Нетеатральный роман Абдулова

Вдова артиста Юля: «С каждым годом гостей становится все меньше. Я никого не обвиняю — людям хочется позитива, а не только ходить по поминкам»

28.05.2013 в 18:00, просмотров: 35870

Александру Абдулову — популярному артисту, любимцу не одного поколений зрителей — сегодня стукнуло бы 60.

В этот день в театре пройдет творческий вечер, посвященный актеру, а вечером за столом соберутся друзья Абдулова. И снова начнут вспоминать — каким он был…

Рядом будет Юлия. Вдова актера.

Нетеатральный роман Абдулова

Накануне юбилея Александра Абдулова мы встретились с ней.

Юлия сразу предупредила: «Ну о чем уже говорить? Я не хочу в сотый раз пересказывать подробности нашего знакомства с Сашей, не буду рассказывать про знаменитую дачу Абдулова, не хочу затрагивать вопросы наследства, неинтересна мне тема наших отношений с мамой Александра и, ради бога, не спрашивайте меня: «Как вы сейчас живете…».

Вот такая она, Юлия Абдулова.

Не случайно кто-то из знакомых Александра Абдулова однажды бросил в его адрес: «Нашел женщину под стать себе. Другая с ним бы не ужилась…».

«Для меня Абдулов — не великий актер, а любимый мужчина»

— Однажды вы сказали: «Я живу датами».

— Я имела в виду две даты — смерти и рождения Александра. Получилось так, что Саши не стало в январе, а день рождения у него в мае. Так и живу — одна дата прошла, вроде только воздух в легкие набрала, передохнула, уже следующая подступает. Достаточно тяжело. Такие моменты забирают немало эмоциональных затрат. Но я понимаю, что эти даты теперь никуда от меня не денутся. Видимо, так и будет продолжаться всю жизнь.

— Время проходит, все забывается. Абдулов был великим артистом, но спустя еще лет 20 будут ли о нем снимать сюжеты на годовщину смерти или рождения?

— Для меня Абдулов — не великий актер, а прежде всего муж, любимый мужчина. И эти даты со мной будут навечно.

— Но интервью вам точно не придется раздавать. Ведь, как я понимаю, вы не очень любите общаться с журналистами?

— Честно говоря, я терпеть не могу давать интервью. Но общественность требует, чтобы на день рождения Абдулова и в годовщину его смерти я обязательно что-то говорила про Сашу. Вот вы ко мне пришли. Вы думаете, я хочу вам интервью давать? Не хочу, естественно. А вроде как надо, понимаете? Хотя мне лично не надо. Потому что одни и те же истории про Сашу я повторяю каждый год. А еще меня возмущает, почему всех интересуют дети, жены, родители Абдулова? Саша прежде всего был артистом, и нужно говорить о его творчестве. Но пока еще на телевидении не показали ни одного фильма, где бы обошли стороной личную жизнь Абдулова. Очень странно.

— Хорошо, не хотите касаться каких-то личных моментов жизни Абдулова, расскажите то, о чем, может, еще не знают поклонники его творчества.

— Сашу считали затейником, но мало кому известно, что он помогал людям. Причем иногда судьбы людей решались им в течение пяти минут. Одним только советом Саша мог изменить жизнь человека. Муж часто вклинивался в чью-то судьбу и кардинально менял ее.

— Например?

— Я не могу называть фамилии этих людей. Вдруг им это не понравится? Хотя одну историю припомню. У Саши был друг — главврач астраханского перинатального центра. Абдулов расшибался в лепешку, но помогал ему в доставке оборудования, которого тогда еще не было в стране, доставал лекарства для совершенно незнакомого ребенка, который срочно нуждался в определенном препарате. Для этой больницы Саша всегда находил деньги и средства, подключал все свои ресурсы.

— А вы спрашивали, что его заставляет заниматься благотворительностью?

— Он был нормальным человеком и все.

— Значит, Абдулов, таким образом, спас немало детей?

