Симфония одной долгой жизни

Музыкальная Москва простилась с композитором Карэном Хачатуряном

Соболезнует Минкульт, Союз композиторов, Московская консерватория: 19 июля не стало Карэна Хачатуряна, яркого и многожанрового композитора, сумевшего оставить в истории музыки собственное имя, выйти из тени своего дяди — выдающегося Арама Ильича… Вчера на Троекуровском друзья и родные достойно простились с маэстро.

Музыкальная Москва простилась с композитором Карэном Хачатуряном

Ровно месяц назад я звонил сыну мастера в связи с тем, что Карэн Суренович экстренно попал в больницу. Тогда сын, филолог Дмитрий Карэнович, был оптимистичен: «Он переохладил почки, что и „ударило“ на радикулит…» Отвезли в Боткинскую. Рассчитывали на положительную динамику: недельку пробудет — и домой: «Проверили сердце — оно оказалось в порядке». Кто знал тогда, что времени осталось в обрез…

— Какой почтенный возраст — 90 лет…

— Это неверно, — возражает сын Дмитрий, — по паспорту он 1920 года, но по факту — 1919-го. Так что ему 91.

— И до последнего момента голова была ясная, на ногах?

— Да разумеется! Вон в мае принимал у студентов экзамены в консерватории. Ведь он ранее был завом кафедры, а потом просто преподавал в ранге профессора на специальности инструментовки и чтения партитур.

— До какого момента сочинял музыку?

— Тоже, считай, до последнего: до 2007 года. Им была закончена Пятая симфония.

Карэн Суренович — достойный представитель музыкального рода Хачатурянов, человек-эпоха, в чем нетрудно убедиться, «пролистав» его биографию. В его багаже — несколько симфоний, музыка к 15 фильмам (среди которых легендарный «Вий», «Единственная дорогая», «Выстрел»), мелодии из старых мультфильмов (потому что после сталинского постановления 1948 года Первую симфонию Карэна исполнять запретили, а жить надо было на что-то). Кроме того Карэн Хачатурян написал национальные гимны Сомали и Занзибара.

-То была забавная история. При Никите Хрущеве был звонок Тихону Хренникову как председателю Союза композиторов: мол, правительства Сомали и Занзибара желают иметь гимны. Хренников думает: кому бы дать столь необычный заказ? Ну и послали моего отца. Отец полетел в Африку изучать местный колорит, народные мотивы. Что с этими гимнами сейчас — не знаю.

Не сказать, что Карэн Суренович — последний музыкант из Хачатурянов, это было бы преувеличением, однако в их семье неизвестно какая династийность сильнее — музыкальная или филологическая. Будем надеяться, что Хачатуряны еще себя покажут в память об Араме и Карэне.