У Турандот все дело в шляпе

В Москве раздали хрустальную премию

03.07.2014 в 19:29, просмотров: 11481

Театральная премия «Хрустальная Турандот», которая обычно первой подводит итоги сезона, раздала свои хрустальные восторги, очарование и шок. 23-ю по счету «Турандот», что обычно протекает вальяжно и в недалеком прошлом даже с налетом некоторой буржуазности, отличали резкие заявления, споры по поводу материала символа премии (стекло или хрусталь?) и молчание зала, не оценившего конферанс ведущих. С подробностями из Вахтанговского театра, где проходила «Хрустальная Турандот», — обозреватель «МК».

У Турандот все дело в шляпе
фото: Михаил Гутерман
Евгений Миронов.

Гость по мраморным лестницам дома Турандот (где, впрочем, она уже не живет несколько лет) идет знатный — маститые театральные и кинорежиссеры Гинкас, Лунгин, Абдрашитов; и молодые худруки — Миронов, Серебренников, Писарев. Прекрасные актеры — Леонид Каневский, Ольга Прокофьева в платье василькового цвета, а на Елизавете Боярской — юбка интенсивно-голубая, в пол, и такая их сине-голубая гамма хорошо будет смотреться на сцене.

Вот уже несколько лет Турандот — изящная Нонна Гришаева (лиловое платье с розовой накидкой и, разумеется, веер), которая неделю назад стала крупным театральным начальником — худруком областного ТЮЗа. В партнеры ей придан не принц Калаф, а почему-то Отелло, венецианский мавр в исполнении Григория Сиятвинды, белый мундир которого контрастирует с натуральным цветом кожи артиста. Но текстом актер поставлен явно в неловкое положение: публика его армейские пассажи («разжаловать режиссеров, построить артистов, мавританская пресса» и пр.) провожает холодным молчанием. Хотя с энтузиазмом аплодирует музыкальным номерам, которыми разбавлена церемония.

На этот раз у «Турандот» оказалось семь предпочтений. Первое — Юрию Любимову: за честь, достоинство и многолетнее служение. Получать за Мастера, который, увы, пока не совсем здоров, вышла супруга Каталин Любимова и... преподала (может быть, не желая того) урок всем женам — как защищать своих знаменитых мужей от лжи и наветов. Принимая статуэтку из рук худрука Вахтанговского Римаса Туминаса, Каталин сказала: «Юрий Петрович никогда не халтурил и людям не позволял халтурить в профессии. Я никому не хочу портить настроение, но скажу, что некоторые критики и журналисты нечестно делают свою работу, перевирают факты». И наотмашь припечатала одного из них, в деталях не уточняя, за что. Просто «врать не надо». Стихи Валентина Гафта, посвященные «седому красивому человеку», разряжают ситуацию.

Получая в руки довольно тяжелую статуэтку, несколько лауреатов почему-то сосредотачиваются на ее шляпке (уверяют, что у прежней модели она безответственно отваливалась), на ее руках. А Серебренников высказывается радикально — мол, «тетя» не из хрусталя, а из стекла. На что Гинкас (номинация «Лучший спектакль») резонно возражает: «хрусталь» он знает, у него их несколько. Несмотря на то что лучший спектакль, по мнению «Турандот», «Леди Макбет нашего уезда» (ТЮЗ), лучшим режиссером объявлен Кирилл Серебренников, выпустивший у себя в Гоголь-Центре «Мертвые души» с мужским составом на всех ролях. Впрочем, такое несоответствие свойственно многим премиальным заблуждениям: никого не обидеть и дружить со всеми.

Евгений Миронов признан лучшим актером за многочисленные роли в спектакле Робера Лепажа «Гамлет/Коллаж». Алексей Борташевич называет его «лучшим Гамлетом нашего негамлетовского времени». Что и говорить, работа великая, этапная в жизни артиста, хотя двумя номинациями раньше телеведущий Андрей Максимов аванс на гениальность прямо на сцене выписал дебютанту из РАМТа Максиму Корину.

Субъективность и личные пристрастия, увы, закон любой премии, с которым следует смириться. Вот что не подвергается сомнению, так это высочайший профессионализм, в том числе и музыкантов, которые поздравляют лауреатов — джазовое трио Даниила Крамера, баянист Пуриц, квартет виолончелистов.