— Наверняка так оно и было. Но как любой нормальный человек, который делает что-то благородное в своей жизни, Саша ничего не требовал взамен. Ведь об этом никто не знает до сих пор! Муж никогда не рекламировал себя, не кричал на каждом углу, какой он замечательный.

— Ему самому приходилось когда-то просить о помощи?

— О помощи Саша ни у кого никогда не просил. Любимая его фраза: «Никогда не проси!». Он не уставал ее повторять.

— Он не просил о помощи даже в тот сложный период, когда у него диагностировали рак?

— Саша в жизни больше отдавал, чем брал. Это касается и эмоциональных, и материальных затрат. Когда он заболел, многие хотели поучаствовать в его спасении. Помню, даже какая-то бабушка из глухой деревни прислала нам переводом 100 рублей. Естественно, эти деньги мы отправили ей обратно, хотя и не сомневались в ее чистых помыслах. Все искренне хотели помочь. В тот момент Саша принимал помощь, он не мог обидеть людей.

— Абдулов часто пользовался популярностью для личных целей?

— Дверь ногой в кабинеты больших чиновников он, конечно, не открывал. Но, безусловно, своей популярностью и природным обаянием пользовался, как все нормальные люди.

«Сашины друзья — не мои. Нас объединял только Абдулов»

— Ходили слухи, что после смерти Абдулова многие его друзья от вас отвернулись?

— Людей, которые любили Сашу, было слишком много. Абдулов умел мастерски собирать вокруг себя людей, которые в обычной жизни были скорее врагами. Саше удавалось усаживать их за один стол. Причем все такие посиделки заканчивались мирно — не было ни ссор, не возникало конфликтов, потому что Абдулов покрывал все это, умел разрулить любую ситуацию. После смерти Саши все эти люди перестали общаться друг с другом. Компания развалилась. Сейчас некоторые бывшие приятели Саши друг с другом не общаются. Потому что не стало «аккумулятора» и «стержня» тусовки. Начался полный раздрай.

— И все-таки рядом с вами остались какие-то его приятели?

— У него было очень много именно приятелей. Все к нему тянулись, просто находиться рядом с Абдуловым — уже считалось для многих счастьем. С некоторыми друзьями Саши я общаюсь по сей день. Но их не так много.

— А есть те, которые сразу исчезли из вашей жизни?

— Ну а почему они должны были не исчезнуть? Это ведь Сашины друзья — не мои. Нас с ними по большому счету ничего не связывало. Нас объединял только Абдулов.

— Вам, человеку, далекому от актерской среды, легко было войти в круг Абдулова?

— Вокруг Саши в основном собирались люди, не имеющие отношения к театру, кино и шоу-бизнесу. Стала ли я своей в актерской среде? Саша сделал все, чтобы мне было там комфортно, и я не чувствовала напряжения.

— Откуда берутся разговоры, что Юлю не сразу приняли в кругу друзей Абдулова?

— Я не знаю, откуда идут такие разговоры. Возможно, кто-то сразу принял меня, кто-то не сразу... Близкие друзья Саши не хотели его ни с кем делить, всем было удобно видеть его свободным. А тут появилась я. Естественно, образ жизни Абдулова тоже немного изменился — его стали волновать какие-то домашние вопросы, бытовые проблемы. Но тем не менее все это не очень отражалось на компаниях Саши. Его друзья никуда не исчезли.

— После смерти Абдулова его друзья наверняка стали рассказывать какие-то вещи, которые стали для вас откровениями?

— Не было ничего такого, что меня бы поразило. Историй за эти годы прозвучало немало, но ничего нового я о Саше не узнала. Однажды Михаил Танич сказал мне: «Юля, знаешь, каким был твой муж?..» — и пересказал мне историю, как Саша во время езды по Новому Арбату на полном ходу перелез из одной машины в другую. Мол, вот такой он был сумасшедший и безбашенный. Но я всегда знала, что он был безбашенный, и он всегда был готов совершить странные поступки, шел на неоправданный риск. Но это Абдулов!

