Писательница Алиса Даншох зовет с собой в путешествие по Флоренции

«Я хоть на симпатичных женщин посмотрел, а то всё мясо и мясо»

25.05.2017 в 19:12, просмотров: 3545

Творчество Алисы Даншох весьма разнопланово: после ставших популярными «Кулинарных воспоминаний счастливого детства» и истории «Не совсем святого семейства из Серебряного переулка» в свет вышла уже пятая книга, в основу которой легли культурологические эссе о Флоренции — городе, который стал ярким эпизодом, или даже целой главой, для многих представителей отечественной культуры — от Фонвизина и Достоевского до Бродского и Андрея Тарковского. Посмотрим же на Флоренцию глазами Алисы Даншох.

Писательница Алиса Даншох зовет с собой в путешествие по Флоренции
Фрагмент флорентийской мозаики.

Во-первых, книга «Флоренция. Вид с холма» совершенно не напоминает расхожие байки о городе и похождениях известных людей в нем — то, что вам без затей выложит любой экскурсовод бессмысленной скороговоркой, от которой хочется спать. Ее содержание автор в прямом смысле пропустила через себя — писательница, подобно художникам, живо (хотя и документально) представила былые и современные образы великого города, пребывающие словно во временном релятивизме: лица людей из прошлого и настоящего плотно и сиюминутно перемежаются, делая искусствоведческое путешествие необыкновенно живым и насыщенным.

И пусть о Флоренции написаны сотни исследований, больших и малых: всегда побеждает живая жизнь, живая вода, естественный, непринужденный взгляд и легкий (хотя и ответственный) язык. Каждая башенка, каждый мостик, имея свою историю — где-то трагичную, а в чем-то анекдотичную, — перерастают на страницах книги Алисы Даншох в настоящий гимн архитектуре как великому искусству. Нет, она не сыплет направо-налево архитектурными терминами, но вкладывает в постройки столько огня и очарования, даже трепета, что каждый кирпичик (и не важно, сколько этому кирпичику лет) обретает смысл...

Взять вон хотя бы известную башню Маннелли — наглядного участника флорентийского Сопротивления во время Второй мировой войны. Пройдешь мимо — так среди прочих красот Флоренции и не придашь ей значения. Но в книге за нее цепляешься, воображая (а повесть Даншох именно что подстегивает воображение в отличие от унылых туристических справочников!) «партизанскую деятельность» башни и подвиги антифашистов... Бежишь по страничкам и уже не различаешь — где герои люди, а где здания, переулки, мостики, башенки, — все они мгновенно оживают: будь то легенда о юноше-кабанчике (бронзовая скульптура которого стоит на рыночной площади) или история так называемого Английского кладбища с крайне многонациональным «населением».

Архитектурные изыски гармонично дополняются самыми неожиданными сведениями о Флоренции, как то: массовые болезни, лихорадки или, скажем, «коровье бешенство», подвергшее испытанию мясной бизнес во Флоренции в начале уже нашего, XXI века. «Под нож пошли тысячи ни в чем не повинных животных, и флорентийскому бифштексу был нанесен смертельный удар». Каково? И дальше рассказ уже льется из уст простых людей — лавочников, мясников, которые с удовольствием отвешивают чисто итальянские комплименты, вроде «я хоть на симпатичных женщин посмотрел, а то всё мясо и мясо». Или сказ про то, как мясник Дарио подверг допросу своего поставщика: где проживало животное, каким характером обладало. «Выбранная для бифштекса половина туши должна три недели дозревать в холодильнике до нужной кондиции». И все только для того, чтобы удивить гостя...

Вино, мясо, помидоры, яблоки — любой объект становится под пером Даншох вполне себе самостоятельным героем, выкинь любой — и вся история Флоренции тут же развалится. Какая Флоренция, например, без вина?

Но самая смачная часть флорентийской повести Даншох — это, конечно, исторические личности, появляющиеся на страницах неожиданно, украдкой, что только сильнее действует на воображение и веру в достоверность сказанного. Будь то перипетии с Достоевским, сбегающим от должников, или искания Петра Ильича Чайковского, пишущего «Орлеанскую деву».

Итак, в путешествие!