Вахтанговский театр в спектакле "Наш класс" представил страшный урок истории

Состоялась первая в России постановка пьсы Слободзянека об отношении поляков к евреям во время Второй мировой

18.10.2016 в 18:35, просмотров: 7233

На Новой сцене Вахтанговского театра сыграли премьерный спектакль с вполне мирным названием «Наш класс». Школа, уроки, перемена, однако более страшного урока истории, пожалуй, я давно не видела. Пьеса Тадеуша Слободзянека о самой позорной странице Польши — отношении поляков к евреям во время Второй мировой войны. С подробностями с премьерного показа — обозреватель «МК».

Вахтанговский театр в спектакле

В Москву на премьеру приехал сам автор Тадеуш Слободзянек. Такой крупный, под два метра мужчина в очках и черном строгом костюме. С ним жена, удивительно похожая на балерину Илзе Лиепу. Он строг и требователен к театрам, вознамерившимся ставить его пьесу: разрешит к постановке только после просмотра записи репетиций. Театр запись предоставил, рабочий материал драматурга устроил. И теперь его «Наш класс» — первая постановка в России пьесы, которая с 2008 года идет в тридцати театрах мира, — успех везде. Последняя состоялась совсем недавно в Токио.

И вот сценическое пространство с весьма аскетичной декорацией Александра Боровского, мастера минимализма. Только десять школьных досок, на которых белым мелом выведены имена — Зоська, Рахелька, Абрам, Якуб, Менахем, Рычек, Дора, Зигмунд и так далее… — и даты рождения и смерти вплоть до 2003 года. Но двое закончили жизнь в 41-м и 42-м. Кто эти ребята? Как погибли — сами или помогли?

А вот и они — мальчики и девочки, все маленькие, отчаянно юные, легкомысленные. Впрочем, возраст, с которого начинается наше знакомство с ними, не определен — разные этапы от первого звонка, первой влюбленности переходного возраста до зрелости и старости. У одних — добропорядочной, у других — бесславной и позорной. Слободзянек написал историю всего одного класса из маленького городка, который точно зеркалил жизнь целого поколения и страны накануне и во время войны. Это зеркало жуткое и страшное, потому что правдивое. А правда — это больно.

Ничего не придумано, не преувеличено: кто читал историю или интересовался, знает, что с еврейским вопросом в Польше дело обстояло весьма не просто и трагично. С одной стороны, здесь традиционно было самое большое количество евреев в Европе, в Варшаве целые кварталы заселены евреями разных сословий и достатка — евреи-врачи, евреи-адвокаты, артисты, ювелиры, работяги. А с другой... Вот эта другая сторона прописана у Слободзянека в историях героев, рассказанных ими самими же.

Еще нет войны и в помине, еще все вместе играют, мальчишки влюбляются в девчонок, танцуют с ними — по Рахельке страдает Рысек, а над ним все смеются. Все, кажется, неплохо, но национальный вопрос... «Прошу поляков читать молитву. Только поляков». Четыре юных поляка, усевшись один за одним на табуретках, нудно повторяют за ксендзом слова.

Один из десяти — Абрам — уезжает с родителями в Америку и шлет из-за океана своим одноклассникам письма, совершенно не зная, что с приходом немцев началось в его родном городке и как некоторые из его друзей превратились в... палачей. Даже своих возлюбленных… Именно их руками пишутся доносы администрации сначала Красной Армии, а с приходом немцев сжигаются евреи в сарае.

фото: Михаил Гутерман

Из маленьких историй, монологов и диалогов маленьких людей режиссер Наталья Ковалева (бывшая актриса любимовской «Таганки», ныне педагог сценической речи Щукинского училища) выстраивает объемное действие. Как вихрь проносятся несколько жизней, слитых в одну. Люди до и после. Люди, стоящие перед выбором: предать или остаться человеком? Отнять, чтобы разбогатеть, или отдать, чтобы кого-то спасти? Кто трус, а кто герой? Сложные жизненные испытания проходят не все, и каждый, даже безобидный, становится участником или свидетелем нравственного выбора семидесятилетней давности.

Текст Слободзянека мощный, и постановщикам удалось очень хорошо уловить его нерв, его боль. Режиссер в структуру спектакля ввела элементы пластической хореографии — они фиксируют острейшее эмоциональное состояние героев или ситуации, в которой они оказались. Интересно следить за судьбами десяти героев, трое из которых будут забиты и убиты в начале войны. Конкретные истории как фундамент большого здания под названием жизнь.

Десять молодых вахтанговцев три года работали над этим великим текстом. И можно смело поздравить тех, кто до «Нашего класса» имел лишь небольшие роли, эпизоды в шумных спектаклях Вахтанговского. А здесь каждый получил шанс и блестяще его исполнил. Это Юрий Поляк, Владимир Логвинов, Эльдар Трамов, Максим Севриновский, Полина Кузьминская, Владимир Шульев, Алексей Гиммельрейх, Дарья Щербакова, Ксения Кубасова...

«Наш класс в 14 уроках истории» от Слободзянека сегодня как никогда актуален для России, где все чаще вопреки фактам, очевидным и обоснованным, предпочитают мифы.