После теракта царский телохранитель стал скульптором

В Историческом музее открылась выставка, посвященная офицерам XIX века

Исторический музей показывает редкую выставку произведений русских офицеров XIX столетия. Его привыкли называть золотым веком русской культуры, забывая, что еще это период расцвета офицерства. А оно успевало не только воевать, но и создавать произведения искусства.

В Историческом музее открылась выставка, посвященная офицерам XIX века

Как так вышло? Президентом Академии художеств был Федор Толстой, лейтенант флота. Как раз с его медальонов на события Отечественной войны 1812 года начинается экспозиция. А одним из основателей Общества поощрения художеств стал генерал Матвей Дмитриев-Мамонов, который привлекал к искусству военных и гражданских. Его атмосферный рисунок в технике литографии (печатание с плоской поверхности камня) передает дух военной подготовки к сражению под Лейпцигом.

Если эти вещи из собрания музея можно увидеть в любой момент, то остальные экспонаты — из частного собрания — демонстрируются впервые. Например, галерея портретов императора Александра II, созданная его телохранителем Карлом Кохом.

- Однажды он спас императора от покушения в Летнем саду, вследствие чего стал начальником личной стражи: отныне свою жизнь на улице Александр II доверял только ему, — рассказывает один из организаторов выставки, коллекционер Константин Журомский. — Но 13 марта 1881 года, при теракте народовольцев, Кох не уберег императора, был контужен, долго болел.

Александр III позволил ему вернуться на службу и разрешил из-за разбитой головы носить фуражку, а не положенную по статусу каску. На фоне контузии у Коха обнаружилась способность к ваянию — он стал скульптором. Испытывая муки совести из-за того, что не спас Александра II, мастер до последних дней делал скульптуры членов императорской семьи.

Терракотовые и белоснежный бюсты Александров II и III из коллекции Журомского — авторства Коха.

Еще публике впервые показываются акварели с гусарами на лошадях Александра Сафонова. Рисовать и лепить его научил отец, который изучал скульптуру в Николаевском кавалерийском училище у знаменитого мастера Николая Либериха, ученика Петра Клодта. В общем, школа у Александра Сафонова была не абы какая, что чувствуется по его работам (скульптурным и живописным).

Свои работы Сафонов создал на фронтах Русско-японской войны, где был строевым офицером.

Акварели (находятся в собрании Алексея Егорова) во время Первой мировой войны Сафонов преподнес Николаю II. Вместе с прошением — отправить его на фронт как военного корреспондента. Император картины купил, а на прошение ответил так: «Если хочет — пусть едет, но за свой счет». Художник и поехал, много лепил, писал, а как-то раз бросил кисть и в нужное время возглавил операцию. За что получил орден Святого Владимира 4-й степени. Узнав об этом, Николай II решил загладить свою некорректность и наградить Сафонова еще одним орденом Владимира, но уже 2-й степени.

Кстати, эскизы подносных полковых подарков, выполненные скульптором Николаем Либерихом, тоже одолжены из частного собрания. По этим эскизам из серебра и бронзы создавались произведения в единственном экземпляре, в офицерской среде было принято дарить такие на особые случаи.

Еще из интересных экспонатов — посмертная маска Николая I работы Клодта, шашки с гравировками драгунских офицеров и модель памятника императору Петру I Ивана Шредера... Таких побед офицеры русской армии достигли на полях культуры.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27226 от 11 октября 2016

Заголовок в газете: Телохранитель стал скульптором