«Новая Волна» апокалипсиса

Раймонд Паулс обещает «Новой Волне» скорую смерть «по естественным причинам»

27.07.2012 в 16:02, просмотров: 9242

В стане отцов-основателей конкурса «Новая Волна», композиторов и людей-легенд Игоря Крутого и Раймонда Паулса, похоже, творится что-то неладное. Не то что раздрай и они друга на друга не смотрят. Наоборот, даже сидят вместе в жюри, дружно голосуют, мило разговаривают, улыбаются и подшучивают. Однако делают при этом странные заявления. Странные в том смысле, что они категорически противоречат друг другу.

«Новая Волна» апокалипсиса
фото: Лилия Шарловская
В отличии от "Новой Волны" внучка еще радует Раймонда Паулса.

Если Игорь Крутой всем своим видом и словами показывает, что спокоен как удав, и рисует полные оптимизма картины лучезарного будущего, то Раймонд Паулс предрекает близкую и неминуемую кончину их общему конкурсно-фестивальному детищу.

Накануне торжественного открытия юрмальского смотра молодых талантов г-н Паулс заявил в местной прессе, что конкурс очень скоро «умрет сам». «Организаторы еще что-то пытаются делать, но... конкурс уже мало кого интересует, — рисовал трагическими мазками картины грядущего апокалипсиса знаменитый маэстро. — Всех интересует только то, какой скандал учинит Пугачева. А вначале все не так задумывалось».

В общем-то логично. Раз Пугачева изгнана с «Новой Волны», то пропал и предмет интереса, по версии Раймонда, к этому ивенту. Причины же того, что сам конкурс молодых исполнителей (ради чего все создавалось) «никому не интересен», г-н Паулс объясняет тем, что «организаторы „Новой Волны“ навязывают представителям Латвии свой стиль».

— Они вмешиваются в репертуар наших солистов, корректируют костюмы. У них цель одна — рейтинг. На все остальное им наплевать. И поэтому начинаются проблемы. Попробовали бы они на «Евровидении» кому-то сделать замечание про репертуар — ничего не вышло бы, — не просто говорил, а уже бушевал отец-основатель на страницах газеты «Неаткарига».

Публика, понаехавшая в эти дни в Юрмалу, не очень штудирует латвийские газеты, поэтому не догадывается, что «они тратят миллионы, но я не уверен, что это элегантно».

— Но и упрекнуть мы их ни в чем не можем, — печально констатирует Раймонд Паулс, — потому что это их деньги. В том и беда, что они не умеют использовать свои огромные средства иначе, намного полезнее... Нет, у «Новой Волны» нет перспектив!

Раймонда рядом с Крутым на пресс-конференции не было. От журналистов, создается впечатление, его тщательно скрывают. После концерта он сразу уезжает, а в день, когда, казалось бы, удалось договориться об интервью, он, к несчастью, попал в больницу. Слава богу, ненадолго — и вечером уже «жюрил» конкурсантов.

Пришлось опять идти к Крутому.

— Ах, — отмахнулся Игорь Яковлевич, — у Раймонда всегда так, все время — последний раз. Характер такой у человека. Но он быстро отходит. На самом деле все нормально, не переживайте. Все на месте, все работают...

Для режиссера конкурса Александра Ревзина «похоронные» слова маэстро стали полной неожиданностью. Он внимательно выслушал перевод и сказал, что «совершенно не согласен». Объяснил почему — у «Новой Волны» и «Евровидения», на которое ссылается Раймонд, совершенно разные подходы — и каждый из них имеет право на жизнь.

