В своей первой оперетте Укупник поженил Ромео и Джульетту

Шекспир был прав: смерть им к лицу

21.06.2019 в 17:25, просмотров: 5816

Известный поп-певец, композитор и продюсер Аркадий Укупник дебютировал с масштабным театральным проектом — его мюзикл «Ромео vs Джульетта. ХХ лет спустя», который представила публике «Московская оперетта». Либретто Карена Кавалеряна основано на давней мечте всех поклонников повести, печальнее которой нет на свете: а вот бы они остались живы! И вот вам пожалуйста — Ромео и Джульетта не умерли. Они поженились.

В своей первой оперетте Укупник поженил Ромео и Джульетту
Фото: Анна Леонтьева

Итак, Ромео (Василий Ремчуков) и Джульетта (Анна Лукоянова) бежали в Геную. Ромео устроился на работу контрабандистом и по совместительству рэкетиром на местном генуэзском базаре. Работа нервная, а потому он поседел, стал выпивать, да еще и изменяет своей Джульетте с певичкой Кармелой (Анна Голубева). В Джульетту безнадежно влюблен местный Дож (Максим Катырев) — интересный мужчина, и тоже с благородной сединой в волосах. Дочь Ромео и Джульетты — Виолетта (Мария Иващенко) влюбляется в сына Париса — Франческо (Дан Розин), патер Лоренцо в исполнении Михаила Беспалова (и как он-то здесь очутился?) их венчает. А рулит всем этим сам Уильям Шекспир, который призван доказать, что любовь никогда не умирает.

Ничего не напоминает? Да все, что только можно. Сам Эндрю Ллойд Уэббер, вдохновленный фантастической прокатной судьбой своего шедевра «Призрак оперы», написал продолжение под названием Love Never Dies («Любовь никогда не умирает»), с треском провалившееся на Бродвее. Там тоже была предпринята попытка альтернативного развития хрестоматийного сюжета: Кристин остается с Призраком и… И все плохо. И у Кристин, и у прогоревших продюсеров. Но это далеко не все.

Тут витает и опера Верди «Симон Бокканегра», действие которой происходит в Генуе, а герой ее — корсар. И россиниевский «Севильский цирюльник» — сиквел «Женитьбы Фигаро», в которой некогда влюбленный Альмавива неверен своей жене. И фильм «Ирония сульбы-2», в котором дети повторили судьбу своих родителей. Здесь даже прямые цитаты имеются: в финале мюзикла Джульетта произносит культовую фразу «Поживем — увидим». И французский мюзикл «Ромео и Джульетта», шедший на этой же сцене, где всем рулила Королева Маб. …Обилие цитат, псевдоцитат, аллюзий, параллелей в либретто поддержано таким же набором узнаваемых средств в музыке.

Оркестр под управлением Константина Хватынца играет лихо и энергично. Хит следует за хитом. Короткие текстовые связки — и вот уже новый шлягер в стиле поп. Музыка, кстати, красивая, мелодии яркие, ритмы бойкие (даже переменные метры встречаются), характер разнообразный, насколько вообще возможно разнообразие в поп-музыке. И — ошеломляющее ощущение вторичности, узнаваемости, микроцитирования. Не успеешь поймать знакомый оборот, как за ним следуют все новые и новые. И все они такие же старые. Это и есть законы поп-музыки, которая — как еда в фастфуде — должна быть узнаваема на вкус. И ни в коем случае ничего неожиданного — биг-мак обязан иметь вкус биг-мака. Ты его предвкушаешь — и ты его проглатываешь.

Фото: Анна Леонтьева

Декорации Вячеслава Окунева — фрагменты генуэзской крепости — впечатляют. Костюмы — просто роскошны. И только два элемента как будто влетели сюда из другой эстетики. Прежде всего хореография Ирины Кашубы, которая, как всегда у этого балетмейстера, гораздо больше, чем танец: не только изобретательна и индивидуализирована, но и насыщена смыслами и сильными образами. Великолепно сделан, например, пластический эпизод в кульминации перед финалом, где толпа поднимает над собой фигуры Ромео и Джульетты из прошлого. То есть из настоящей трагедии Шекспира. Второе — прекрасно сыгранные разговорные диалоги. И это особенно круто, потому что диалоги здесь рифмованные, что легко могло привести к пафосу или к пародии на старые экранизации Лопе де Вега.

Фото: Анна Леонтьева

Режиссер Алексей Франдетти, прочувствовавший и реализовавший в полной мере заказ на поп-шоу высокого класса, сумел «протащить» в спектакль органичность и естественность существования артистов на сцене. В сочетании с прекрасным вокалом, который демонстрируют все участники мюзикла, и это создает ощущение крепкого актерского ансамбля.

В эпилоге Шекспир (Александр Бабик) объясняет, для чего он все это затеял. Впрочем, мы и так поняли. И, как ни крути, перспектива ссор, взаимных претензий, склок, раздражения, измены, ревности, попытки убийства — совершенно не идет паре, ставшей для мира эталоном беззаветной и чистой любви. А поэтому, посмотрев новый спектакль в «Оперетте», невольно думаешь: как хорошо, что они все-таки умерли. Как прав был Уильям наш Шекспир!