Юмор эротике не помеха

В «Геликоне» поставили «Прекрасную Елену»

16.10.2014 в 14:16, просмотров: 4951

Опера-буфф «Прекрасная Елена, один из лучших образцов жанра, созданная ровно 150 лет тому назад, как ни странно, довольно долго не шла ни в одном московском театре. Режиссер Дмитрий Бертман исправил эту ситуацию, поставив шедевр Жака Оффенбаха на сцене «Геликон-оперы». «Прекрасная Елена» вернулась к зрителям в самом лучшем виде: музыка – в авторской редакции, текст основан на старом русском переводе Виктора Крылова, постановка – наполнена эротическим юмором и комическим эротизмом.

Юмор эротике не помеха
фото: Михаил Гутерман

Возвращается муж из командировки и видит свою жену в постели с …. Да-да! Этот анекдотический сюжет имеет прямое отношение к «Прекрасной Елене». Муж – это царь Спарты толстопузый Менелай (Анатолий Пономарев), командировал его на Крит бог Юпитер, неверная жена – дочь Юпитера и Леды прекрасная Елена (Александра Ковалевич), а застуканный любовник – троянский красавчик Парис (Дмитрий Хромов), известный тем, что вручил Венере яблоко раздора. Неудивительно, что на майке Париса – фрукт, сильно смахивающий на лейбл продукции Apple. На сцене – естественно Греция. И, натурально, греки. В интерпретации художника Хартмута Шоргофера они выглядят очень импозантно и ужасно смешно. Простой люд представлен отдыхающими спа-курорта: полотенца, шлепанцы, шортики, гавайские рубашки… Едва отошел от тренажера, как уже надо ложиться на массажные столы. А еще – косметические маски, купание, аква-аэробика, пилатес… Артисты «Геликон-Оперы» с обычной виртуозностью совмещают функции хора и балета, и уже не понятно: то ли перед нами танцующий хор, то ли поющий балет. Всеми управляет жрец Калхас (Михаил Гужов), которого все время тянет на цитаты из «Бориса Годунова».

Цари появляются один за одним, как цирковые артисты на арене – все как есть атлеты с мускулами, бицепсами, трицепсами и прочими результатами бодибилдинга, достигнутыми фантазией художника и мастерством костюмеров. Головные уборы сделаны из … щеток для мытья посуды. Оказывается, весьма благодарный материал: разнообразие расцветок и плотности щетин. Обнаженные Аяксы, прикрытые лишь фиговыми листиками (Виталий Фомин и Антон Артамонов), воинственный Агамемнон (Андрей Вылегжанин) - витязь в тигровой шкуре, кокетливый Ахилл (Владимир Болотин). Каждый восхваляет себя любимого при помощи знаменитых куплетов – главного хита этой комической оперы. И вот тут зрителей ждет первый сюрприз, которых в этом спектакле немало: неожиданно к публике лицом поворачивается дирижер Михаил Егиазарьян и к изумлению публики поет собственный «царский» куплет: дескать, я тут дирижер, а значит – самый важный и главный. Во втором акте для зрителей заготовлена еще одна «фишка»: оркестр встает и, отставив свои инструменты, исполняет акапельный аккомпанемент одной из арий.

Еще одна неожиданность – Орест. Обычно его партию поет меццо-сопрано. Здесь – это контр-тенор Вадим Волков, обладатель великолепного голоса и недюжинного буффонного дарования.

Говорят, что эротика и юмор несовместны, ну прямо как гений и злодейство. Ничего подобного! В геликоновской «Прекрасной Елене» они сосуществуют в полнейшей гармонии . И подтверждение тому - сама Елена в исполнении Александры Ковалевич, героини проекта «Большая Опера», которая действительно прекрасна. Ее безупречный силуэт в душевой кабине заставляет трепетать мужскую часть зрительного зала без всяких шуток. При этом актриса не боится быть смешной. Дмитрий Бертман в этом спектакле почти никому из солистов не позволил в полной мере насладиться собственным голосом. И в первую очередь исполнительнице заглавной роли. Практически все артисты играют, а не поют свои партии. В результате достигается удивительный эффект синтеза оперы и мюзикла: с одной стороны, оперный акустический звук без всяких электронный усилений, с другой, мюзикловая технология существования в роли, при которой драматическое начало доминирует над вокализацией. Не берусь утверждать, что это бертмановское «ноу хау», но честно говоря, аналогов не припоминаю. Впрочем, там, где певцам удается «попеть», тоже можно получить много удовольствия. В частности, слушая красивейший тенор Дмитрия Хромова-Париса.

Зал периодически взрывается хохотом – интенсивность событий, происходящих на сцене, тоже «мюзикловая». Да и текст очень смешной и актуальный: тут и про коррупцию, и про санкции. Самое забавное, что все эти репризы «на злобу дня» – вовсе не отсебятина геликоновцев, а текст Крылова. Будто и 100 лет не прошло…