Актер Селим Байрактар отточил походку евнуха для съемок в кино

Владимир Вдовиченков снялся в татарском фильме о мистической рыбе

28.04.2019 в 15:01, просмотров: 2671

В эти дни в Казани проходит XI Международный экономический саммит «Россия — Исламский мир: KazanSummit2019». Чтобы подкрепить его культурной составляющей, с осени на весну перенесли XV Казанский международный мусульманский кинофестиваль, куда съехались представители все еще экзотических для нас кинематографий — Непала, Йемена, Бангладеш — и более знакомых: Ирана и Турции.

Актер Селим Байрактар отточил походку евнуха для съемок в кино
Фото пресс-службы КМФМК

Для женской и самой привлекательной части зрителей — в национальной одежде, хиджабах, — самым дорогим гостем стал турецкий актер Селим Байрактар. В детстве с родителями он покинул родной Ирак. У него богатая биография в театре и кино, но у нас он известен по роли евнуха Сюмбюль-ага в турецком сериале «Великолепный век». Сейчас он работает в театре Анталии и вовсю готовится не только к ближайшим спектаклям и фильмам, но и занимается заготовками на будущее.

«Книги дают неисчерпаемый запас знаний, — рассказывает Селим, — но нужны и другие навыки. Год назад я научился стоять на руках. В этом году освоил езду на одноколесном велосипеде. У современных актеров часто нет времени на то, чтобы тщательно подготовиться к роли, особенно в сериалах. Так что чем больше у вас в запасе умений, тем быстрее вы вживетесь в роль и приступите к съемкам». «Великолепный век» он посмотрел целиком и даже пересматривал некоторые серии, чтобы избежать в дальнейшем ошибок. «Мне надо было сделать достоверной походку моего героя. А это не так просто. Ведь он же был евнухом, прошел в детстве болезненную процедуру, после которой невозможно сохранять свободный и размашистый шаг. Мне понадобилось время, чтобы освоить его походку. Пришлось проштудировать первую серию, в третьей — не допустить неточностей». В зале даже возникла стихийная дискуссия по поводу того, кто такой евнух, а заодно и кто такой кастрат.

Фото пресс-службы КМФМК

Приехал в Казань и классик киргизского кино, народный артист СССР, кинорежиссер Болотбек Шамшиев, чтобы представить экранизацию повести «Белого парохода» Чингиза Айтматова 1975 года. Сценарий написал сам Айтматов. В Татарстане родилась мать знаменитого писателя — Нагима Абдувалиева. Шамшиев вспоминал, как когда-то приезжал в Казань с сестрой и сыном Айтматова.

А правнук литовского художника и композитора Микалоюса Чюрлёниса Рокас Зубовас приехал, чтобы рассказать о своем предке. Он участвовал в вечере «Я полечу в далекие миры», где исполнил произведения знаменитого прадеда. Представили и фотографии Чурлёниса 1905 года, сделанные им в Анапе еще до встречи с будущей женой Софией. Было тогда Чюрлёнису 30 лет, и он к тому времени стал успешным композитором и живописцем. Представили в Казани фильм «Письма Софии» британского режиссера Роберта Маллана о последних годах жизни Чурлёниса, его взаимоотношениях с женой и писательницей Софией Кимантайте. Роль своего прадеда сыграл Рокас Зубовас, а роль Софии — актриса Мария Коренкайте, тоже приехавшая в Казань.

Лариса Удовиченко открыла ретроспективу Станислава Говорухина и вспомнила о том, как сыграла роль Маньки-Облигации в его картине «Место встречи изменить нельзя». Началось их знакомство раньше, когда на Одесской студии в начале 70-х Говорухин снимал «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо». Тогда еще школьница, Лариса сыграла небольшую роль, привела на премьеру свой класс. Но сцену с ее участием Говорухин вырезал. «Меня пригласили на роль Синичкиной в «Место встречи изменить нельзя», — рассказала Удовиченко. — Но она показалась слишком правильной и неинтересной. Я сказала, что хочу сыграть Маньку-Облигацию. А Говорухин ответил: «Ты дура, что ли? Посмотри на себя. Ну какая ты Манька?!» Я вернулась в Москву и получила телеграмму, в которой сообщалось, что меня утвердили на роль Маньки-Облигации. Боже мой, как я перепугалась! Роль я выучила, а как играть — не знала. Накануне съемок Говорухин посоветовал повеселиться, чтобы выглядеть с утра слегка помятой. Я поручение выполнила и пришла еле живая. После выхода фильма меня стали узнавать и шутили по поводу того, как надо правильно писать: Облигация или Аблигация…»

фото: Светлана Хохрякова
Режиссер из Сирии Альмоханнад Кальсун.

Дни сербского кино были представлены несколькими картинами, которые как всегда богаты черным юмором. Представляла документальную короткометражку «За гранью рассудка» и режиссер из Боснии и Герцеговины Милана Майар. А потом началась сверхгорячая дискуссия. Режиссер рассказывала, что прожила 10 лет в Сирии, поскольку ее муж родом оттуда, но некоторые зрители усомнились в том, была ли она там вообще. Им показалось, что она воспользовалась хроникой в Интернете, как теперь часто делают. Картина рассказывает о сирийской семье, распавшейся после начала войны. Сыновья и дочь покинули страну. Потом за ними последовала 65-летняя мать. А кто-то из родных остался в разоренном доме. «МК» довелось пообщаться и с сирийскими кинематографистами, которые уверяют, что жизнь у них налаживается, и кино снимать можно.

В конкурсе участвовал азербайджанский «Гранатовый сад» Ильгара Наджафа — впервые за многие годы по-настоящему яркая картина этой страны, рассказывающая о том, как мужчины уезжают на заработки в Россию, оставляя жен и детей навсегда. В таджикской «Теснине» Мухиддина Музаффара речь идет о семье маленького мальчика, отец которого тоже работает в России, а сам ребенок страдает от того, что ему не сделали обрезание. Татарстан представлен «Байгалом» Илдара Ягафарова — кино большого стиля о мифической рыбе, где одну из ролей, видимо, для привлечения публики не только в Татарстане, сыграл Владимир Вдовиченков.

Владимир Битоков — ученик Александра Сокурова из Кабардино-Балкарии — представил свой успешный дебют «Глубокие реки», после которого у него нет работы, и он вынужден зарабатывать на жизнь чем придется. Первый киргизский мюзикл «Песнь древа» Айбека Дайырбекова снят в копродукции с Россией. Все события происходили в жизни прадеда режиссера, отдавшего свою голову в буквальном смысле слова (ее отрубили) ради спасения семьи. Причем происходило все в тех же местах, где снимался фильм. В массовых сценах снимались жители.

Кадр из фильма "Песнь древа"

Мусульманское кино — самобытное и не обязательно религиозное. Главное, чтобы оно отвечало заповедям, по которым должны жить люди, — в мире и согласии.

Сирия: угроза большой войны. Хроника событий