— Расскажите про самый его отвязный поступок.

— Знаете, если бы в нашей жизни все было серо и Саша целыми днями лежал бы на диване с газетой в руках, а потом бах — и совершил какой-то поступок, тогда бы я его запомнила на всю жизнь. Абдулов же каждый день совершал что-то невообразимое. Может, поэтому мне сейчас трудно выделить что-то одно. Я тут себя поймала на мысли, что со дня смерти Саши не прошло ни дня, чтобы мы его не вспоминали. И всегда всплывают какие-то новые истории, связанные с Сашей. Если бы все эти воспоминания записать на диктофон, а потом опубликовать, получился бы увесистый 5-томник.

— 29 мая Абдулову исполнилось бы 60 лет. Много гостей пригласите на мероприятие?

— Это раньше я кого-то приглашала специально. Сейчас никаких приглашений не рассылаю, приходят те, кто хочет вспомнить Сашу. С каждым годом гостей становится все меньше. Я никого не обвиняю — людям хочется позитива, а не только ходить по поминкам.

«Заунывных бесед по поводу здоровья мы никогда не вели»

— «Научиться жить заново» — избитое выражение. Когда Александру Абдулову оставалось жить считанные дни, вы думали, какой будет жизнь без него?

— В тот момент я об этом не думала. У меня даже мыслей таких не возникало. Я не верила, что Саши так быстро не станет.

— Сам Абдулов не поднимал тему: «Юль, если я умру…»?

— Мы никогда не вели подобных разговоров. Даже в тот последний его вечер не поднимали эту тему. За несколько часов до смерти мы с Сашей думали о том, что выйдет его последний фильм «Лузер», он говорил о недоделках, общался с товарищами, что необходимо срочно рассчитаться с долгами, еще что-то. Заунывных бесед по поводу здоровья мы никогда не вели.

— Врачи сразу сказали Абдулову, сколько ему осталось?

— Когда стал ясен диагноз, доктора сразу определили Абдулову какой-то срок. Но мы махнули рукой на их слова. Мы надеялись на лучшее, думали — выберемся из ситуации, Саша поправится. Тем более по жизни Саша был счастливчиком, везунчиком — и все у него складывалось как нельзя лучше.

— Почему вы скрывали болезнь Саши? Ведь долгое время никто ничего не знал?

— Знали друзья, знакомые, просто об этом не кричали на каждом углу. В то время «желтая пресса» как с цепи сорвалась. Нас выслеживали везде — дома, в больнице…

— Вы теперь тоже публичный человек? Если в вашей жизни появится мужчина, об этом напишут все газеты.

— Если такое случится, конечно, приятного будет мало. И меня ужасно это раздражает. Я не публичный человек, мне хочется жить своей жизнью. Что будет дальше — я не знаю. Все это из разряда: «Саша мне поднапакостил: не был бы он известным человеком, не было бы столько внимания ко мне». Мне это неприятно. Я не мечтаю о популярности. Кроме нервотрепки и слез, мне это ничего не принесло.

— В одной телепередаче вы сказали, что Абдулов часто вам снится? Во снах он подсказывает вам, как вести себя в той или иной ситуации?

— Ну вот опять! Зачем все это? Ну конечно, снится. То редко, то нередко. Но эти все истории не про Сашу, не вяжутся они с его образом. Между нами была очень сильная связь, потому и сны мне часто снятся вещие, где он общается со мной. Если мне совсем плохо, я к нему обращаюсь за помощью, хотя понимаю, что нельзя тревожить души ушедших людей. В это сложно поверить, но после такого общения все мои проблемы сами собой решаются каким-то волшебным способом.

— Какие знаки были посланы вам после смерти Абдулова?

