Вахтанговский театр провел 850 дней на войне

«День начался в 4 часа утра по возгласу дежурного по вагону: «Воздух!»

07.05.2015 в 18:22, просмотров: 6037

Фронтовые бригады… Их было множество, что колесили по военным дорогам. А вот фронтовой театр — явление уникальное и единственное в своем роде. Он был сформирован в Вахтанговском театре, и с 1942 года по 1945-й совершил 10 выездов на фронт, в общей сложности пробыв там 850 дней. В эти дни мы вспоминаем артистов этого театра.

Вахтанговский театр провел 850 дней на войне

В первые же дни Великой Отечественной здание Академического Вахтанговского театра пострадало так, что в нем невозможно было работать. Во время авиационного налета на столицу, бомба попала прямо в зал, последствия катастрофические: ни зала, ни фойе, ни помещения, где сидела дирекция. И Вахтанговский во время войны эвакуировали в Омск. Там же в 1942 году и была сформирована труппа Фронтового театра. Поначалу это не был театр в прямом смысле слова, у которого были декорации, оборудование, афиши. Только бригада — 12 человек, возглавил её актер Исай Спектор, который впоследствии станет директором Вахтанговского театра и мужем Юлии Борисовой.

В репертуаре всего один спектакль «Свадебное путешествие» и концерт. Но установка вырасти из бригады в театр, была с самого начала. Вот как вспоминают о том времени Исай Спектор и актер Николай Модяйкин: «Три традиции, свойственные нашему театру, решено было положить в основу работы. Первая — это железная производственная дисциплина на сцене или на той площадке, которая нам заменит сцену. Было решено, что какая бы обстановка нас ни ждала, мы будем помнить, что пока актер на сцене, ничто не должно влиять на его работу. Ни снег, ни ветер, ни солнце, ни условия сцены, ни опасность. Это правило очень нам потом пригодилось. Все пришлось пережить за 3 года работы. Играли и в снег, и в мороз, и в ветер, и снаряды разрывались ближе от сцены, чем это следовало бы. Но эти простые правила сценической дисциплины, усвоенные актерами еще со школьной скамьи, оказались сильнее всех трудностей».

В результате Фронтовой театр пробыл 850 дней на войне. Вот география его выступлений — Брянский фронт, Воронежский, Курская дуга Воронежского фронта, Первый Украинский фронт. О том, в каких условиях работал театр, что представляли из себя спектакли, сделанные и сыгранные во фронтовых условиях можно узнать из записей, которые вели актеры. Записи короткие, безыскусные — дневник, хроника, за строчками которой только будни, никакого пафоса. Как ехали по распутице 12 дней, чтобы преодолеть всего-навсего 150 километров. Как радовались картошке, которую удалось достать у крестьян и её пекли, жарили. Как сердились друг на друга, когда спектакль проходил «средненько». То есть, планка ставилась высоко независимо от условий.

Вот цитата: «Днем был концерт. Здешний зал очень труден для спектаклей, а для концерта ещё труднее. Поэтому требования к актерам могут быть несколько снижены. Несмотря на это нельзя сказать, что концерт шёл на должном уровне. Его постигла та же беда, что и «Свад.пут.» (спектакль «Свадебное путешествие») — т.е. страшное засорение основного рисунка всех номеров весьма безыскусными красками. Это создает налёт провинциальности на всем концерте. Так что восторг, который сказало здешнее командование в отношении концерта разделить нельзя. Нужно принять меры к его исправлению.

Вечером играли «Сани» — второй спектакль. Спектакль прошел очень хорошо, очень горячо и серьезно принимался аудиторией. Жаль, что он очень бедно оформлен. Это явный пробел в подготовке к поездке. Остаемся здесь еще на один день».

Пафос — только в плохом кино о войне. А настоящее, кажется, скучным, будничным, даже бытовым. Но чем больше читаешь короткие заметки в один, максимум три абзаца, тем больше понимаешь, как страшно там было. Писатель Борис Полевой оказался в Харькове, когда его освободили, и он стал свидетелем выступления вахтанговцев в освобожденном городе. «Шла пьеса «Наш корреспондент». Для харьковчан это было больше, чем спектакль, это было символом включения в их советскую действительность после более чем двухгодового пребывания в фашистском рабстве. Отважные актеры, игравшие в городе, находившемся под артиллерийским обстрелом, были не только мастера искусства, но и смелыми политработниками». Далее Полевой рассказывает о том, что случилось во время спектакля — немцы начали артиллерийский обстрел города. Посыпалась штукатурка на домах, зазвенели стекла. Публика, напуганная воем, бросилась к проходам, а актеры продолжали играть.

«Какая выдержка! Нет, какая выдержка, товарищи… Я всё смотрел на эту актрису в кудряшках. И ведь девочка! И хотя бы побледнела, хоть бы голос дрогнул… Откуда это у них?» — это слова восторга одного из коллег Полевого.

Ну, а что актеры? Они как солдаты, только без винтовок, без атак. «День начался в 4 часа утра по возгласу дежурного по вагону: «Воздух!» Исай скомандовал: «По щелям!» И пришлось, поеживаясь от утренней сырости, лезть в прорытые в ближайшей деревне щели. Все это происходило в 20 километрах от Курска. Из щелей мы наблюдали воздушный бой и падение сбитого самолета… Как выяснилось впоследствии это была лишь небольшая часть грандиозного воздушного сражения, развернувшегося под Курском и окрестностями. Немцы налетали три раза, каждый — по сто самолетов. Следующее событие было чрезвычайно приятного характера — достали на всю проголодавшуюся братию картошки — за деньги».

Все эти свидетельства собраны в толстом томе, который только что вышел в издательстве «Театралис» к Дню Победы. Он так и называется «Вахтанговский Фронтовой театр».