летний худрук “Таганки” — один на один с залом журналистов. Сначала пространный монолог о себе и актерах. Затем ответы на вопросы — такие же пространные и неконкретные. Из представителей театра только супруга Любимова, Каталина, и начальник отдела кадров Ольга Федорова. Позже к ним присоединится композитор Владимир Мартынов, с которым Любимов сделал все последние спектакли.

Ответы уважаемого мастера вызывают явное неудовольствие журналистов (как критиков, так и информационщиков) своей обтекаемостью и уходом от конкретных ответов. Он всё свел к тому, какие они ужасные, эти артисты.

— В Испании на фестивале (год не уточняется), мы ее тогда назвали “Испания, твою мать”, я из душа вытащил пьяных Бортника и Золотухина. Привел их в чувство, и они пошли играть спектакль “Мать”. Этот спектакль меня попросил поставить Юрий Андропов. Им нужен всем душ, нашатыря полстакана — тогда они начинают работать.

Таких пассажей относительно собственных артистов у Юрия Любимова множество. Может быть, в этой актерской стае и есть исключения, но он их не называет. На вопрос: “Все-таки, Юрий Петрович, вы уходите или остаетесь? “— также пространно отвечает, и журналисты с трудом добиваются ответа: “Я подал заявление об уходе, но подписали ли его господа из Департамента культуры — меня это не волнует. Я год назад подавал заявление, но меня уговорили остаться”.

— Думали ли вы о преемнике?

— Да, думал. Вот режиссер японский Тадаши Сузуки — я посылал к нему в Японию своих артистов, и он был ими доволен. Он бил артистов палкой. И в балете их тоже бьют палкой.

Имя преемника, естественно, не прозвучало. Более конкретным был кадровик “Таганки” Федорова — она подтвердила, что 28 сотрудников театра, имеющих срочные контракты, уволены и новый худрук имеет право возобновить с ними юридические отношения.

Композитор Мартынов подтвердил слова Юрия Любимова о том, что артисты “Таганки” в большинстве своем отвратительно обращались со своим худруком, оскорбляли его, не слушались.

Зрелище, как и сама история, развивающаяся уже неделю, выглядит если не горестно, то совершенно убого. Конфликт лежит не на творческой территории, а исключительно на организационной и финансовой. Очевидно, что творческое имя Юрия Любимова, которое лежит на одной чаше весов, перевешивает имена всех, вместе взятых, фигурантов по делу “Таганки” независимо от мотивов их выступлений. С одной стороны, священная корова, с другой — трудовой элемент. У каждой своя правда, свои светлые и отвратительные поступки по отношению друг к другу. Но возникает вопрос к художнику: если так ужасны и отвратительны актеры, с которыми он проработал много лет, может быть, и доля вины его в этом есть? Если так деструктивна обстановка в театре, может, взять на себя долю ответственности, а не переводить стрелки на исполнителей?

Лично для меня ясно одно, что в доме, то есть театре, где нет взаимного уважения, а только презрение и упреки, жизни, искусства быть не может. Да его, собственно, давно и нет — надо признать и назвать вещи своими именами.

P. S. В Департаменте культуры Москвы в отсутствие его руководителя (Сергей Худяков в отпуске) никто не берет на себя ответственность объявить, расторгнут ли контракт с Любимовым по его просьбе. Все ответственные лица переводят стрелки на пресс-службу, где только автоответчик.