— Раньше в нашем доме жили три собаки. Когда Саши не стало, одна собака сбежала через 9 дней, остальные две — через год. Тогда я думала, что не заведу больше ни одной псины. А несколько лет назад, в день рождения Саши, мне позвонила приятельница из Одессы. Она никогда не была знакома с Абдуловым, но неожиданно сказала: «Юля, мне сегодня сон приснился, будто Саша идет по нашему огороду и несет в руках моего щенка. И вдруг Абдулов говорит: «Отвези щенка Юле!». Я тогда разрыдалась, подумала: это знак от Саши. И забрала щенка подруги. Теперь у меня снова две собаки — южно-русская овчарка и йорк.

«Кто-то из Сашиных друзей недавно обмолвился: «Юля постоянно плачет и побирается». Это неправда»

— Правда, что после смерти Саши жить вам было не на что? Даже пришлось продавать украшения, подаренные Абдуловым?

— После смерти Саши мне помогали его друзья — каждый месяц нашей семье выделялась определенная сумма, на что мы и жили. А потом мы вступили в права наследства и стали счастливыми обладателями дачи и квартиры. Вот тогда начали выживать сами. Но начались другие проблемы — ведь все эти дома надо было обслуживать — все требовало денег, был очень тяжелый период. Конечно, можно было все продать и проесть, но задача стояла другая — сохранить и оставить. Сейчас у меня все хорошо. Хотя кто-то из Сашиных друзей недавно обмолвился: «Юля постоянно плачет и побирается». Это неправда. Я не обзваниваю всех, не рыдаю и на жизнь не жалуюсь. Мне жаловаться не на что, у меня все хорошо.

— Кстати, Абдулов хорошо зарабатывал?

— Народные артисты стали хорошо получать не сразу. Саше прибавили зарплату за 2 года до смерти — он получал 4,5 тысячи долларов в театре. Да, это хорошая зарплата по сравнению с теми, кто получал 500 долларов. Но для артиста такого уровня — это ни о чем не говорит.

— Ваш супруг не пытался заняться бизнесом?

— Из Саши бизнесмен был никакой. Даже на фильмах, которые он сам снимал, он не заработал ни копейки. Насколько я понимаю, снимал он картины в свое удовольствие. Бизнес-проектами их назвать было сложно. Саша, конечно, думал заработать на этом деньги, но что-то не получалось. Работал он много — в театре с утра до вечера, по ночам писал сценарии, думал, как снять фильм. Спал по 4 часа. Практически не отдыхал. От съемок в фильмах тоже отказывался редко. Например, однажды ему неудобно было отказать знакомому режиссеру, когда тот пригласил его на съемку какой-то картины. За работу Абдулову сулили всего 1500 долларов.

— Абдулов жил на широкую ногу, на черный день откладывал?

— Саша никогда не копил и ничего не откладывал. Он жил в свое удовольствие. Например, когда выезжал с собственной антрепризой в регионы, то после окончания спектакля мог на собственные средства снять яхту и устроить актерам праздник.

— И сам за всех платил?

— Все считали, видимо, что Саша самый богатый из них. Абдулов, в свою очередь, пытался соответствовать этому статусу. Если собиралось какое-то мероприятие, ему даже в голову не приходило сказать: «Давайте скинемся».

«Саша был рад рождению Жени. Но без фанатизма»

— Вам муж хотел детей?

— Часто поднимаются разговоры, мол, Саша всегда хотел ребенка. И говорил об этом. Глупость! Тему детей мы совсем не обсуждали. Разве что один раз он обмолвился об этом. Однажды я купила рамку для фотографий. Поставила туда несколько карточек, и осталось одно маленькое окошко — туда я поместила фото какого-то ребенка. Саша тогда сказал: «Это кто? Убери! Своего потом поставим». Вот и все. Но речи о том, что мы хотим ребенка, давай с тобой делать детей, — не было. Жили и жили. Случилось и случилось. Специально к этому никто не готовился. Просто Саша жил в таком бешеном темпе, что на «посидеть и обсудить» не хватало времени.

