Изгнание призраков

Пугачева к Рождеству изменилась до узнаваемости

09.12.2012 в 19:01, просмотров: 9957

Обошлось без скандалов. К удивлению многих. Во всяком случае, вереница теле- и радиожурналистов, считающих меня «главным пугачевоведом», выстроилась очередью с микрофонами и телекамерами именно с этим вопросом: «Каких скандалов от «Рождественских встреч» вы ожидаете?» «Исключительно творческих», — приходилось отбиваться фигурами речи, объясняя, что главным «скандалом» в хорошем смысле слова должно стать «воскрешение» Аллы Пугачевой из певческого небытия.

Изгнание призраков
фото: Лилия Шарловская

Хотелось, конечно, какой-то перчинки — не драки или матерной склоки, но жести, острой, актуальной, может, на злобу дня в предвкушении-то грядущего творческого «апокалипсиса». Но Леди Гага уже перехватила инициативу, молниеносно отблагодарив из своих заморских далей премьера Медведева за «неподдержку» антигеевского закона, что стало информационной бомбой дня. Было досадно, что этого не сделала та, которая два века подряд считалась в этой стране главной «гей-иконой» (до тех пор, пока не ляпнула на людях, что «геи сами» в чем-то там «виноваты»). Но замужней в пятый раз Алле эта роль, видимо, давно поднаскучила. Она даже у Малахова в эфире осеклась: заспорив с «бывшеньким» (Киркоровым), хотела сказать «врет на голубом глазу», но быстро «поправилась» — «на честном» сказала…

 

«Скандалы» же ожидались в связи с некими «призраками» и «фантомами» нашего эстрадного околотка. Злопыхатели размахивали списком из звезд первого эшелона, которых «коварная» Алла то ли не пригласила, то ли те сами отказались, — от Леонтьева с Аллегровой, до Ротару с Розенбаумом. Список можно было продолжать в зависимости от фантазии. Почему Пугачева должна была всех их приглашать — особенно после недавних «граммофонов» и «песен года», где все уже дружно отпели и отгуляли, — оставалось лично мне не до конца понятным. Странно было бы рваться на «Рождественские встречи» с мыслью о любимой, скажем, Софии Михайловне. Хотелось все-таки именно любимую Пугачеву — всю, без остатка. Да еще после стольких лет «воздержания». А уж с Ротару или без… Конечно, формат мероприятия предполагал «семью» и «друзей», но испокон веков зритель все-таки воспринимал этот «пантеон избранных» как неизбежную «нагрузку»…

Наверное, Пугачева в чем-то и пощадила именитых коллег, избавив их от участи «нагрузок», а собственный камбэк обставила гостями, чьи песни и творчество ей, возможно, более близки по духу и ложились в русло актуального настроения и мироощущения Примадонны. Она, на самом деле, всегда так делала с 1988 года, когда зародились «Рождественские встречи». «Пантеон друзей-единомышленников» вышел колоритным, сочным и далеко не из «малоизвестных» исполнителей, чем стращали публику скептики, предрекая провал и пустой зал. Забитый под завязку «Олимпийский» гостеприимно встречал Филиппа Киркорова, Лолиту, Еву Польну, Бориса Моисеева, Александра Буйнова, Ольгу Кормухину, Владимира Преснякова-младшего, Кристину Орбакайте, Елку, Дениса Майданова, Пелагею, «А-Студио», «Город 312», Стаса Пьеху, Светлану Лободу и других. Пожалуй, ни одного промаха или случайного персонажа, которые бы не укладывались в концепт «праздника на Рождество», когда должно быть много ярких, радостных и неожиданных подарков. Для тех, конечно, кто любит жанр. Моей коллеге по «ЗД» Натальи Малаховой, всецело погруженной в музыкальный авангард и андеграунд, происходящее больше напоминало не рождественскую встречу, а бал у Воланда, но даже она признала, что «единственную человеческую роль — Маргариты в окружении уродцев — сыграла сама Пугачева».

Алла ринулась с места в карьер, не томя зрителей изнурительным ожиданием. Сразу спела пару песен, порадовав одних и озадачив других смелыми новинками, а затем подавала себя, как изысканные блюда «от шефа» умеренными дозами - на закуски, горячее, десерт. В паузах между «дегустациями» публике предлагались музыкальные разносолы. Самым настоявшимся из них был, конечно, Филипп Киркоров, «выцыганивший» у сердобольной хозяюшки аж три номера и блиставший всеми гранями мастерства и шикарными нарядами, включая образ тореодора. То есть, как всегда, со смыслами и подтекстами. В песенке с маловразумительным названием «За-за-зу-зу» спел и показал душераздирающую историю «с намеком» о брошенном муже и новом супруге...

