В музее Марины Цветаевой выяснили, что общего у барышни с хулиганом

Маяковский временно поселился у Цветаевой

03.09.2018 в 16:35, просмотров: 2196

В дни памяти Марины Цветаевой в ее мемориальном музее открылась выставка, сопоставляющая двух поэтов: Цветаеву и Маяковского, на первый взгляд абсолютно не сопоставимых. Прием оказался плодотворным, и потому можно предположить скорое появление его инкарнаций в других музеях.

В музее Марины Цветаевой выяснили, что общего у барышни с хулиганом

Соорганизатором выставки стал музей Маяковского, а также РГАЛИ, где сохранилась книжечка Владимира Маяковского «Как делать стихи». К слову сказать, оба автора были настоящими трудоголиками стихосложения, и это не единственное, что их объединяло. Был эпизод, когда в конце 1920-х годов пустили слух о смерти Анны Ахматовой в Петербурге. Маяковский первым добрался до истины и развеял эту ложь. Цветаева всегда помнила это и посвятила Маяковскому строки, ставшие заглавием выставки: «Здорово, в веках Владимир!».

Герои выставки раскрывают свой внутренний мир через предметы. Среди них — Библия, доставшаяся Маяковскому от отца, черновики Цветаевой (где виден мучительный процесс работы), платье, в котором Марина Ивановна ездила в Прагу, и гигантского размера манжета поэта-великана. Предметы распределены по категориям (общим числом 15), главные из которых: «Бог», «История», «Пушкин», «Революция», «Любовь», «Творчество» и «Смерть». И Пушкин в этом ряду — обязательная категория. И хотя Цветаева посвящала ему свои важнейшие работы, а поэт-бунтарь, наоборот, — пытался скинуть Пушкина «с корабля истории», тем не менее когда Владимира Маяковского спросили, читает ли он Пушкина, он ответил, что НЕ читает, потому что знает все творчество Александра Сергеевича наизусть. И это было чистой правдой.

Для того чтобы зрители поняли что-то новое о двух поэтах-современниках, авторы экспозиции (кураторы Мария Степанова и Галина Антипова, художник Василина Харламова) сделали нарочито аскетичный ход, который граничит с упрощенностью, но не скатывается в нее. Кураторы положили по одной паре предметов, принадлежавших двум поэтам, в одно окошко — освещенную прямоугольную нишу. Каждая ниша имеет свое название и табличку с текстом. И все. Есть предваряющий зал, где наглядно, с помощью только одной пары экспонатов, демонстрируется вхождение двух персонажей в сферу поэтического творчества через живопись (в случае с Маяковским) и через музыку (Цветаева).

Есть и финальный раздел в отдельном зале, который посвящен творческому самопожертвованию. Раздел получился неожиданно эмоциональный, особенно учитывая сдержанную, несколько отстраненную манеру подачи материала в основном разделе. Хотя главные экспонаты (всего одна пара предметов) ждут зрителя именно в этой комнате. В комнате, стены которой испещрены сбивчивым машинописным текстом, где одна строка налезает на другую и смыслы смешиваются, представлены статуэтка Жанны д’Арк, которая принадлежала Марине Цветаевой, и прижизненное издание Маяковского, на обложке которого фамилия автора и слово «человек» образуют крест.

Еще большей неожиданностью стала сама квартира Цветаевой, которая преобразилась после реконструкции, а также в результате нового осмысления мемориального пространства руководством музея. На стенах теперь вообще нет привычных музейных табличек — с типологией предметов, материалом, датами и пр. При желании можно пообщаться с научными сотрудниками или изучить интерактивный экран. Зато вещи начинают жить своей жизнью, без формализации. Кроме того, белый цвет стен (оригинальные обои в доме не сохранились) гармонизирует среду в качестве единственно возможного знаменателя современности. Он же подчеркивает уникальность каждого предмета, дополняющего живую атмосферу дома. Учитывая печальную судьбу цветаевской квартиры и ее обстановки, воссоздание уютного и одухотворенного жилища, в которое хочется вернуться, стало настоящим музейным завоеванием.