— Еще говорили, что именно рождение дочери как-то сильно изменило Александра Гавриловича?

— Наверное, Саша был рад рождению Жени. Наверное, был счастлив. Но без фанатизма. Когда родилась Женя, Саша был слишком занят работой — он запустил очередной проект, был полностью загружен.

— Как вы объяснили Жене, что папа умер?

— Дочь знает значение слова «смерть». Она хочет изобрести машину времени. Говорит: «Мне нужно увидеться с папой». Женя в садике дружит с девочкой, у которой умерла мама. Как-то она ей сказала: «Моя мама превратилась в звездочку». И Женя ответила: «Значит, мой папа тоже стал звездочкой. Раз они оба наверху, значит, они уже поженились».

— Дочь похожа на отца?

— Да, она его копия. У нее сложный характер. Не так давно Женя занималась в театральной студии. Однажды ей задали выучить стихотворение Григория Остера «Вредные советы». Она тут же: «Я туда больше ходить не буду, стихотворение учить не буду, потому что оно тупое». И все. Переубедить я ее не смогла. Вот такая упертая во всем. И в то же время она очень сентиментальная. Недавно ее подружка выступала на утреннике в саду. Выступила она неважно, над ней смеялись старшие дети. Моя Женя потом рыдала 4 часа — ей было жалко девочку. Хотя той ее подружке было абсолютно все равно, она даже внимание не обратила на смех. Ко мне потом завуч детсада подошла и сказала: «Такому ребенку будет тяжело жить, она близко к сердцу принимает чужие боль, проблемы».

— Ваша Женя уже дебютировала на сцене «Ленкома»?

— В спектакле «Королевские игры» есть маленькая детская роль — в конце представления на сцену вышла Женя и произнесла какую-ту фразу. Потом пошли звонки: «Правда, что Женя играет в театре?». Нет, ни в каком театре она не играет. Это была проба пера. Не более того. Если суждено ей стать актрисой, она станет. Отговаривать и уговаривать ее я не стану. Она своенравная девочка. Например, как я ни пыталась ей объяснить, что артист должен слушать режиссера — она не понимает этого. Делает все так, как считает нужным.

«Белые вещи любил. Повторял все время: «Все в дерьме, а я в белом»

— Юля, у вас непростой характер, вам пришлось себя ломать рядом с Абдуловым?

— Саша — очень комфортный человек в плане быта. Нам не пришлось приспосабливаться друг к другу. Мы гармонично сосуществовали. У меня ни разу не возникало мыслей стукнуть кулаком по столу и сказать: «Будет так!».

— Абдулов предлагал сняться вам в кино?

— Нет. Только когда я была беременная, попала случайно в кадр одного фильма. На этом все и закончилось. Актрисой я никогда не мечтала стать, даже в детстве. Я боюсь камеры, не чувствую ее. Может, это детские комплексы.

— Сейчас вы серьезно занимаетесь астрологией? Зачем вам это?

— Астрология мне помогла выжить. Не в материальном плане, конечно. В астрологии я нашла ответы на многие жизненные вопросы.

— Вы не думали написать мемуары?

— О чем писать? Если бы я с человеком прожила 60 лет, наверное, у меня что-то поднабралось бы. А учитывая, что мы с Сашей прожили достаточно мало, всего 4 года, — это глупость. Я даже права не имею писать мемуары.

— Абдулов вас изменил?

— Рядом с Сашей очень многие люди менялись. Что касается меня лично — раньше я больше значения придавала шмоткам, маркам, магазинам. А с Сашей мне жилось достаточно просто и интересно. И все эти мелочи отошли на второй план. Я не могу сказать, что я стала похожа на серую мышь и одеваться стала хуже. Нет! Просто относиться ко всему стала проще.

— Абдулов любил хорошо одеваться?

— Да ну. Что сверху лежало, то брал, надевал. Правда, белые вещи любил. Повторял все время: «Все в дерьме, а я в белом».