— Есть несколько способов проведения конкурсов, — пояснил г-н Ревзин. — На «Евровидении» исполнитель выигрывает национальный отбор и приезжает на конкурс, что называется, в собственном соку. Телевизионная группа лишь подстраивает под него съемку, создает, что называется, картинки. Две недели репетиций там связаны только с работой телевизионной команды, и до уровня исполнителей никому нет никакого дела. Подход «Новой Волны» кардинально иной. Мы выбираем талантливых ребят из огромного количества, из тысяч заявок. В силу того что у них нет возможности нанимать команды, которые готовили бы их к конкурсу, мы сами замещаем эту нишу. Готовим репертуар, образы, стилистику, делаем все для того, чтобы эти ребята могли стать артистами. Наша задача, чтобы любой исполнитель и конкурсант, выходя на сцену, не терял рейтинги.

— Зачем столько головной боли? Действительно, не проще ли делать, как на «Евровидении», избежав заодно обвинений в «творческом диктате»?

— Существует телевизионная мода, которая за последние 20 лет навязала клиповое восприятие реальности. Они это здорово делают на «Евровидении», здорово снимают, вкладывают в это очень серьезные деньги. Но это не наш путь, зря Раймонд сравнивает «Новую Волну» с «Евровидением». Это разные истории. Мы работаем в определенной атмосфере, в том числе конкретного зала — «Дзинтари». Тут очень скромные возможности в отличие от дворцов спорта, которые либо специально строят под «Евровидение», как было сейчас в Баку, либо сцену выстраивают под телевизионную постановку. Но здесь никто никого не «ломает». Наоборот, мы пытаемся раскрыть этих ребят в рамках тех трех песен, с которыми они выходят на конкурс, помочь им выглядеть более профессионально, лучше раскрыть себя. Вот в чем суть. Мы этих 16 человек отобрали из тысяч заявок — и они за эти месяцы подготовки становятся для нас как одна семья. Мы — не конкурс телевизионщиков, мы — конкурс музыкантский, профессиональный.

— Это не потраченные впустую усилия?

— Конечно, нет, если вспомнить, сколько людей, пройдя школу «Новой Волны», выбились, что называется, в звезды. Вот на экранах перед залом идут картинки прошлых лет — Лазарев, Билан. Ладно, это же «классика»... А Нюша — одно из самых ярких открытий последнего времени, — она же наш проект! Когда ей было 18, три года назад, она участвовала в конкурсе, стала лауреатом. Доминик Джокер, тот же Тимур Родригес. Все они с «Новой Волны»! И это только те, кто известен в России. А Джамала сегодня суперзвезда на Украине. Самый востребованный артист сезона — Иван Дорн! Это тоже «Новая Волна», группа «Пара Нормальных». Больше скажу, сегодня на эстраде в возрасте от 25 до 30 лет 90 процентов людей, которые прошли «Новую Волну». Так что наш принцип работает! При этом артисты из других стран — Грузии, например, Армении, Белоруссии — становятся после «Волны» суперзвездами у себя в странах, а уже потом едут на «Евровидение». Так же, как и многие участники «Евровидения» потом пробовали свои силы на «Новой Волне». Когда мы приехали в этом году в Сан-Ремо, то были очень удивлены, что на встречу с нами собрались все — от мэра города до директора фестиваля, — и они говорили, что для них большая честь встретиться с нами, потому что «Новая Волна» — известный и престижный конкурс в профессиональном сообществе, где внимательно за всем следят.

— Стало быть, все хорошо?

— Я не вижу проблем, кроме одной — чтобы жюри вставало как можно чаще в тупик, выбирая лучших. Все конкурсанты талантливы. Мы живем одной семьей, где нет любимых и нелюбимых детей — и каждый из них заслуживает победы. Дальше начинаются нюансы, психологические моменты и воля случая. Задача участников — после репетиций раскрыть себя лучшим образом во время выступлений.

***

«Вспыльчивый», как уверяет Игорь Крутой, Раймонд Паулс тем временем продолжает избегать дальнейших комментариев и исправно выставляет оценки участникам. Вряд ли он «передумал», но станут ли его слова пророческими, покажет только время. Тем интереснее будет наблюдать за трансформацией сюжета.

Артур Гаспарян, Юрмала.