Международный фестиваль балета: Кремлевский — значит главный

Международный фестиваль балета собирает балетных звезд уже в четвертый раз

17.09.2015 в 17:36, просмотров: 16434

В этом году артисты съезжаются в Кремлевский дворец со всего света еще и для того, чтобы поздравить с 25-летним юбилеем хозяев и устроителей фестиваля — труппу театра «Кремлевский балет». Обозреватель «МК» встретился с художественным руководителем и главным балетмейстером «Кремлевского балета» Андреем Петровым, чтобы разузнать подробности балетной жизни в Кремле.

Международный фестиваль балета: Кремлевский — значит главный
Фото: kremlinpalace.org

— Юбилейный, 25-й сезон у нас закончился, и сейчас отмечаем дату. Мы же работаем с сентября 1990 года. Мы тогда в августе как раз провели кастинг, в первых числах сентября собрались. А 4 ноября у нас уже был первый спектакль — «Макбет» Владимира Васильева, — объясняет мне Андрей Петров, почему юбилей не отпраздновали в прошедшем сезоне

— Давайте вернемся в то время. Вспомните, как это все начиналось? Вы же в те времена были заведующим балетной труппой Большого театра?

— Нет, заведующим я был несколько раньше. В то время я уже был назначен балетмейстером по Кремлевскому дворцу — это была вторая площадка Большого театра, филиал. И как раз в этот момент Большой разошелся с Кремлевским дворцом.

Фото предоставлено пресс-службой ГКД

— Каким образом это произошло?

— Большой «отказался» от Дворца, потому что должны были отдать старый филиал Большого, который сейчас занимает Театр оперетты. Но так и не отдали. Об этом тогда еще не знали и посчитали, что Большому площадка КДС уже не нужна. И я остался здесь, потому что произошло разделение.

- Потом вам пришлось совмещать обязанности художественного руководителя и директора Кремлевского дворца?

- Там были и другие кандидатуры, но почему-то выбрали меня. Я не хотел и сразу сказал: «Давайте на год». А в результате вышло 8 лет!

— Но балет тогда процветал в Кремле. Вам удалось поставить много интересных балетов: «Руслан и Людмила», «Наполеон Бонапарт», «Зевс»…

— Ну, я не могу сказать, что балет тогда уж так процветал. Потому что время было очень тяжелое… Денег не было вообще! Дворец только-только оправился от потрясения, когда от него ушел Большой театр и исчезло творческое наполнение. Поэтому и возникла идея о создании театра. Ведь элементарно платить зарплату было нечем! Дворец простаивал: съездов КПСС уже не было, Большой тоже ушел, начали приглашать уже каких-то корейских проповедников. Кончилось все это, конечно, скандалом… Я сразу говорил, что нужно создавать полноценный творческий коллектив, срочно давать спектакли… Тогда будет зарплата для всех сотрудников Дворца, будет какая-то перспектива творческая.

— То есть фактически за счет балета первое время Кремлевский дворец и выживал?

— Да. Так и было… СССР перестало существовать, перевели в Минкульт РСФСР, а там сказали: «Нам этот Дворец не нужен». Перевели в Верховный Совет СССР — он перестал существовать. Перевели в Верховный совет РСФСР. И только потом создалось Управление делами Президента РФ, к которому мы и относимся сейчас.

— Последний сезон руководил балетом Андрис Лиепа, потом опять вы как создатель коллектива вернулись на свое законное место… Вы этот год были почетным президентом Кремлевского балета. С чем это было связано?

— Я за эти 25 лет сменил массу названий своей должности… Но на президентскую должность попал впервые (смеется). А конкретно этих причин, о которых вы спрашиваете, я объяснить не могу. Скорее нужно обратится к Андрису Лиепе и Управлению делами, которым тогда руководил Кожин Владимир Игоревич. Но для меня это не было неожиданностью: мы с Андрисом работали много, и в принципе иногда надо задумываться о том, кто дальше поведет корабль… Главное, чтоб совпадали полностью художественные принципы, заложенные в нашем театре изначально, которые и привели, в общем, к довольно большому успеху. В этом смысле театр оправдывает себя и финансово, и творчески. В прошлом сезоне я не лишился полномочий. Не смотря на смену названия должности, работал так же, как всегда привык работать, то есть с утра до ночи.

— А почему тогда поставили Андриса?

— Это не мое решение, и я бы не хотел своего коллегу в чем-то обвинять или ущемлять его творческие заслуги. А почему не срослось? Просто Андрис видит театр по-другому. Ведь мы же опираемся всегда на свои представления, мечты. Но для этого не надо переделывать уже готовый театр, имеющий свой художественный стиль и свое направление. Может, есть смысл тогда создать что-то совсем новое.

— Тем не менее проект балета «Баядерка», то есть ближайшая премьера Кремлевского балета, — это проект Андриса?

— Да, он очень хотел это поставить, и мы всячески стараемся помочь. И работа уже идет. И я надеюсь, что 22 января премьера состоится. Редакция за основу взята классическая, питерская, которая идет в Мариинском театре. Андрис пригласил очень интересного художника — Вячеслава Окунева, и тот сделал замечательные декорации и костюмы…

— То есть можно сказать, что добрые отношения у вас с Андрисом остались?

— Конечно.

— А какая ситуация у вас с артистами, с зарплатой?

— В труппе 75 человек. По поводу зарплаты: с голоду не умираем, но по сравнению с Большим и с Мариинским или с театром Станиславского зарплаты у нас гораздо меньше. Дирекция Государственного Кремлевского дворца старается сама что-то добавить, премию например. Грантов у нас нет. Все же ведущие театры сейчас получают какие-то гранты, а мы — нет! Генеральный директор — художественный руководитель ГКД Петр Михайлович Шаболтай — обращает сейчас большое внимание на балет, на общежитие, за которое сейчас была целая борьба, и его нам оставили…