Самым неожиданным из подарков-сюрпризов была Жанна Агузарова с модным танцевальным треком о «Любви в этой жизни». В свои 50 она по-прежнему по-юношески задорна, искрометна, экстравагантна, эпатажна и неизменно утонченна в своем музыкальном амплуа. Под стать хозяйке бала, показавшей пример отменной формы в свои почти уже 65. Зато на Лолите и Еве Польной публика оторвалась колкостями — не уложились дамы в заданный Пугачевой тренд тотального похудания. Не иначе от отчаяния поп-дивы впали в форменную истерию. «Я красивая, но ужасная! Я безвредная, но опасная!», — криком убивалась Лолита. «Не лечит ни вино, ни водка», — с не меньшим надрывом «сокрушалась» Ева. Заподозрили Аллу — дескать, специально вызвала «подобревших» артисток, чтобы еще выпуклее выставить собственное совершенство.

О «посвежевше-помолодевше-похудевшей» хозяйке торжества не порассуждал, пожалуй, только ленивый. Резюме подвел Максим Галкин фразой, претендующей на афоризм, — мол, тогда (в начале нулевых) «был моложе я, теперь моложе Алла». Любимый муж подоспел к середине вечера с собственных съемок, присел в первом ряду, но на сцену не вышел — видимо, из-за щекотливых условностей телереальности, в которой он связан контрактом с конкурирующим каналом. Но с супругой под заводную Агузарову все-таки потанцевал возле сцены, на что многие даже не успели обратить внимание, поскольку сама сцена усилиями киевской продакшн-команды под началом режиссера Олега Боднарчука (который дебютировал в Москве с «шоу года» от Киркорова «ДруGoy») была превращена в настолько изысканный сгусток технологического и художественного совершенства с 3D-мэппингом и инсталляциями, что часто было трудно выбрать, на что смотреть — на артистов или на эту совершенную красоту. Кажется, впервые на «Встречах» удалось избавиться от лубочности «московско-барского ампира», который так любила Алла. Разлюбила? Или похвально эволюционировала, проникшись правильным пониманием современности? Не зря, значит, брала тайм-аут.

Результатом «осмысленной эволюции» стала «новая» Пугачева. Когда в 60-летний юбилей в 2009-м она объявила об уходе, пояснив, правда, что заканчивает лишь с гастрольной деятельностью, но не с творчеством, многие все равно поставили на ней жирный крест как на певице. Она теряла голос и пела подчас в «поздний период» запредельную белиберду. К счастью, голос она сумела вылечить, и это, пожалуй, самое большое чудо, на фоне которого любые похудания, диеты, наряды — сущая безделица. Голос Аллы играл красками, которых не было давно, уверенно рвался ввысь и мощно ложился вниз вокальными кульбитами, возвращая память к золотым годам ее Эпохи. Все было похоже на мираж. Мощь неподражаемого голоса она намеренно «усугубила» утяжеленной, почти что роковой формой и философско-социальным «креном» даже в тех песнях, которые были вроде и о любви. Тоже плод «осмысленной эволюции», которую пришлось наблюдать у Пугачевой как героини политических хроник последнего времени. Она показала четыре новых темы — «Добраться домой», «Где ты, любовь», «Падения и взлеты», «Вот и все», которую, вспомнив и композиторский дар, сочинила сама на текст молодого автора Олега Влади, посвятив песню «всем одиноким». Еще перепела впервые со времен фильма «Женщина, которая поет» зацепинско-дербеневскую «Ты не стал судьбой», чтобы еще раз удивить виртуозностью в не самой легкой песне.

Мнения о новом репертуаре у зрителей разошлись. Многие не без основания впали в щенячий восторг. Другие сомневались, ожидая от новых песен, как в прежние времена, обязательной установки на безапелляционные «хиты сезона». Но все сошлись в одном — хитом сезона стала сама Алла, возрожденная в своей лучшей и блистательной форме. Мал-помалу, глядишь, и «подтянутся» хиты, которые, как в лучшие годы, хором начнет распевать вся страна. Во всяком случае, по завершении праздника на языке вертелись веселые строчки из «Любимчика Пашки»: «Ты сейчас в солидной серой шляпе, да и я другая, видишь сам. Но тебя я видеть очень рада, легко об этом догадаться по глазам…». Радости, что у публики, что у Аллы, вновь увидевших друг друга, было и впрямь — через край.