МАММ открывает новый сезон ударными проектами

Труд расщепили на атомы

25.09.2014 в 18:15, просмотров: 1948

«Труд — хорошая штука». Так называется центральный проект гала-открытия в Мультимедиа арт музее, который к новому сезону полностью обновил экспозицию. На пяти этажах музея на Остоженке зритель найдет пять премьер, и все же самая ударная — та, что о «хорошей штуке». Она что-то вроде приметы времени, индикатора меняющейся действительности.

МАММ открывает новый сезон ударными проектами
фото: Мария Москвичева

Счастливые доярки, обнимающиеся со своими подопечными. Суровые сталевары на фоне слепящего расплавленного металла. Рабочие, усердно занятые делом. Такие сюжеты найдет зритель на выставке «Труд — хорошая штука». Здесь фото, больше характерные для советского прошлого, нежели настоящего. Это тогда рабочий был героем, каждый знал, что неработающий не должен есть, а соцреализм помогал всем и каждому увериться в своем ежедневном подвиге. Культ труда исчез вместе со Страной Советов, работа стала просто работой, какой там подвиг. Да и потом гастарбайтеры на что? 

Соцреализму, как всему «совковому», после перестройки пришлось нелегко. «Тоталитарное искусство», «идеологическая заказуха», говорили с пренебрежением. Потом появились ностальгия, интерес. А теперь трудовой героизм снова в тренде, что и иллюстрирует выставка в музее на Остоженке. Счастливые доярки существуют, они не погибли под обломками Союза — воочию в этом можно убедиться на втором этаже МАММ. Рядом два радостных снимка: юная доярка в обнимку с телятами (фото 1950-х) и немолодая женщина с поросенком на груди (2010-е). Героини похожи как две капли воды, а счастливая улыбка так и вовсе одна — разница только в возрасте. 

Галерея фотографий героических тружеников самых разных специальностей занимает несколько этажей. Открывают ее, как ни странно, не портреты, а модернистские фотографии механизмов — здесь соседствуют снимки классиков (например Бориса Игнатовича) с современными кадрами. Собственно, вся выставка построена на сопоставлении фото прошлого и настоящего. Идея, впрочем, едина: все профессии нужны, все профессии важны, да и вообще, труд — хорошая штука. За работу!

Естественным продолжением такой концепции становится более детальное рассмотрение темы труда в творчестве отдельно взятых авторов. Зал на первом этаже занимает выставка Аркадия Шайхета — классика советской фотографии, мастера светотеней и композиции. Этот признанный мэтр стоит в одном ряду с Родченко, Игнатовичем и Петрусовым. Шайхет, как и остальные люди искусства своего времени, вынужден был реализовывать лозунг «Страна должна знать своих героев» — и делал это блестяще. Сколько же живописности и геометрии в его снимках пограничников и металлургов — и не передать. Одно слово, мастер.

На другом этаже — проект «Когда из разрушенья творятся токи новых сил…», приуроченный к 60-летию атомной энергетики. Он тоже о труде. Особом труде — опасном. Атомном. В основе выставки работы двух фотографов: Евгения Фадина и Жени Миронова. Фадин — ветеран атомной энергетики — снимает на Калининской АЭС с 1980 года. Его фотолетопись станции показывается впервые. Снимки сделаны в репортажном жанре, так что удивляет в них в первую очередь не техника, а содержание: гигантские реакторы и люди, которые знают, как ими управлять. Проект же молодого автора Жени Миронова, который уже успел засветиться в списке номинантов на премию Кандинского этого года, — концептуальный. Он состоит из двух частей: в первой он сопоставляет кадры живой природы и механики (березового леса и электростанции, ветвей и проводов, цветов и цеховых машин), а во второй показывает процессы, происходящие на атомном уровне. Удивительно, как попадание первого нейтрона в атом похоже на ствол дерева в разрезе, а бомбардировка атомов нейтронами — на россыпь звезд. Каждому видится свое — тут как с облаками. 

Из общей ударно-трудовой концепции выбивается только яркая выставка коллекции зарубежного искусства Филиппа Коэна и тревожная выставка Германа Титова «Лес», где зритель может вместе с автором побродить по заснеженному полю (видео сделано так, что зритель оказывается на месте автора). И задуматься о зыбкости настоящего. А ведь есть о чем.

Стратегический партнер музея: Новатэк